ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Бывала там? – спросил Йёю, кивнув в сторону храма. Он сел за стол и принял из рук раба костяную чашечку с водкой.

– Нет, – ответила Цо, не вдаваясь в объяснения.

– В молодости я любил подниматься Тропой Спутников. – Йёю поднес чашечку к лицу и втянул ноздрями тонкий запах напитка. Это была виноградная водка с восточного побережья, «Кровь солнца», крепкая, ароматная и чуточку сладкая.

– Я так и думала, – сказала Цо, повторяя его движение. В ее интонации не было иронии. Ирония заключалась в подтексте и… контексте, разумеется.

– Ты умная женщина, – сказал он, сделал маленький глоток и поставил чашечку на стол.

– Благодарю вас, Йёю, – ответила она без тени улыбки. – Ваши слова, как роса в летний день и как луч солнца в день ненастный. Я сохраню их в сердце.

«Да, – решил Йёю. – Я не ошибся. Она играет свою собственную игру».

Он сделал движение кистью левой руки, и столовый раб подал ему трубку и сразу же поднес огонь. Живой огонь, разумеется.

– Ты куришь? – спросил Йёю, сделав первую, самую сладкую, затяжку. «Желаннее женщины, – сказал маршал Йий, – потребнее еды». Ему, вероятно, было виднее. На Суровых холмах полегло семьсот тысяч его солдат. Какая уж тут еда?!

– Ты куришь? – спросил Йёю.

– Да, Йёю, я курю. – Вот теперь она ему улыбнулась.

«Сердце не камень, – подумал Йёю, любуясь Цо и показывая рабу, что следует принести еще одну трубку. – И кровь не вода, и мужчина не рыба. А я уже старик».

«В тактической разведке, – отметил голос разума, – разводят волков и скорпионов. И кто же ты, сладчайшая моя Цо?» К голосу разума следовало прислушаться.

«А что скажете вы, уважаемая?» – спросил он интуицию, но интуиция молчала. Ничего.

Бесшумно ступающий раб принес еще одну трубку и, согнувшись в низком поклоне, подал ее гостье. Цо приняла трубку и стала прикуривать. Процесс прикуривания многое может рассказать о человеке тому, кто готов видеть и принимать увиденное таким, каково оно есть. Йёю с непритворным интересом пронаблюдал за тем, как изящно женщина выполняет «три шага к тихой радости», и вынужден был признать, что у Цо красивый рот, а ее губы двигаются настолько изящно, насколько позволяет их природа. Он сделал движение кистью левой руки, и к столу приблизился его личный секретарь.

– С кем мы делим кров? – спросил Йёю, подчеркнув интонацией слово МЫ. Женщина, казалось, не обратила на это никакого внимания, из чего следовало, что она приняла приглашение. Секретарь тоже никак не отреагировал на отданный Йёю приказ, но, несомненно, понял его и запомнил. Закончив отчет, он распорядится приготовить для Цо отдельную спальню.

– Его светлость средний Ё прибыл в «Бродяжий Стан» прошлым вечером, – сказал секретарь. Вероятно, Ё был не единственным именитым гостем в этой, несомненно, лучшей из гостиниц Столицы, но раб великолепно знал свои обязанности и начал с главного. Ё был главной темой недели и соответственно главной достопримечательностью.

– Вот как, – сказал Йёю. – Он путешествует один?

Йёю погасил воспоминание о зеленых глазах и сделал еще один маленький глоток водки.

– Светлый господин Ё прибыл в сопровождении аназдара Варабы, – пояснил секретарь. – Сейчас они находятся на игровом поле. Они поспорили.

– Это может быть любопытным зрелищем, – сказал Йёю, обращаясь к Цо, и затянулся.

– Хочешь посмотреть? – продолжил он, выдохнув дым.

– С удовольствием.

– Включишь проекцию, – бросил он секретарю. – Но сначала продолжи список.

– Князь Ейф, – моментально ответил секретарь. – Адмирал Зжуцайя, адмирал граф By Дайр Ге, граф Тчоуй, герцогиня Аайцс…

– Достаточно, – сказал Йёю и, обращаясь уже к Цо, спросил:

– Слышала о Ё Чжоййю?

– Я его видела. На Йяфт, – ответила лаконично Цо, но Йёю понял, что она знает, о ком говорит. Тем не менее он спросил:

– Что скажешь?

