ЛитМир - Электронная Библиотека

И откуда здесь с утра такое столпотворение? У правой стены стоял давешний наш вербовщик – майор, если мне не изменяет память, Наумов. Вид у него был достаточно помятый. Ну, еще бы! Удары Подрывника как правило надолго отдаются болью в разных частях организма! Рядом с ним притулился, напоминая сдувшийся детский шарик, Илья, по прозвищу Муромец. Я даже как-то не сразу его разглядел – настолько он старался казаться незаметным. И это при его-то габаритах! Кинув на меня короткий взгляд, Муромец тут же отвел глаза. Что с человеком стало!

У самой стойки дежурного стояли три человека. Двое из них – привезший нас сюда лейтенант и пытавшийся меня допрашивать полковник. Оба напоминали основательно пролежавших в земле покойников. Морды даже не бледные, а какие-то иссиня-зеленые. Впрочем, полковник и до того не напоминал человека с плаката, рекламирующего здоровый образ жизни. Третьим в их группе был человек, одетый в штатское, который не сразу обернулся на меня, увлеченно наблюдая, как два питекантропа в серых гимнастерках, с сержантскими «соплями» на синих погонах, вытаскивают из-за стойки бесчувственного (или мертвого!) майора-дежурного.

Наконец обернулся и штатский. Его взор (именно так – высоким штилем – взор!) пронзил меня словно рентген. В следующую секунду я застыл как каменное изваяние. Нет, незнакомец не обладал способностями василиска. Просто меня поразил вид его лица. Блин, именно это лицо я каждый день, бреясь, видел в зеркале!

– Ага, а вот и наш заблудившийся гость пожаловал! – негромко констатировал ф?кт моего появления двойник. Двойник? Нет, в эту же секунду иллюзия узнавания развеялась. Да, человек… несколько напоминал меня, но не настолько, чтобы казаться близнецом. И что на меня нашло в первую секунду? Освещение, что ли, так упало? А незнакомец меж тем продолжил: – А вы, товарищи, беспокоились! Извольте, Алексей Михайлович Макаров собственной персоной. Слегка помят, напряжен, удивлен, но почему-то совсем не испуган!

– Так точно! – не к месту гаркнул лейтенант. Штатский удивленно покосился на него, но ничего не сказал. Сержанты вытащили наконец тело майора, аккуратно положили его посреди приемной и вытянулись по стойке «смирно».

– Вы меня извините, Алексей Михайлович, поговорим немного позднее, – улыбаясь смутно знакомой (по моим собственным фотографиям?) улыбкой, сказал незнакомец. – Прямо сейчас мне нужно выполнить некоторые реабилитационные процедуры. Если вас не затруднит, подождите меня в кабинете полковника. Уверяю вас, что вам не причинят здесь никакого вреда! Семен Петрович, проводите нашего гостя!

Полковник Семен Петрович безропотно выполнил команду, словно отдавший ее был, как минимум, маршалом! Легонько показав ручкой в уже знакомом мне направлении, полковник провел меня в свой кабинет. Перед его дверью по-прежнему лежал сержант-конвоир. Видимо, упомянутые «реабилитационные процедуры» начинали с комсостава.

На этот раз я устроился не на табурете для допрашиваемых, а на пузатом кожаном диване у стены. Полковник некоторое время потоптался рядом, явно не понимая, как вести себя со мной дальше. С одной стороны ч – сбежавший преступник, с другой – высокое начальство назвало меня «гостем».

– Хотите чаю? – неожиданно проскрежетал Семен Петрович.

От такого предложения я чуть не подпрыгнул на месте.

– Да, пожалуйста, – ответил я и нахально добавил: – С вареньем!

Полковник торопливо удалился.

Меня оставили в покое почти на четверть часа. То ли чайник долго закипал, то ли реабилитационные процедуры затянулись. Этого времени мне вполне хватило на то, чтобы обдумать появление таинственного незнакомца. Сказать, что я был удивлен – вряд ли! За последние сутки со мной произошло так много всякой чертовщины, совершенно невозможной с нормальной точки зрения, что острота впечатлений сильно притупилась, оставив только усталое безразличие. Но все-таки, кто это? Тот самый «хозяин Изумрудного города, великий и ужасный»? Господин, тьфу ты, черт, товарищ Макаров? Полковник МГБ? Н-да… В этом месте, конечно, возможны любые чудеса, но уж больно молодым выглядит мой двоюродный прадедушка! Как бы не моим ровесником! Впрочем, Плужников тоже выглядит неплохо для своих восьмидесяти с хвостиком лет. Но его-то подпитывает близость к Месту Силы! А старики-разбойники, вынужденные время от времени покидать подземелья, неизбежно состарились! Да и говорил незабвенный Виктор Палыч, что поддержание молодости дается только «магам», то бишь «операторам психоэнергетических полей»! А полковник Макаров по данным разведки Сопротивления – вполне обычный человек! Тот же подполковник Айвазов не смог победить возраст, а пресловутый Макаров даже постарше его будет!

Ладно, допустим – это Макаров… Но тогда почему его подчиненные при первой встрече со мной не выказали какого-либо удивления внешним сходством со своим начальником? Неужели дело в том, что прически у нас разные?

Мои размышления были прерваны появлением их непосредственного объекта. Товарищ Макаров по-хозяйски расположился за письменным столом и принялся бесцеремонно меня разглядывать. Я, впрочем, не остался в долгу и занялся тем же. Так мы и играли в гляделки, пока в дверь осторожненько не постучал номинальный владелец кабинета.

– Входите, Семен Петрович, входите! – милостиво разрешило высокое начальство. Полковник буквально на мысочках, крадучись, зашел и аккуратно сервировал чай на две персоны на углу стола. – Свободны, товарищ! – Двойник махнул рукой, и Семен Петрович быстро удалился, стараясь не смотреть в мою сторону.

– Присаживайтесь, Алексей Михайлович, – пригласил Макаров, – с утра горячего чайку похлебать – самое то! – Я подсел к столу. Визави разлил чай по граненым стаканам в подстаканниках. – Разрешите и мне, наконец, представиться! А то как-то неудобно – я ваше имя знаю, а вы мое нет. И так, небось, голову поломали – кто я такой могу быть! Зовут меня Петр Алексеевич Макаров и полковнику МГБ Алексею Михайловичу Макарову я прихожусь родным сыном.

Я хмыкнул. Ситуация почти не изменилась – вместо прадедушки со мной будет разговаривать дедушка. Однако прадед молодец! Судя по внешности его сына, произведен он был в уже довольно зрелом, если не сказать пожилом возрасте.

– Ага! – с удовлетворением произнес дедуля. – Вы почти не удивились! Давно догадались о родственных отношениях? Айше Айвазова, небось, вам все уши прожужжала о том, как мой отец ее семью затерроризировал? Ну, признайтесь!

– А… э… – только и смог выдавить я, ошарашенный таким напором. Спасение я нашел в глотке чая.

– Не беспокойтесь, Айше ничего не грозит за такие разговоры! – почти весело продолжил Макаров. – Безвредная старушка… божий одуванчик… да и жить ей осталось недолго! – видимо, после этих слов я переменился в лице, потому что Петр Алексеевич, взглянув на меня, негромко рассмеялся. – Что думаете, этот злой гэбист решил избавиться от невинной женщины? Нет… Просто Айше больна… больна неизлечимо… впрочем, как большинство людей ее возраста в этом городе… Впрочем, вижу вы и про это знаете, или догадывались… – после небольшой паузы сказал Макаров. – Знаете, только вам я признаюсь, и мой отец, к сожалению, скончался.

Наверное на моем лице отразилось что-то. Макаров грустно усмехнулся и продолжил:

– А вот теперь вижу, что вы удивлены. А если удивлены вы, значит и другие пребывают в полной уверенности, что мой отец жив-здоров и возглавляет Город. Однако на деле именно я занимаю его пост и отдаю команды исполнителям, которые думают, что наверху все по-прежнему. Да-да! Мои подчиненные сегодня в первый раз увидели меня воочию. Чтобы приказывать им лично, я имел полновесный мандат, где был назван представителем Макарова, обладающим неограниченными полномочиями. Ладно, оставим это…

Воспользовавшись неудержимым словесным потоком моего родственничка, я совершенно оправился от первоначального оцепенения. Поудобней развалившись на стуле, я брезгливо отодвинул от себя недопитый стакан:

– Приказали бы вы, Петр Лексеич, своим сатрапам водки принести! Да и выпили бы мы с вами на брудершафт. А то как-то неудобно – вроде близкие родственники, а обращаемся друг к другу на «вы»!

52
{"b":"18372","o":1}