ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Предъяви полномочия! – потребовал он, закончив с представлением.

Не меняя позы, Цо ответила:

– Объявляю, я – Суть, первая четвертая Глаза. Доступ: стальные двери. Ключи: палец – комета – два – меч – лингам – сто – весы – трезубец – три – топор.

– Излагай! – приказал Виктор, чувствуя, что время уходит, а самое главное не сказано.

– А что именно? – растерялась Клава.

– Все! Но коротко! Где работала, как здесь оказалась… Ну! – прикрикнул Виктор, видя, что Клава все еще не включилась.

– Я работала в центре. Иногда разовые задания в колониях, но пятнадцать лет назад открылась возможность заменить выпускницу академии… у меня были все данные, кроме возраста. – Цо спешила, понимая не хуже Виктора, что игры кончились. – Карл вывез меня куда-то – там все было очень спешно и секретно – и… в общем, там был Черный Камень, и…

– Стоп! – снова сказал Виктор, чувствуя, что берет след. – Тебе делали полное омоложение?

– Да. А что?..

– Помолчи! В Саркофаге?

– Да. – Клава не понимала, к чему он клонит. Она просто не знала всего.

– Саркофаг был на крейсере?

– Пожалуй… да. Скорее всего, это был крейсер, но мне ничего не сказали.

– Хорошо. Кто был оператор?

– Не знаю.

– Не видела?

– Нет.

– Дальше!

– Дальше было внедрение, а потом… потом переворот.

– И тебя?..

– Не знаю. Может быть, не нашли? Они ведь не всех нашли… Меня – нет. Наоборот, на второй день после переворота перевели в Башню. Значит…

– Это-то понятно. Верят тебе… Постой! Что значит не всех? Есть еще кто-то?

– Да. – Клава помялась.

– Тебе мало моего допуска? – Виктор не верил самому себе. Это была совершенно невероятная удача, если, конечно…

– Да, – ответила Клава.

Виктор усмехнулся.

– Добре, – сказал он. – По праву получившего полномочия. Доступ: серебряные двери. Ключи: трезубец – семь – лингам – уста – девяносто два… Ну и хватит с тебя, или и власти первого второго недостаточно?

– Достаточно, – потрясенно прошептала Клава. – Значит, Легион жив?

– Быстрее, твой хмырь идет, – прошипел Виктор, увидевший сквозь клубы пара Макса и Йёю, неторопливо шедших к ним.

Цо увидала тоже и, усмехнувшись, откинулась на подушки.

– Остров Дубовый, – сказала Цо с полуулыбкой. – Ресторан Ярша Рыжего, Ярш – первый второй Желудка. Вы невыносимы, полковник… или я просто не умею разговаривать с гвардейскими офицерами.

– Нет, сахарная моя, – хищно осклабился аназдар Вараба. – С нами не надо разговаривать, с нами… – Но закончить он не успел.

– Йёю, вы убьете его сами, или это придется сделать мне? – спросила Цо ленивым голосом, сладко потягиваясь всем своим великолепным телом.

– Вы обижаете мою женщину, аназдар? – улыбнулся Йёю.

– Если бы, – процедил полковник, вставая. – Скажите, герцог, за что флотские так не любят гвардию?

– У них просто никогда не бывает достаточно денег и терпения, чтобы приготовить вас правильно. – Йёю был сама вежливость, а присутствовавший при разговоре его светлость Ё только меланхолически улыбался. Впрочем, когда контрапунктом легкой, ни к чему не обязывающей беседе во втором тональном ряду зазвучали напряженные ноты, он счел уместным вмешаться.

– Не обижайте полковника, – сказал он, сделав жест примирения и равновесия. – Аназдар славный человек и истинный герой. – Ё чуть улыбнулся, показывая, что все уже закончилось, и, повернувшись к Варабе, сделал приглашающий жест: – Пойдемте, мой друг. Люди хотят… помолиться, не будем им мешать.

Виктор заговорил, едва они удалились на шесть-семь шагов.

– Коротко, – сказал он быстрым шепотом. – Цо – агент Легиона. Уцелело еще несколько человек. Прямо отсюда иду встречаться с первым вторым Желудка. На всякий случай, остров Дубовый, ресторан Ярша Рыжего, Ярш. Что у тебя?