– Он интересный мужчина, – равнодушно ответила Цо. – Но не в моем вкусе. – Она улыбнулась. – Но вот графиня, действительно, производит сильное впечатление.

«Скорпион, – понял Йёю. – Ты, сладчайшая моя Цо, несомненно, скорпион».

– Она тебе понравилась? – спросил Йёю и сделал еще один глоток.

– Да.

– Как женщина или как объект?

– Как женщина. Как объект она никого не интересует, Йёю. – Цо опять улыбнулась. – Их история проверена и подтверждена. В подробностях. – И она улыбнулась еще раз.

– Большего ты не скажешь, – кивнул Йёю.

– Большего я не знаю, – твердо ответила она на незаданный вопрос.

– А что относительно госпожи Нор, как женщины?

– Она красавица и…

– Спишь с женщинами? – спросил Йёю, не дав Цо закончить фразу.

– Нет, – ответила Цо.

– А что так? Не нравится?

– Не нравится.

– Значит, пробовала?

– Естественно.

– Так что ты еще хотела сказать о графине?

– Она красавица, – снова сказала Цо. – И… я думаю, что, если она переживет острый период, графиня нас всех удивит. – Цо не улыбалась. Зато улыбнулся Йёю:

– Ты меня заинтриговала. Но это лишнее. Включить проекцию.

И сейчас же перед ними развернулась трехмерная проекция игрового поля, скрыв от их глаз вид на город и храм.

Его светлость средний Ё забавлялся. Забава была вполне молодецкая, из тех, которые так нравятся молодым офицерам, несущим службу в дальних гарнизонах. Ё, одетый в белые штаны и рубашку, и его соперник, высокий стройный мужчина во всем черном, стояли лицом друг к другу на расстоянии метров в тридцать один от другого. Противником Ё являлся, по всей видимости, тот самый полковник-верк, о котором говорил секретарь. Аназдар Вараба проходил по полицейской сводке семидесятилетней давности как один из погибших вместе с Ё на яхте «Ветер». Йёю не приходилось с ним встречаться раньше, но его лицо мелькнуло пару раз в сводках новостей, так что Йёю его сразу узнал.

Рядом с каждым из игроков стоял стол, на котором были аккуратно разложены метательные ножи разной формы и размера. А метрах в пятидесяти от них стояли мишени. Игра же заключалась в том, что каждый из участников кидал в другого ножи любого типа и в любом темпе. При этом целью состязание было не уклоняться от летящей в тебя смерти, а, поймав ее, метнуть в мишень с максимальной точностью. Соответственно выигрывал не тот, кто уцелел (хотя это и было существенным компонентом победы), а тот, кто вогнал больше чужих ножей в центр своей мишени.

Судя по электронному табло, состязание длилось уже пятьдесят семь секунд, а состояние арсеналов, оставшихся в распоряжении игроков, указывало на то, что дело стремительно приближается к развязке. Темп уже достиг максимума, принятого для игр подобного рода в приличном обществе. Ножи летели с огромной скоростью, но никто из игроков не был ранен, и штрафных очков – не взятых с лета ножей – не было ни у того, ни у другого. Ё метал свои ножи левой рукой, а правой ловил ножи полковника и посылал их в мишень. Верк работал одной рукой, левой, демонстрируя великолепные технику и скорость реакции. Он оказался настоящим мастером-виртуозом.

– У аназдара гвардейская подготовка, – сказала Цо. – Думаю, что и в точности он опережает его светлость.

«Да, – согласился с женщиной Йёю. – Верк владеет уникальной техникой. Школа Гарретских Стрелков всегда славилась именно техникой использования метательного оружия».

Итак, свистели ножи, игроки улыбались, довольные жизнью, их руки работали с невероятной скоростью, а точность и выверенность движений напомнили бы о роботах, если бы не особая грация, которая всегда отличает тренированного человека от самой совершенной в мире машины. При всем при том ни один из них даже не вспотел.

«Хорошо быть молодым, потому что старым быть плохо, – подумал Йёю, наблюдая за тем, как последние ножи втыкаются в деревянные мишени. – И как же это вам удалось, господин Ё? И что на самом деле произошло тогда, семьдесят лет назад?»

Аназдар Вараба взял из воздуха короткий с узким лезвием нож и хитрым движением кисти метнул в мишень, вбив по самую рукоятку посередине между пятью другими ножами этого типа, образующими круг.

73
{"b":"18363","o":1}