ЛитМир - Электронная Библиотека

– Точный срок есть! И момент его наступления я могу узнать с точностью до секунды! – доложил Тарасов. – А вот атакуют ли призраки тут же… Можно рискнуть!

– Ладно! Уговорили, – согласился я. – Тогда, Володя, свистнешь мне за минуту до наступления ночи?

Тарасов кивнул и насупился, прислушиваясь, видимо, к своим внутренним часам. Прошло минут пять. Я встал и приблизился к двери, Феклистов, напротив, отошел подальше, постаравшись, впрочем, быть одинаково удаленным и от двери, и от стражников. «Глупый план, – мелькнуло в голове, – охранник дверь не откроет, а побежит к начальству выяснять, нужен я им или нет!» Значит мне надо так повести себя, чтобы дверь непременно открыли.

– Ночь! – выдохнул Тарасов.

Получив сигнал, я со всей дури забарабанил кулаками в железную дверь. То ли охрана все время стояла рядом, то ли мимо проходила, но глазок в двери открылся практически мгновенно.

– Открывай скорее! У меня срочное сообщение Тропинину! Давай быстрее! Вопрос жизни и смерти! – постаравшись добавить в голос побольше панических ноток, заорал я.

– Не ори так! – отрезал невидимый собеседник, – сейчас доложу по команде…

– Некогда докладывать! – продолжал прессинговать я. – Веди немедленно! Сведения чрезвычайной важности! Мы же тут сейчас все попередохнем, и вы тоже!

О чудо! Дверь камеры распахнулась! На пороге стоял дюжий сержант, в двух шагах за ним маячил второй – страховал.

– Ну, что орешь? – тревожно спросил охранник, – что случи…

Внезапно он замолк. Его лицо как-то оплыло, изо рта потекла ниточка слюны. Тот, что стоял за его спиной, просто кулем осел на пол. Эге! Знакомые симптомы! Сзади раздался шум. Я оглянулся – Феклистов сползал по стене, а вот Тарасов, наоборот, встав, приближался ко мне.

– Сработало, Алексей! – торжествующе прошептал капитан, отталкивая загородившего проход охранника и проходя в коридор.

Глава 15

Я последовал за ним знакомым с прошлой ночи маршрутом. В приемной, носящей следы дневного боя, картина была похожей – три тела в серой форме распластались в позах, в которых их настигла нежданная беда. Один из гэбистов успел нацепить устройство ОСЭ и взять ППСС. Не очень-то ему это помогло! Тарасов бросился на трофей, как коршун на полевку.

– Тут они, красавцы! – весело сказал капитан, поводя по сторонам красноватыми линзами прибора. – Кружат! Полным полно! Я такого количества в жизни не видел!

Я пожалел, что рядом нет еще одного устройства обнаружения. Да и автомата тоже. Без них я остро почувствовал себя слепым и голым. Как представлю, что идти придется сквозь НИХ… Но в какой-то миг я вдруг понял, что ясно вижу полупрозрачные силуэты призраков. Их и правда было очень много. Гораздо больше, чем вчера. Они стаями носились по помещениям, постоянно появляясь из стен и туда же уходя. Слегка оторопев от этой жуткой карусели, мы с капитаном вышли из здания.

Снаружи стояла непроглядная тьма. Но, проморгавшись, я опять-таки «вдруг» стал различать предметы. Эге! Так у меня и ночное зрение появилось?

Капитан бодрым шагом, словно и не валялся всего полчаса назад в полной отключке, топал по тротуару. Я замешкался у дверей Управления и капитан, оглянувшись, недовольно осведомился, чего я тяну. А мне просто надо было немного адаптироваться к своим новым способностям. Да и призраки нервировали – один, самый назойливый, постоянно кружил перед самым носом. Расстояние до него, по моим субъективным ощущениям, составляло меньше метра.

Стараясь не обращать на это внимания, я догнал Тарасова и мы, плечо к плечу, почти строевым шагом двинулись в известном капитану направлении. В хорошем темпе мы прошли больше тысячи шагов (я считал!) и повернули налево. Здесь черта Города заканчивалась. Дальше виднелась голая пустошь. Теперь мы двигались вдоль границы жилой зоны. Дома были по левую руку – пустырь по правую. Призраки продолжали кружить над головой, и Тарасов изредка недоуменно качал головой, бормоча себе под нос что-то вроде: «Никогда не видел, чтобы они так носились!»

