ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У дверей в служебные помещения столпилась большая группа слуг – человек десять, не меньше, – с ужасом наблюдавших за происходящим. И именно в тот момент, когда, скользнув по ним равнодушным взглядом, Виктор уже готов был переключиться на что-нибудь более интересное, из двери – вероятно, на шум – вышел кряжистый рыжий мужик с картофелеобразным носом и толстогубым ртом.

«Ё-мое! – подумал Виктор с удивлением, имея в виду совсем не своего друга Ё. – Это же…»

Выходило, что первую часть своего плана он все же выполнил. Получалось, что запланированная им с утра встреча с Яршем Рыжим все-таки состоялась – нелегкая занесла таки Виктора к Яршу в ресторан, но именно затем, чтобы быть здесь арестованным. Увы, встреча была мимолетна и прошла совсем не так, как задумывалась, но зато неожиданно принесла Виктору чудное открытие.

«Интересно, – с грустью подумал он. – У нас что сегодня, день встречи ветеранов?»

Дело в том, что Рыжего, на самом деле рыжего – «Уж не под гегх ли он косит?» – Ярша Виктор знал давно. Джейкоб Фридлендер был завербован в Легион не без помощи Виктора в 1935 году, в Сан-Франциско. А сейчас Джейкоб смотрел на то, как Виктора арестовывают флотские коммандос, но узнал ли Яков Дэна Бергера – ушлого коммивояжера из Восточного Бронкса или нет, знать Виктор не мог.

В конце концов, десантники решили проблему самым тривиальным способом. Обыскали обмякшее тело полковника Варабы и, естественно, ничего предосудительного не нашли; затем надели на него ручные кандалы, взвалили на плечо одного из бойцов и отнесли в бронированный аэромобиль десанта, дожидавшийся их на парковочном поле ресторана. В течение следующих трех часов «не приходящего в сознание» верка Гарретских Стрелков сначала доставили на «Пятак» – базу флота в пригороде Тхолана со смешным названием «Веселый поселок», – а затем на транспортном челноке на орбитальную базу Форт Б – Виктор успел прочесть выписанное золотом на стене пещеры название, – и, наконец, снова на руках в камеру-одиночку.

Семьдесят лет назад Форт Б являлся штаб-квартирой главного командования космических сил метрополии, и Виктор не нашел резонов к изменению статуса базы. Отметив этот интересный факт, он приказал себе заснуть.

Проснулся он не скоро. Не то чтобы его не пытались будить. Пытались, и неоднократно. Но Виктор решил «со следствием не сотрудничать». Во всяком случае, пока, и продолжал спать, а гуманные его тюремщики – «В принципе хороший знак!» – экстремальных способов провести побудку не предпринимали. Однако, как было замечено давным-давно, «сколько веревочке ни виться…», пришлось и Виктору во благовремении пробудиться, с естественными в данной ситуации вопросами: «Что это было?» и «Где я нахожусь?»

Жаль, что разведчиков и шпионов редко выставляют на престижные театральные и кинопремии. За сцену «пробуждение в узилище» Виктор, несомненно, получил бы своего Оскара, но этот маленький шедевр так и остался неизвестен широкой публике. Оно, может быть, и к лучшему, не все ей, широкой публике, надо видеть, а все-таки жаль.

Следующие три дня его допрашивали дознаватели флотской контрразведки. Надо отдать им должное, допросы проводились в высшей степени корректно и соответствовали уставу и нормам, принятым для старшего и высшего командного состава. И это обнадеживало.

– Предъяви обвинение! – хмуро потребовал полковник Вараба на первом допросе.

– Если вы вспомните устав, господин полковник, то, несомненно, вспомните и то, что я не обязан предъявлять вам никакого формального обвинения. – Старший дознаватель в чине штаб-майора был безукоризненно вежлив и невозмутим.

«Полковник», – отметил Виктор.

– Тогда покажи приказ, – процедил сквозь зубы взбешенный полковник Вараба.

– Прошу вас, полковник, ознакомьтесь и распишитесь. – Дознаватель выложил перед Варабой планшет мобильного вычислителя с выведенным на экран текстом приказа, подписанного начальником штаба флота метрополии.

– Ну? – спросил Виктор, ознакомившись с документом, не содержащим даже намека на причины ареста, и подписавшись в графе «Ознакомлен».

