ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Представьте 6 девочек
Криштиану Роналду
Севастопольский вальс
Скорпион Его Величества
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Ледяной укус
Молочные волосы
Черный человек
Мой любимый демон
Содержание  
A
A

– Но если судить по тому, как ее изображают…

Дорога, как будто подслушав их разговор, свернула, и, подсвеченная желтоватым светом прожекторов, перед ними предстала бронзовая статуя принцессы Сцлафш. Это было уже не первое ее изваяние на длинном и утомительном пути к вершине. Они успели миновать как минимум полтора десятка фигур, выполненных в разной манере и из разных материалов, но неизменно представляющих принцессу писаной красавицей. При этом красота почему-то понималась в духе раннеимперских традиций. Таков был канон, и новая Сцлафш тоже была пышногрудой и широкобедрой. Тем не менее в руке у нее был меч.

Старая головная боль всех аналитиков, пытавшихся, как им и положено от природы, поверить алгеброй логики гармонию древней легенды. Или, говорили они, она была и в самом деле настолько роскошной женщиной, что ночь любви с ней превращала мужчину в ее вечного раба, мечтающего только об одном – еще раз узнать опьяняющее счастье соития с этой божественной любовницей; или она была воином, который дополнил «неполное до совершенного» и превратил толпу из девяноста девяти беглецов в отряд Ста, разгромивший в одиннадцати сражениях всех Львов Ахана.

Йёю перевел взгляд на мозаику. Насколько он не любил бронзовую Сцлафш, стоявшую на шестом повороте, настолько же он любил мозаичное изображение двадцать третьего совокупления. Мозаика была не традиционная, очень древняя – одна из трех оставшихся от первого храма, разрушенного бомбардировщиками Ратай две с половиной тысячи лет назад. Она была выполнена в желтовато-красной гамме и была, несомненно, одной из самых сильных в эмоциональном смысле. Неизвестного художника мало волновали факты и подробности, например, кто (Айне Дровосек? Ну пусть будет Айне) или как (примитивная поза), но вот силу чувств, энергию яростного соития, безумие любовников он передал так, что, по данным Йёю, не проходило и года, чтобы кто-нибудь из паломников не нарушил правил, и не занялся любовью прямо здесь, и прямо в тот миг, когда сила искусства вогнала их в приступ божественного безумия.

Постояв пару минут перед мозаикой – Йёю почти физически ощутил зов напрягшейся от напряженного сопереживания Цо, – они медленно пошли дальше. За поворотом начинался самый длинный на тропе подъем. Прямая, как стрела, лестница «Восемнадцати безумств» взбиралась восемнадцатью маршами на сорокаметровую высоту, завершаясь у подножия беломраморной Сцлафш Торжествующей, держащей в поднятых к небу руках меч и круглый щит. Почти на самом верху лестницы видны были оба Ё, уже почти достигшие конца подъема. Младшая Ё и сейчас сумела удивить Йёю. Согласно самому древнему из сохранившихся канонов дня Приглашений, она была одета в длинный плащ с капюшоном. А разглядев цвет плаща, Йёю от удивления даже приподнял правую бровь.

«Мы все безумцы, – подумал он, не в силах отвести взгляд от темного плаща младшей Ё. – Прав был Первый император, когда сказал, что кровь героев отравлена их мужеством».

Учитывая особенности освещения, плащ, наброшенный на плечи Ё Чьёр, должен был быть кроваво-красным.

«Она девственница!» Йёю представил себе некоторые из последствий начинающегося утра, и у него закружилась голова. Но он преодолел минутную слабость, и ничем не показав ни своего волнения, ни того, что он увидел и понял, начал медленный и торжественный, как предписывали закон и традиция, подъем по лестнице, которая, казалось, вела прямо в небо.

Из всех картин, которые украшали лестницу, он заинтересовался только двумя: неканоническим «Одиноким бдением» – «У меня определенно имеется склонность к анархии, – подумал он с удовольствием, – и вполне традиционным, но наполненным глубоким философским смыслом «Утренним поцелуем». Именно «Утренний поцелуй» вернул его к мыслям о принцессе Сцлафш. В принципе думать о ней предписывали правила паломничества, но Йёю сильно сомневался, что жрецы храма пришли бы в восторг, узнай они содержание его мыслей.

