ЛитМир - Электронная Библиотека

«О чем это они?» – вяло шевельнулась в голове мысль. Но додумывать ее было так лениво – гораздо больше я сейчас хотел просто свернуться калачиком и поспать минут этак шестьсот.

– Вставай, засоня, – с насмешкой обратился ко мне Сергеич, – нашел место для отдыха!

Я тяжело вздохнул, но все-таки стал подниматься с пола. Из памяти совершенно вылетел момент, когда я, собственно, упал. Или меня положили? Но зачем?!

– В принципе, нормальная реакция на тест, – задумчиво проговорил Федор, – но вот только нормальная для…

– Да замолчи ты, балаболка! – вызверился неожиданно молчавший до сих пор Игорь. – Отведем его, куда следует, а там уже разберутся: кто он… – пауза, во время которой у меня все внутри нехорошо сжалось, – и что он! – Он повелительно махнул мне «тэтэшником».

Внутри у меня что-то оборвалось: да когда ж это все закончится? Сколько можно ожидать новых следователей, новых допросов, новых камер, наконец?! Знакомое по тюрьме МГБ всепоглощающее чувство ненависти буквально ко всему охватило меня, да что там – затопило высоченной мутной волной и властно потребовало выхода… Да провалитесь вы все…

– Ты что творишь?! – донесся до меня сквозь неизвестно откуда взявшуюся вату в ушах испуганно-напряженный голос Сергеича. Я повернулся на его голос, но силуэты «жителей подземелья» почему-то расплывались перед глазами. Все было каким-то нечетким: словно я пытаюсь смотреть на мир через стекло аквариума. Странного такого аквариума: с багровыми стеклами! Я провел рукой по лицу, но эта непонятная пелена не проходила. Более того: мне почему-то стало казаться, что вокруг всей троицы я вижу какой-то… ореол, что ли? У Игоря он был желтым, а вот у Сергеича и Федора – ослепительно белым!

Так, а что же это они разорались-то? А, понятно: я заметил, что от меня в разные стороны тянутся стрелы багрово-черных лучей. Сразу-то я на них внимания не обратил из-за той самой странной пелены, а сейчас, когда пригляделся, увидел. Кстати, агрессивные, оказывается, у меня лучики: часть из них достигла Сергеича и Федора и впилась в их белый ореол, словно щупальца осьминога, что опутывают пойманную рыбешку. К Игорю же они отчего-то были совершенно равнодушны.

Самое интересное, что, приглядевшись, я заметил также, что мои щупальца как бы стягивают ореолы со старичков, оставляя их смазанные силуэты тускло-серыми…

Город. За неделю до этого

Ученик 5-гс класса «В» – Стален Прыжков шел из школы домой в приподнятом настроении: сегодня ему доверили ТАЙНУ! Еще вчера он не мог даже и мечтать о том, что с ним будут разговаривать на равных и Сергей Трошкин, и Эдик Бароян, и Антон Калинин. А сегодня… сегодня они посвятили его в дела, узнай о которых их куратор – всем бы несдобровать! Но тихо! Молчок! Не сметь даже думать об этом! Ох, не зря его предупреждали, что у «серых» тоже может найтись Дешифратор. Да и друзья – одноклассники: кто их всех проверял на лояльность общему ДЕЛУ?! А ведь тот же Сидоренко: тот еще жук! Вроде бы кто-то говорил, что его брат служит в главном управлении МГБ? Или это говорили о Сашке Печинко?.. Нет, надо быть теперь вдвойне осторожным и держать ухо востро! Он не может подвести товарищей!

Стален пугливо оглянулся: ему с самой школы казалось, что вон тот невысокий рыжеволосый крепыш в клетчатой рубахе идет за ним. Хотя может быть, ему просто по пути?

Додумать эту мысль мальчик не успел: ледяной холод ударил в пятки и стремительно стал подниматься по ногам вверх. В первое мгновение Стален решил, что кто-то из одноклассников шутит над ним и нарочно понижает температуру его тела, но, машинально выбросив сканирующую сеть вокруг себя, мальчик не обнаружил и следа от чужого воздействия. А холод уже подобрался к низу живота и начал понемногу скручивать желудок режущей болью. Стален и не понял сразу – чей истошный вопль бьет по его барабанным перепонкам. Краешек сознания, от которого хотелось закрыться всеми возможными способами, услужливо подсказал ему, что это кричит он сам.