– Неужели это настолько неординарное событие? – поинтересовался я из чисто академического интереса, чтобы хоть как-то скрасить дорогу.

– Такое столпотворение? – уточнил Тарасов. – Ну, да, конечно! Обычно мы за ночь десятка два видим. Шесть-семь удается сбить. А сейчас… Я даже и не думал, что их может быть так много. Просто теряюсь в догадках, что могло послужить причиной! Единственная приходящая в голову отгадка – они знают о наших событиях и реагируют на них.

– А вы разве не признаете за ними разумность? – удивился я. От Плужникова мне поступала несколько другая информация.

– Ну, как это – разумность? То, что они не безмозглые – понятно! А вот наличие разума? Не знаю… – призадумался Тарасов, не сбиваясь, впрочем, со строевого шага. – Вы знаете, в нашем батальоне некоторые умели входить с ними в контакт. Вот, к примеру, сержант Сысоев из моей роты…

– Это тот, без глаз? – уточнил я.

– Он самый! – подтвердил Тарасов. – Но эти контакты были, скорее, на уровне чувств…

– И что же чувствуют призраки? – заинтересовался я, украдкой косясь на нашего назойливого спутника, так и продолжавшего лететь в метре перед мои носом.

– В основном голод, – ответил Тарасов, – но иногда… Черт! Да, тля, задолбал же этот настырный хрен!

Это капитан возмутился поведением преследующей нас (или указывающей дорогу) «сублимированной эманации». В данный момент призрак сблизился со мной на полметра, то есть висел почти вплотную к моему лицу. Шарахнувшись, капитан вскинул автомат. Я едва успел остановить выстрел.

– Погоди, Володя! Мне кажется, что он нам сказать что-то хочет!

– Сказа-а-ать? – удивленно протянул Тарасов, но автомат опустил. – Хорошо, давайте отойдем в сторонку, вот к тем сарайчикам.

Мы отошли к группе покосившихся строений, которые, видимо, использовались жителями в качестве выносных кладовок. Призрак последовал за нами. Капитан толкнул кривую незапертую дверь, и мы вошли, а вернее втиснулись в помещеньице, больше напоминающее по размерам шкаф. «Эманация» прошла сквозь стену и снова вплотную подлетела ко мне.

– Ну, давай! – скомандовал я. – Есть, что сказать – говори!

Серое марево окутало меня.

Я сидел за деревянным столиком на открытой летней веранде пивного ресторана «Бавария». У моей правой руки стоял высокий запотевший бокал с нефильтрованным пивом. А прямо напротив меня сидел ухмыляющийся Подрывник. Ухмыляться-то он ухмылялся, но вот глаза у него были грустные-е-е!

– Ну, здорово, Леха!

Я ошарашенно помотал головой – ведь только что вокруг были необструганные доски сарайчика. Ущипнул себя – больно! Глотнул из бокала – в нем было так понравившееся «Бланше де Брюссель» с цитрусовым привкусом.

«Все, блин, допрыгался», – мелькнуло в голове. Все-таки началось – крыша поехала! В разных всяких бездонных подземельях сиживал, в чуднейших астральных океанах плавал… теперь вот пивко с пропавшим приятелем попиваю неизвестно где. Внезапно организм настойчиво напомнил о своих физиологических потребностях. Тэк-с, надо помочь организму, он у меня один все-таки, а заодно и проверить это славное местечко.

– Где здесь туалет? – спросил я у Подрывника.

– Да там же, где и раньше, – непритворно удивился приятель. – ты что, Лехинс, склерозом обзавелся?.. Почем брал? – он заржал столь жизнерадостно, что мне стало как-то неудобно. Неужели я и взаправду не сплю, а сижу в понравившемся пивняке с другом? Значит, все предыдущие приключения были причудливой игрой воспаленного разума? Однако глаза Андрюхи выдавали отнюдь не веселый настрой мыслей. Во всем происходящем крылся подвох. Но вот в чем конкретно?

Я поднялся из-за стола и направился с веранды в зал ресторана.

– Ты там это… не слишком долго носик пудри! – глумливо крикнул мне в спину Подрывник. – А то пиво пропадет.

– Да пошел ты, – привычно огрызнулся я на ходу.

Внутри было малолюдно. Несколько человек сидели за столиками, но как-то в глубине, у самых стен, и я не мог рассмотреть их в полумраке. Да я и не старался, если честно, потому что организм продолжал требовательно звать к облегчению, и мне пришлось резко ускориться.

61
{"b":"18372","o":1}