ЛитМир - Электронная Библиотека

Мое убеждение несколько поколебало недоверие Подрывника, да и стал бы я шутить в таком положении! Андрей послушно надел устройство ОСЭ, снял автомат с предохранителя и вышел в коридор. Оттуда немедленно донесся его приглушенный вскрик, и тут же грянула короткая очередь. За ней вторая. Потом ППСС замолотил почти без пауз. Про экономию патронов мой друг забыл почти сразу, но его особой вины в этом не было. Я сам десять минут назад палил без перерыва. Расстреляв магазин, Подрывник, пятясь, вернулся в камеру и прижался к стене, настороженно поводя стволом.

– Ну как? Убедился? – хмыкнул я.

– Ни хрена себе хохмочки! – выдохнул Андрей, торопливо меняя рожок.

– Ты давай, с патронами поаккуратней! – напомнил я. – Их мало, а нам еще отсюда прорываться! Стреляй, если только на тебя нападут!

– Слушай, Леха, а чего мы собственно ждем? – пришел в себя Подрывник. – Сам же сказал, что валить отсюда надо, и как можно быстрей!

– Да, но… – Я растерянно оглянулся на все еще неподвижное тело профессора. – А как же Феклистов?

– И куда ты с ним бежать собрался? – саркастически искривил губы Андрей. – Он же сам сказал, что из Города выбраться не может! Мы-то через метро пробьемся, а он? Да и здесь ему один хрен лучше, чем на «трех вокзалах»! Кормят, поят, работой по специальности занимают!

– Н-да… Ты, пожалуй, прав, – кивнул я, после короткого раздумья. – Грех, конечно, бросать товарища в заточении, но так все равно ведь придется, рано или поздно… Ладно, погнали! Сколько у нас времени до поезда?

– Блин, всего сорок минут! – глянув на часы, присвистнул Андрей. – Надо поторопиться! Еще неизвестно, сколько отсюда до станции топать! Ты случайно не видел, куда эти уроды рюкзаки с икрой дели?

– И в такую минуту ты можешь думать о пустяках? – возмутился я. – Крохобор!!!

– На хрена я буду оставлять здесь улов двух ходок! – огрызнулся Подрывник. – Сегодня и так натерпелись, еще и с пустыми руками домой возвращаться?

Мы вышли в дежурку и принялись осматривать помещение, в поисках нашего барахла. Призраки появились всего два раза, и то, как мне показалось, робко – мы даже выстрелить не успели. Видимо, учиненный нами разгром как-то повлиял на их поведение, и, следовательно, они были в некотором смысле существами разумными. Рюкзаки нашлись под стойкой дежурного, уже начавшего подавать признаки жизни. Не обращая на это внимания, Андрюха бодро обшарил его карманы, но не польстился на обнаруженную там дребедень, Удовольствовавшись только извлеченным из кобуры майора пистолетом ТТ. Судя по латунной табличке на кожухе затвора, – наградным. Увлекшись, Подрывник продолжал обыск, взявшись за остальных гэбэшников. У них обнаружились почти все наши вещи, изъятые при обыске, в том числе Андрюхина фляжка с коньяком (мы тут же приложились к ней), а также медная мелочь. Но тут зашевелились и сержанты, и мы с Андреем поспешили ретироваться от греха подальше.

Выскочив на улицу я успел увидеть через очки ОСЭ, как от здания в быстром темпе ретировалось несколько призраков. Дорога была свободна. Только навернувшись с верхней ступеньки крыльца (к счастью – без последствий!), я понял, что снаружи царит абсолютная тьма. Устройство ОСЭ давало некую иллюзию ночного зрения, но словно у дальнозоркого – я неплохо видел дома напротив, но совершенно не мог разглядеть, что у меня под ногами.

Выйдя за калитку, мы обнаружили (врезавшись в него), что грузовичок, привезший нас в управление, так и стоит на прежнем месте.

– А почему бы не попользоваться?.. – одновременно сказали мы с Андреем и заглянули в кабину. Ключей на месте не оказалось. Впрочем, это нас не остановило. Пока я закидывал рюкзаки в кузов, Подрывник на ощупь перемкнул нужные провода, и машина завелась. Краем сознания прошла мысль – нам повезло, что на этом рыдване стоял электростартер. А то покрутили бы мы сейчас «кривой»!