– Когда и при каких обстоятельствах вы были завербованы ратайской разведкой? – спросил дознаватель, с интересом рассматривая Варабу.

– Щенок! – заявил аназдар. – Ты сначала определись, полковник я или подозреваемый, а потом задавай свои идиотские вопросы.

Дознаватель не обиделся.

– Будем считать, что пока, – он выделил слово «пока» специальным ударением, – вы полковник. Итак?

– Что именно итак? – оскалился полковник Вараба.

– Когда вы были завербованы ратайской разведкой, господин полковник? – Дознаватель был безмятежен, как летнее небо.

– Пошел ты! – ответил ему Вараба в свойственной ему манере, и колесо закрутилось.

Три дня его расспрашивали о службе, знакомых, малознакомых и совершенно незнакомых людях, о биографии и семье, время от времени задавая все тот же сакраментальный вопрос о вербовке. Но не прессовали и ментальное зондирование не проводили. Даже не пробовали, и ясно почему. У верка Гарретских Стрелков стояли в башке такие «запоры», что никакой контрразведке – хоть аханской, хоть ратайской – их не сбить. Печати ставили на императорском Камне семьдесят лет назад. И где теперь тот император и тот оператор Черных Камней?

Но с другой стороны, Виктор никак не мог понять, в чем тут интрига. Допросы не фикция, это было и ежу понятно, тем более такому волку, как Виктор. Содержание вопросов с высокой степенью достоверности указывало на желание контрразведки понять, тот ли он, за кого себя выдает. И более того, создавалось впечатление, что дознавателей интересует не только он, Вараба, сам по себе, но и вся их команда в целом. При этом один член команды, по-видимому, интересовал контрразведку – или тех, кто за ней стоял – гораздо больше других. К удивлению Виктора, этим кем-то была Лика. Все это настораживало и наводило на размышления, но более точной – не говоря уже об исчерпывающей – информации у него не было. Он даже не знал, один ли он арестован, или сидят уже все.

Утро четвертого дня ознаменовалось двумя событиями. Во-первых, старший дознаватель попросил Виктора подписать записку, адресованную администрации гостиницы. Записка содержала распоряжение полковника о передаче «посланному им лицу» его, полковника, личных вещей. Покрутив это предложение в голове пару минут, Виктор решил согласиться, и тут его удивил список, который предложил ему подписать штаб-майор. Список этот легко и логично делился надвое. В первую часть попадали всякие приятные для заключенного мелочи, типа нательного белья, трубки или несессера с туалетными и бритвенными принадлежностями, зато во вторую часть входили награды, наградные знаки, парадная форма и фамильный меч.

«А что это должно означать?» – спросил он себя, но ответить однозначно на этот вопрос не смог. Было непонятно, то ли это хороший знак, то ли, напротив, плохой, а в делах такого рода Виктор неопределенности не любил. Впрочем, это были еще цветочки, потому что второе событие этого «условного утра» заставило его не только удивиться, но, пожалуй, даже испугаться. А ведь испугать Виктора было совсем не просто.

Он только что успел подписать записку администратору «Бродяжьего Стана» и начал под аккомпанемент вопросов дознавателя обдумывать ее содержание, когда в кабинете появился новый персонаж. Человек этот был одет в гражданское платье и внешность имел самую что ни на есть заурядную. У него было квадратное невыразительное лицо, с серыми блеклыми и плохо запоминающимися чертами, бесцветные маленькие глазки и сивые коротко подстриженные волосы. Впрочем, фигура у него была мощная. Чувствовалось, что мужик он сильный, даже, пожалуй, очень сильный.

Человек вошел и, не поздоровавшись и не представившись, прошел в глубь кабинета и, также молча, не спрашивая разрешения и вообще никак не реагируя на присутствующих, сел в свободное кресло. И тут Виктор почувствовал, что его то ли знобит, то ли мурашки по коже пробежали, но в следующее мгновение он понял, что это реакция его организма на незнакомца. Спонтанная реакция, опередившая реакцию сознательную. И еще он понял – по голосу, по изменившемуся напряжению лицевых мышц, по ауре, если хотите, – что точно такие же «чувства» к посетителю испытывает и дознаватель.

112
{"b":"18363","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга, открывающая безграничные возможности. Духовная интеграционика
Как избавиться от демона
Три принца и дочь олигарха
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Проклятый ректор
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Родословная до седьмого полена
Тайная история
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses