ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы говорите о минерале, из которого местный завод делал боевые отравляющие вещества? – как можно более небрежно поинтересовался я. – И что: он обладал еще какими-то свойствами?

Плужников, явно недовольный тем, что я перебил его, нехотя ответил:

– Да-да, именно о нем я и говорил… Постойте-ка! А почему вы спрашиваете о минерале, а не интересуетесь тем, что за родственник отыскался у вас в Городе? – Он с вновь проснувшимся недоверием уставился на меня.

Ну, сейчас я тебе устрою, Мессинг хренов!

– Тоже мне загадка! Естественно речь о полковнике МГБ А Эм Макарове – руководителе проекта! – Я с победной улыбкой смотрел на вытянувшиеся лица подпольщиков.

Первым, как ни странно, пришел в себя не Плужников, а Сергеич. Он быстро хлопнул ладонью по столу, и в ту же секунду я почувствовал, что на руках у меня клацнули невидимые оковы, а горло больно перехватила петля, не позволяющая произнести ни звука.

– Так спокойнее будет, – хладнокровно объяснил он товарищам. – Слишком много с этим пареньком неясностей – пускай лучше так посидит, а мы покумекаем, что к чему.

Плужников едва заметно поморщился, но промолчал. Федор же согласно кивнул и возбужденно добавил:

– Вот это правильно! Чуток ты меня опередил, я уж и сам решил спеленать голубчика!

– Куда вы все время торопитесь?! – недовольно хмурясь, заговорил Виктор Павлович. – Ну блокировали гостя, а что дальше? Отвечать-то он нам каким образом станет? Давайте-давайте, прекращайте этот балаган! – решительно пресек он начавших было возмущаться помощников.

Сергеич насупился, но виртуальные кандалы убрал. Я послал ему полный «доброты и ласки» взгляд – совсем они в этом подземелье с катушек съехали! Растирая занемевшие запястья и старательно прокашливаясь, я обдумывал неожиданно пришедшую мысль: а на фига этим «колдунам» нужно со мной разговаривать, если они могут напрямую все из моей головы вытащить?.. Спросить, что ли? Или продолжать обижаться? Ладно, не будем мучаться неизвестностью – информация сейчас важнее неприязни.

– Так ведь не боги мы, – рассмеялся Федор, когда к задал свой вопрос. – Считать твой эмоциональный фон, отследить мимику, жесты, произвести на основании полученной информации блиц-прогноз твоего поведения, сопоставить его с теми операндами, которые совершались, совершаются или готовы к совершению в этот момент… Вот из этого, ну, может, еще через пару моментиков, мы и получаем необходимую информацию. И то, это все работает при условии, что «клиент» не закрылся от нас в ментальном плане, не сумасшедший, не под воздействием наркотиков, алкоголя или другой какой гадости… А прочитать чужие мысли… Нет, такое никому не под силу! – решительно сказал он.

Не могу сказать, что я безоговорочно поверил этому объяснению – вряд ли передо мной так вот сразу раскрыли бы все секреты. Но пока приходилось довольствоваться и этим. Что ж – завяжем узелочек на память и прибережем его до более подходящего случая. Тем более, что Виктор Павлович, слушая подчиненного, едва заметно улыбался краешками губ. Буквально чуть-чуть, но я заметил. И ухмылочка эта намекала, что все не так просто!

– Впрочем, паря, это только твое дело: верить мне или пытаться получить свой ответ на этот вопрос! – довольно неожиданно завершил свой монолог Федор. – В нашем деле ведь что самое главное? Правильно – все время идти вперед! Получил результат – не успокаивайся, ищи у него «второе дно». Нашел его – ищи третье! И дело даже не в том, чтобы узнать ВСЕ – вовсе нет! Просто Вселенная, что окружает тебя, тоже не стоит на месте и постоянно меняет свои свойства. Опоздал за этими изменениями, остановился – пиши, пропало! Ты к энергии с «протухшими» методами полез, а она в ответ из тебя шашлык сделала! Так что – ищи, думай и развивайся!

– Если живым отсюда уйдешь, – спокойно добавил Сергеич.