Йёю думал о том, что хотя история принцессы случилась еще в доимперский период, как минимум в двух отношениях ее образ сыграл выдающуюся роль в духовном и культурном созревании империи. Во-первых, думал Йёю, культ Чшарцша'ш получил свою героиню, которая мыслилась в рамках философии Родового Начала как персонификация Безумной Богини. Более того, именно образ принцессы сохранил культ и позволил ему просуществовать так долго. Императоры ведь полагали себя потомками Седого Льва и Сцлафш, хотя в этом и было заключено скрытое противоречие. Потомки двух самых древних и самых знаменитых династий в аханской истории, без сомнения, с полным правом могли претендовать на престол империи. Но, с другой стороны, династия императоров Ахана возникла в результате изнасилования. И в этом, если задуматься, и заключался сакральный смысл империи. Империя есть насилие, возведенное в ранг принципа.

«Об этом стоило бы написать книгу, – решил Йёю. – Написать историю империи, как своеобразную трансформацию истории Сцлафш. Естественно, в метафорической форме, понятной тем, кто прошел путь постижения, и соответственно не способной, в силу сложной иносказательности, обратить мысли плебса к дурному».

А во-вторых, именно проблемы, порожденные двойственностью образа принцессы Сцлафш, стали толчком к разработке совершенно новых техник подготовки танцоров и игроков в Жизнь. Если бы не это, младшая Ё выглядела бы сейчас так же, как выглядят женщины-плебейки, занимающиеся спортом или служащие на флоте: мужеподобные существа с накачанными мускулами и полным отсутствием женственности. Увы, методы, используемые аристократией, слишком сложны, а значит, и дороги.

«Такова жизнь, – подумал Йёю с философским цинизмом. – За все приходится платить. За красоту, за ум, за право прожить длинную жизнь».

Они уже почти достигли вершины подъема, и Йёю понял вдруг, что старость уже заглядывает в его глаза. Нет, он не устал и даже не запыхался. Физически в свои сто сорок два года он был все еще крепок, но вот душевно… Он поймал себя на том, что вопреки твердому запрету, который он наложил на мысли об актуальном, подсознательно все время возвращается к среднему Ё, и место, где они оба оказались сейчас, играет в этом отнюдь не последнюю роль. Это была слабость. Йёю рассмотрел ее с честным вниманием и пришел к выводу, что, во-первых, следует возобновить ментальный тренинг, а, во-вторых, «бегая от солнца, станешь тенью». Нечего делать вид, что ты можешь не думать об этом, если ты все равно об этом думаешь.

Не раз и не два за эти семьдесят лет возвращался он к тому, что произошло тогда. Вернее, не произошло. А еще вернее, случилось так, как случилось.

Он не открыл секрета Ё никому. Даже старый император не знал, какое открытие совершил Йёю на его деньги и его именем. Обычно Йёю долго обдумывал, но быстро делал. Так было и на этот раз. Решение было принято, и Йёю стал искать уместный способ его реализации. Случай открыл перед ним «лазоревые врата», «удача заглянула ему в глаза», и «заря осветила путь». Впрочем, он и сам приложил некоторые усилия к тому, чтобы однажды агент 17—36, собиравший столичные сплетни, сообщил между прочим, что жемчужный господин Ё Чжоййю внял уговорам кавалерственной дамы Эй и согласился подняться на вершину холма Чшарцша'ш. Эй Благочестивая, известная столичная психопатка, но притом женщина влиятельная и неглупая, умевшая извлекать пользу и из своего религиозного фанатизма, и из своих истерических выходок, уговорила среднего Ё «сделать жест, достойный истинного аханского дворянина». Речь шла об обряде дефлорации шестой дочери княгини Яай Тчу, и княгиня – еще одна городская сумасшедшая – желала, чтобы это знаменательное в жизни каждой женщины событие произошло именно в храме, посвященном принцессе Сцлафш, именно в ночь Темной Луны, и именно с одним из первых мужчин Поколения. Ё, несомненно, таковым и был. Более того, он был таким кандидатом в восприемники, о котором Яай Тчу – жена председателя верховного суда империи – могла только мечтать. Чем купила Эй самого Ё, Йею не знал, да и не интересовался. Что-нибудь да предложила. За так такие дела не делаются, особенно на этом уровне. Но между прочим, история была занятная, она демонстрировала, что кликушество тоже может стать инструментом власти. В умных руках, разумеется.

83
{"b":"18363","o":1}