– Йёю чрезвычайно впечатлился упоминанием о Камнях. Он думает, что Легион уцелел. Понятно, не весь, но его значительная часть. По поводу тебя, Лики и Вики у него сомнения – никак он не может разобраться, кто вы на самом деле, – но со мной он искренне готов сотрудничать. По его данным, власти нашу легенду приняли. Во всяком случае, Железная Башня приняла. Спрашивал, пригодился ли мне оператор, но я его «разочаровал», ведь к оператору мы еще не обращались. Дал связь и намекнул, что его сеть пострадала, но не умерла. – Они дошли как раз до лестницы, ведущей к верхним купальням. На ее вершине стояла младшая Ё.

– Ну, мне пора, – сказал Макс, не разжимая губ и, выполнив жест расставания, начал подниматься по лестнице.

Виктор поклонился девушке, повернулся и пошел прочь. К Йф он решил не возвращаться. Зачем? Для них обоих, хоть и по разным причинам, это теперь было лишнее. И, вообще, оставаться в храме ему не хотелось, а, наоборот, хотелось как можно быстрее отсюда «слинять» и еще сегодня встретиться с Яршем. Его снедало вполне понятное нетерпение, что не было хорошим признаком, а указывало на усталость. А значит, имело смысл посидеть где-нибудь в тихом месте или побродить и подумать; пройтись, а не пробежаться по фактам и фактикам, по событиям этого длинного дня. Конечно, обсудить бы все это с Максом, узнать подробности его разговора с Йёю и этой валькирией, упавшей бедному Максу в прямом смысле как снег на голову – нет, скорее, как булыжник – было бы предпочтительнее. Но не с кем поговорить. Макс решает свои непростые фамильные проблемы, а девочки далеко.

«Ну хоть у девушек все нормально, и на том спасибо, – с удовлетворением подумал Виктор. – Фестиваль, он и в Африке фестиваль».

Значит, разбираться придется самому.

«Ладно, – решил Виктор. – Пойдем в загул».

Загул был в данной ситуации простейшим решением. Два-три респектабельных кабака, где можно будет и посидеть, и подумать, и вздремнуть часок. Потом, плавно и естественно, попадаем к Яршу – это будет у нас третья или четвертая точка в маршруте – затем легкий дебош в еще одном кабаке, и можно будет идти (ползти, лететь) к адмиралу Чойя. Так даже лучше будет. Мотивированно пьяный верк должен пробудить у адмирала массу приятных воспоминаний и одновременно вызвать вполне очевидное раздражение. И легенду его уход не нарушает, а загул только усиливает. Такой уж он урод, полковник Абель Вараба.

Однако вышло несколько по-другому.

Когда он спустился на лифте к подножию холма, – спуск, в отличие от подъема, каноном не регламентировался – и перед ним раздвинулись полупрозрачные двери кабины, его глазам предстало весьма впечатляющее зрелище. Первым делом в глаза бросились голубые парадные мундиры Гарретских Стрелков. Виктор осмотрелся. На лужайке около парковочного поля с эстетической небрежностью были расставлены лакированные столики из красного дерева и такие же табуретки. На столиках стояли исключительно одни только кувшины и кувшинчики, глиняные, серебряные, яшмовые, лазуритовые, еще какие-то, ну и конечно же костяные чашечки, ведь не из кувшинов же пить. Закусок, если они и были, видно не было. А между столиками прогуливались или стояли живописными группами господа офицеры Его Императорского Величества Второго гвардейского полка.

При появлении Виктора офицеры разом подобрались, не то чтобы вытягиваясь во фрунт, но демонстрируя должный уровень почтения. А три офицера, стоявших ближе всех к лифту, – майор и два капитана – шагнули ему навстречу и приветствовали неформальным, но уважительным коротким поклоном.

– Честь имею представиться, господин полковник! – сказал майор. – Командир первого батальона майор Йаан. Офицеры полка желают вам долгих лет и отменного здоровья. Разрешите пригласить вас в собрание?

– Почту за честь, – дружески прогундосил полковник Вараба и обнял майора Йаана. – Рад познакомиться, майор.

Казалось, его челюсти слиплись и рот не способен открываться вообще.

– Надеюсь, флот остался удовлетворен? – тихо спросил его Йаан, когда они рука об руку направились к столикам.

– Естественно, – прожал сквозь зубы верк и обозначил улыбку, от вида которой, как сказала как-то Лика, сразу хотелось повеситься.

87
{"b":"18363","o":1}