После этих слов, а главное, от того спокойствия, с которым они были произнесены, мне словно ушат ледяной воды за шиворот вылили. Дурак, нашел время уши развешивать! С чего я решил, что ко мне здесь кто-то дружелюбно настроен? Они ж в бегах, а значит, не верят никому из посторонних. А я, на свою беду, еще и сверхъестественными, (для меня – прежнего, разумеется), возможностями иногда щеголяю. Надо так понимать, что игрушки закончились… Если они вообще были… Значит надо собраться!

– Я думаю, что вы приняли абсолютно правильное решение, Алексей, – мягко произнес Плужников, который по-прежнему внимательно наблюдал за мной. – Ваше, гм, дальнейшее благополучие зависит от того, насколько искренни вы будете с нами. И сейчас меня интересует прежде всего то, что вам известно о минерале, проекте по его добыче, изучению и практическому применению и роли во всем этом Макарова-старшего… Да-да, не возражайте. Я понимаю, что это для вас необычно, но тем не менее – это непреложный факт!.. Да, и постарайтесь не закрывать сознание, угу?

Ага, закрывать. Еще бы знать – как это делается!.. Вот черт! Попал как кур в ощип – что я могу рассказать?.. Родственничек еще этот выискался, будь он неладен – то-то мне тогда у Айше знакомой его подпись показалась!.. Интересно – с какой он стороны к нашей фамилии прилепился?.. Да, в такой ситуации остается разве что пожалеть о том, что всегда в пол-уха бабушку слушал, когда она мне про нашу родню рассказывала…

Собравшись с духом, я начал свою горькую повесть. И что интересно – всего сутки прошли, а столько событий они вместили! Я даже увлекся и невольно начал вспоминать даже те детали, которые ранее казались мне малозначащими.

Сложно было судить, какие чувства вызывал мой рассказ у подпольщиков. Плужников откинулся на высокую спинку стула и застыл, словно изваяние – лишь глаза, которые пристально следили за мной и, кажется, даже не моргали, выдавали его интерес к происходящему.

Два его пожилых помощника были более «оживленными»: они позволяли себе иногда обмениваться быстрыми, как молния, взглядами или ухмылками – понимающими или скептическими – в зависимости от отношения к моим словам, очевидно.

Когда я выдохся и беспомощно замолчал, переводя взгляд с одного из слушателей на другого, Плужников порывисто вскинулся и спросил:

– Это все?

– Все.

– Вот и замечательно! Поверьте, Алексей, теперь многое становится понятным и встает на свое место. Я хотел бы уточнить: тот майор… Наумов… он хотел, чтобы вы в Москве обратились в МГБ? Или же он дал вам какой-то другой адрес?.. Припомните, может, он называл какие-то фамилии?

Я задумался.

– Нет, вы знаете, по-моему, он никаких имен и фамилий назвать не успел.

– Жаль, – не скрывая разочарования, сказал Виктор Павлович.

– А какая разница – все равно вам из Города в Москву дороги нет?

– Да есть причины, – туманно ответил Плужников. – Кстати, скажите, а как Наумов планировал лично вас переправить в Москву? Ведь, насколько я могу судить, путь на «Большую землю» заказан для всех, кто обладает способностями работы с энергией?

Вот это удар так удар! На краткое мгновение я почувствовал, как пол уходит из-под ног, – неужели это правда?! Неужели путь домой для меня закрыт?! Нет, так не должно быть, я не хочу! Отпустите меня!!!..

В себя я пришел оттого, что Сергеич безжалостно хлестал меня по щекам и совал стакан:

– А ну, прекрати истерику, – рычал он, – не будь бабой! Вот, выпей и успокойся!

Я машинально взял стакан и поднес его к губам. Руки дрожали, и часть жидкости успешно перекочевала на мою одежду, но до этого ли сейчас? В голове отбойным молотком билась паническая мысль: «Неужели это правда и выхода нет?!» Я машинально глотнул и закашлялся – вредный старик подсунул мне водку. А может и не вредный… Это для меня сейчас как лекарство… Я сделал еще один большой глоток.

Сквозь накатившую горячую волну пробился удивленный голос Федора:

– Слушай, он что – действительно был не в курсе?

Ему ответил Виктор Павлович. Голос его был усталым и равнодушным:

– А чему ты удивляешься: учителя и у них, и у нас были одни и те же – главное – это результат, а на эмоции пешек… Ну, ты помнишь…

39
{"b":"18372","o":1}