ЛитМир - Электронная Библиотека

– Смотри-ка, наш знакомец Зоникман, чертов выродок! Так и знал, что без него не обошлось! – ругнулся я, тыкая сапогом в бок окровавленное тело.

На шум стали сбегаться солдаты гарнизона, выбрались из подвала наши помощники. На наше счастье, председатель никого, кроме погибших активистов, не посвятил в свои планы, и теперь бойцы толклись, недоуменно спрашивая друг у друга, что случилось. Один из умирающих прошептал, что в Кремль проникли враги и что Чернов их пособник. Заподозрив неладное, я, шепнув Мишке, чтобы не расслаблялся, бросился искать коменданта. Он оказался запертым в собственном кабинете, под охраной последнего оставшегося в живых активиста. Винтовка полетела в одну сторону, солдатик в другую, и я ворвался в помещение.

– Вижу, что вы победили! – вместо приветствия сказал Чернов. – Что дальше?

– А дальше вы должны выйти к своим людям и сказать, что Зоникман пытался поднять мятеж против советской власти, а присланные из Петрограда товарищи доблестно его подавили.

– Хорошая идея! – Комендант поднялся из-за стола и пошел к выходу, но в дверях оглянулся и, посмотрев на меня, многозначительно произнес, нарочито утрируя произношение: – Товарисч!

«Догадался, что мы засланные казачки!» – понял я. Но вряд ли поделится с кем-нибудь своими догадками. Офицерская честь не позволит. Выйдя во двор, Чернов быстро навел порядок. Удивительно, но о гибели в полном составе солдатского комитета никто не жалел. Видимо, Зоникман со своими соратниками задолбал всех.

Мишка стоял возле «эмки» и задумчиво разглядывал легкие царапины на краске – кто-то пытался открыть дверь штыком.

– Поздравляю, товарищ старший сержант, – сказал я, – окропили снежок красненьким! Ну, почему нельзя было тихо-мирно?

– Толстовец хренов! Пока ты коменданта освобождал, я тут поспрашивал одного из задохликов с пристрастием. Оказалось, что наш плюгавый дружок, пока мы по подвалам лазили, с Питером связался, и ему там сказали, что никого в Москву не посылали. Вот он и решил нас повязать.

– Эту гниду надо было сразу кончать!!! Еще при первом разговоре!

– Вот теперь я слышу слова настоящего пацифиста! Иди, спроси у Чернова насчет транспорта – тридцать ящиков в машину не войдут!

– А ты решил все захапать! Ну, ты жаден!!!

– Не хватало еще этим гегемонам долбаным оставлять. – Мишка плюнул в сторону трупов и полез в машину.

А я пошел к коменданту. Через два часа колонна из одного автомобиля и трех подвод выехала из ворот Никольской башни и двинулась в направлении Тверской заставы. Начинало темнеть.

ГЛАВА 8

Этот успех настолько окрылил нас, что даже не успев распаковать все ценности, мы с Мишкой сели планировать новую акцию. На этот раз объектом нашего внимания стала Янтарная комната. Практически сразу возникла идея отбить раритет у немцев при перевозке из Царского Села в Кенигсберг. Моментом вторжения был выбран отрезок пути от дворца до аэродрома. У этого решения было несколько плюсов: во-первых, мы действовали на своей территории, во-вторых, все экспонаты надежно упакованы и с немецкой пунктуальностью пронумерованы (так что потом не возникнет проблем со сборкой), в-третьих, нам было просто приятно показать фашистским гадам кукиш.

Разведка – залог успеха. Пришлось выехать в Питер для подробной рекогносцировки. По косточкам был разобран весь маршрут транспортировки. «Комната» перевозилась пятью грузовиками. По первоначальному плану мы должны были изобразить немецкий патруль. Но количество охраны заставило усомниться в нашей способности быстро и бесшумно провести захват. Колонну сопровождали три мотоцикла с пулеметами на колясках. Да в каждом грузовике сидело по автоматчику. Конечно, можно вырубить всех управляемыми фугасами, но при этом слишком велика вероятность повредить груз. Для решения этой проблемы пришлось как следует напрячь мозги. В результате мы пришли к выводу, что вдвоем нам не справиться – надо звать Гарика.