Нет! Так не может быть – что это такое?! Он заставит боль уйти и жестоко отомстит тому, кто это сделал с ним! А в том, что происходящее является результатом чужеродного операнда, мальчик не сомневался: видимо боль высвободила некие скрытые резервы организма и заставила работать мозг с утроенной энергией. И это принесло свои плоды: след вражеского воздействия обнаружился прямо под ногами! Невидимый мучитель находился, похоже, где-то в подземельях. Вот только след этот был каким-то… неправильным? Стален мог поклясться даже Именем Вождя, что ни разу не встречал столь изощренной структуры операнда – с одной стороны донельзя примитивной, а с другой – завораживающе совершенной! Как это могло сочетаться одновременно, мальчик не понимал, да, собственно, ему сейчас было не до этого: он прилагал все силы к тому, чтобы вырваться из ловушки. Но с каждым мгновением становилось все более очевидным, что эти усилия пропадают зря: ледяная стужа стремительно поднималась вверх. Она безжалостно ломала все защитные барьеры, которые Стален лихорадочно выстраивал на ее пути и жадно выпивала всю энергию, что была в них заложена. Вот уже и сердце замерло перед вражеским натиском и дало сбой: голова закружилась и в затылке словно рванула граната. Одновременно виски пронзили холодные спицы чужеродной воли. Они по-хозяйски ввинтились в мозг и стали преспокойно ворошить его, словно кучу грязного белья.

Мысли стремительно проносились в голове Сталена беспорядочной вереницей. Умение сконцентрироваться и использовать силу мозга в качестве смертельного оружия куда-то испарилось, и на его месте поселилось лишь одно желание – крик: «Мамочка, спаси меня!!!» Спасительная чернота уже возникла перед глазами и неторопливо стала гасить привычную картину мира. В самую последнюю секунду Стален сообразил, что самым удивительным, неправильным и невозможным было в происходящем с ним то, что чужой операнд был направлен на него не только из-под земли, но и из другого временного слоя!

Лейтенант Вакуров с недоумением смотрел как его подопечный – дешифратор 2-го уровня – корчится в судорогах и беззвучно кричит что-то страшно оскаленным ртом. Только что мальчик спокойно шел по улице, но внезапно замер, словно налетел на невидимое препятствие, и вдруг начал биться в припадке! Лейтенант никогда не слышал, чтобы Ночной Мор затрагивал дешифраторов, и элементарно растерялся. А парой минут спустя уже ничего нельзя было изменить: худенькое тельце в последний раз выгнулось на мостовой и неподвижно замерло. Вакуров еще секунду неверяще глядел на мертвого ребенка, а затем, позабыв обо всех инструкциях, истошно закричал…

– Лей на него… да не в рот, дурень, он ведь так и захлебнутся может!

Слова выплывали из расцвеченной завораживающими взгляд звездочками темноты. Вот только убей меня бог, если я помнил, когда успел провалиться в нее? Последним из того, что я помнил, были внезапно появившиеся вокруг моих спутников ореолы и хищные лучи-щупальца, что проросли из меня и набросились на старичков и Игоря. А вот что было дальше?

Додумать эту мысль не удалось – вода все-таки попала мне в рот, и я зашелся в мучительном надсадном кашле, стараясь выплюнуть противную теплую гадость, что именовали здесь по явному недоразумению водой.

– Очухался! – с удовлетворением произнес тот же голос, и я узнал Сергеича. – Крепкий молодой человек: я грешным делом думал, что после такого удара придется с трупом возиться, ан нет – живехонек!

– Может лучше… добить? – угрюмо спросил Игорь. Я с усилием открыл глаза, чтобы взглянуть на этого «человеколюба». Интересно – с чего это вдруг такое отношение к моей скромной персоне у парня проснулось?!

Оба старика и Игорь стояли рядом и с разными выражениями лиц наблюдали за мной. Если у парня, отбросившего жалобно зазвеневшее мятое ведро в сторону и взявшего наизготовку ТТ, оно было угрюмым и враждебным, то у дедушек прослеживался несомненный интерес. Странно – мне думалось, что им-то я как раз причинил гораздо больше проблем.

35
{"b":"18372","o":1}