Надрывно воя мотором, машинка поползла вдоль по улице. Мы пока не знали, в какой стороне станция, но сейчас главным было отъехать подальше от особняка гэбистов. Немного освоившись с управлением, Андрей повел грузовик быстрее. Мне показалось, что скорость перевалила за рекордные для данного вида техники шестьдесят километров в час. Но, скорее всего, это было не так – парадный ход нашего катафалка и в лучшие времена вряд ли превышал сорок. Ощущение высокой скорости было чисто субъективным – улица не освещалась. Единственным источником света были слабенькие фары нашего болида.

Мы ехали уже десять минут, но Подрывник все никак не мог сориентироваться. Немудрено – он бывал в городе только днем. Специфика данного места не позволяла уточнить маршрут по табличкам на стенах домов – их было просто не разглядеть в подобной мгле – или у случайных прохожих, ввиду полного их отсутствия. Какие прохожие? В городе не горело ни одного окна! Однообразный пейзаж изредка оживляли проносящиеся над крышами домов призраки. Вот кому было раздолье! Теперь понятно, почему жители Города наутро словно вареные!

В какой-то момент Андрею показалось, что он узнает места, по которым мы едем. Чтобы получше оглядеть окрестности, он слегка притормозил. Это нас и спасло – что-то черное, гораздо чернее окружающего Мрака, вылетело сбоку и ударило наш грузовичок в левое крыло. Последнее, что я помню, – отчаянный крик Подрывника и лязг рвущегося металла.

Глава 10

Будь скорость повыше – тут бы нам и кирдык. Но даже и так – нам мало не показалось! Впрочем, очнулся я довольно быстро – видимо не прошло и десяти минут. Поза, в которой я себя застал, говорила о том, что я вынес своим телом хлипкую фанерную дверцу грузовика и вылетел вместе с ней. Некоторое время я потратил на инвентаризацию собственного организма и вскоре убедился, что тяжелых последствий удалось избежать. Переломов и вывихов не было. Только саднили ушибленные суставы и гудела голова.

Устройство ОСЭ кануло во мрак. К счастью ППСС остался при мне – помог предусмотрительно перекинутый через плечо ремень автомата. Кряхтя от боли, я поднялся с земли и огляделся. В следующую секунду волосы у меня на голове зашевелились от ужаса – даже увиденные призраки уже не казались такими страшными.

Насколько я мог разглядеть в свете единственной уцелевшей при столкновении фары – нас протаранил черный броневик. Но не его вид напугал меня, этот или похожий БА-10 я уже видел утром – вокруг места аварии бродило несколько черных же фигур. Хотя и человеческих по виду, но… Их движения были настолько нечеловеческими – так могли двигаться марионетки, которых поддергивали за ниточки. И лица… они светились в темноте зеленоватым светом! Я машинально попятился назад – под ногой лязгнул кусок жести. Две ближайшие ко мне фигуры повернулись на шум – блеснули стволы автоматов. И тут же темноту прорезали ярчайшие конусы белого света – незнакомцы открыли огонь из ППСС. Несколько световых пучков прошло через меня, но кроме жжения на коже я ничего не почувствовал. А вот глаза… Какой бывает эффект, если в полной темноте вам посветят в лицо обыкновенным фонариком? Мне в лицо словно посветило несколько зенитных прожекторов. Ослепленный, я кинулся бежать, спотыкаясь и падая, – лишь бы подальше от этих существ!

Наткнувшись на стену дома, я притопил вдоль нее. Вот и угол! За ним стена короткая – значит торцевая. Следовательно, за вторым углом должен начаться двор. Пересекаю его по прямой, проламываясь сквозь чахлые кустики. Меня спасает то, что здесь не принято размещать во дворе песочницы и качели. Сорок шагов, пятьдесят, шестьдесят – ну когда же кончится открытое пространство? Ага! Вот наконец стена противоположного дома. Здесь можно ускориться! Угол! Поворачиваю и… проваливаюсь вниз! Похоже, что это был не угол дома, а косяк двери! За ней – провал!

Приземлился я на кучу щебня. Отползаю на карачках, по-прежнему ничего не видя, – перед глазами плавают огненные круги. Натыкаюсь на неоштукатуренную кирпичную кладку и ползу вдоль нее. Так, пролом с зазубренными краями, я ощупываю их – размер небольшой, где-то полметра шириной, но вполне позволяет пролезть. Мешает висящий на груди автомат, я снимаю его и проталкиваю в щель – звука падения не слышно. Значит, пол где-то рядом. Ладно, заползаю. После пролома ход расширяется – пошарив вокруг себя, я понимаю, что оказался в тоннеле шириной и высотой в метр. Передвигаться здесь можно только на карачках.

31
{"b":"18372","o":1}