В ответ на предложение Гарик покрыл нас по телефону трехэтажным матом: мол, за каким хреном отрываем его от съемок1. Но узнав о предыдущей удачной экспедиции, загорелся и, сказав, что таких дураков, как мы, оставлять без присмотра нельзя, немедленно выехал. При виде нашей «эмочки», а точнее реплики с титановым кузовом, трехсотдвадцатисильным двигателем, полным приводом, протестированными баками, системой пожаротушения и другими наворотами, также вылившимися нам в круглую копеечку, удивлению Игоря не было предела, а при лицезрении сокровищ Алмазного фонда он вообще впал в прострацию. Только через час, с большим трудом, нам с Мишкой удалось оторвать Гарика от созерцания трофеев и привлечь к обсуждению плана. Быстренько просмотрев собранные разведданные, Игорек почти сразу выдал идею:

– Ребята! Брать надо не грузовики, а самолет! Втихаря проникаем на аэродром, бесшумно снимаем ближнюю охрану. Кто-нибудь поднимает самолет, а остальные прикрывают взлет и отрываются! – сказал Гарик.

– А где сажать? Это же не «вильга» аэроклубовская, а тяжелая трехмоторная машина, – спросил Мишка.

– Посадить можно на лед озера, ведь дело происходит зимой! – подкинул я мыслишку. – Высадку произведем вот здесь. – Я показал на карте место. – Сразу установим радиомаяк, разметим полосу, по ее периметру расставим шашки оранжевого дыма, с дистанционным управлением. Потом на «эмке» добираемся до аэродрома, проводим захват. Горыныч, ты у нас самый лучший пилот – тебе и штурвал в руки. А мы с Мишелем прикрываем твой отлет. Встречаемся на озере.

– Да тут же лету пятнадцать километров, на три минуты. А вам по земле добираться не меньше часа, – проговорил Игорь.

– Ничего, подождешь, а чтобы не скучал – будем поддерживать постоянную радиосвязь.

– А лед выдержит? – засомневался Мишка.

– После высадки измерим толщину! Но, скорее всего, лед толстенный – ведь зимой сорок второго стояли жуткие морозы, – ответил я.

– Тогда, наверное, и сугробы будут полутораметровыми. Добираться до аэродрома будем весь световой день. Можем не успеть к отлету, – предположил Мишка.

– Эврика, блин!!! – заорал я. – Ну и дураки же мы! Нам вовсе не нужно переться по снегу в сорок втором году! А Горынычу не придется ждать нас после посадки!

Ребята смотрели на меня недоуменно. Пришлось давать объяснения:

– У нас в базовой реальности с дорогами более-менее нормально. Поэтому спокойно подъедем на берег озера, произведем высадку, подготовим полосу, поставим маяк и шашки. Потом сворачиваем «окно» с базовой стороны и по хорошим дорогам добираемся до аэродрома. Разворачиваем «окно», выводим «эмку» и проводим операцию. После отлета Горыныча мы с тобой, – я кивнул Мишке, – прикрыв отход, переходим на «базовую», но «окно» не закрываем, а опять сворачиваем. И уже не спеша едем на озеро, опять разворачиваем «окно» и подбираем нашего летуна.

– Ты чего-нибудь понял? – хитро улыбаясь, толкнул локтем в бок Мишку Гарик.

– Не-а! Только слово «окно», – скорчив дебильную рожу, протянул Суворов, но тут же рассмеявшись, хлопнул меня по плечу: – Молодца, Серега! Отличная идея!

Общий план можно было считать утвержденным. Осталось проработать детали. А также обзавестись необходимой одеждой, документами и соответствующей легендой.

В кратчайшие сроки нам пошили на заказ по комплекту черной эсэсовской униформы. Гарику с Мишкой достались петлички штурмбанфюреров, а мне, исполняющему обязанности водителя, – шарфюрера. Конечно, сначала хотели взять шмотки напрокат, на какой-нибудь киностудии, но в одежде с чужого плеча мы бы выглядели ряжеными. Расположение всех знаков и регалий на мундире нам подсказал специальный консультант. Очень не хотелось завалиться на какой-то мелочи, вроде V-образного нарукавного знака, который могли носить только члены НСДАП, состоявшие в партии еще с 1933 года. В фильме «Семнадцать мгновений весны» этот знак был у всех. Но если в кино такие промахи сходили с рук, то мы поплатимся жизнью.

С документами пришлось повозиться гораздо дольше, чем в предыдущей экспедиции. Ведь то, что сошло в восемнадцатом году, не прокатило бы в развитом бюрократическом государстве. Опять пришлось обращаться к консультанту, который честно отработал свой гонорар. Но в конце концов наш принтер выдал отличные документы (лучше настоящих, как сказал Горыныч), осталось только вставить именные удостоверения в корочки установленного образца.

12
{"b":"18371","o":1}