ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Клад тверских бунтарей
Тамплиер. Предательство Святого престола
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Заговор обреченных
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Пропавшие девочки
Альвари

Келеком здесь называют паром, длина которого раза в два больше ширины. Он состоит из надутых козьих шкур, скрепленных деревянными перекладинами, на которые положены либо бревна, либо доски, а на них уже кладут груз. Все это перевязывается ивовыми прутьями. Правят таким паромом, или плотом, при помощи двух весел, изготовленных из расщепленных кусков бамбука. Именно такая конструкция и отделилась от острова. Паром был настолько велик, что мог бы выдержать и побольше, чем шестеро всадников. Он доставил нас невредимыми на ту сторону.

Нас приветствовали несколько собак, толпа детей и старый, достойного вида араб, отец одного из моих спутников.

— Позволь мне отвести тебя к шейху, — сказал мой прежний собеседник.

В дороге к нам присоединились еще мужчины, скромно державшиеся позади и не пристававшие ко мне с расспросами. Они не сводили восхищенных глаз с моего коня. Путь был недолгим. Вскоре мы оказались перед вместительной хижиной, построенной из ивовых стволов, крытой бамбуком и обитой снаружи матами. Когда мы вошли, с циновки поднялся крепко сбитый человек. Перед нашим приходом он был занят точкой своего ножа.

— Селям алейкум! — приветствовал я его.

— Алейк! — ответил он, буравя меня взглядом.

— Позволь мне, о шейх, привести этого человека к тебе, — попросил мой спутник. — Он — благородный воин, и я не осмеливаюсь предложить ему свою палатку.

— Кого привел ты, тот и для меня желанен, — таков был ответ.

Мой спутник удалился, и шейх протянул мне руку.

— Садись, о чужестранец. Ты устал и голоден. Ты должен отдохнуть и поесть, однако прежде разреши мне посмотреть на твоего коня!

Чисто арабский подход: сначала позаботься о лошади, а потом уже о человеке. Когда шейх вернулся, я сразу же заметил, что осмотр вороного добавил уважения к хозяину.

— У тебя благородное животное, машалла! Я могу позволить тебе остаться! Я знаю этого коня.

— Откуда же ты его знаешь?

— Это же лучший конь хаддединов.

— Ты знаешь шейха хаддединов?

— Мохаммеда Эмина?

— Да. Я пришел от него.

— Он послал тебя ко мне?

— Не совсем, но и к тебе тоже. Я пришел к тебе как его посланец.

— Сначала отдохни, потом все расскажешь.

— Я не устал, а то, что мне надо сказать тебе, столь важно, что я мог бы сказать это немедленно.

— Так говори!

— Я слышал, что джовари — твои враги.

— Да, это так, — ответил он, сохраняя мрачное выражение лица.

— Они и мои враги, а также враги хаддединов.

— Я это знаю.

— А знаешь ли ты, что они заключили союз с абу-хаммед и обеидами для нападения на хаддединские пастбища?

— Я это знаю.

— Я слышал, что ты объединился с алабеидами, чтобы проучить грабителей?

— Да.

— И вот я приехал к тебе, чтобы обсудить детали.

— В таком случае я еще раз скажу тебе «добро пожаловать»! Ты подкрепишься и не покинешь нас, пока я не созову старейшин.

Не прошло и часа, как вокруг меня и шейха сидели восемь человек, отрывая большие куски мяса от поданного нам барана. Эти восемь и были старейшинами племени абу-мохаммед. Я чистосердечно рассказал им, как советовался с хаддединами и стал посланцем их шейха.

— Что ты хочешь предложить нам? — напрямую спросил шейх.

— Ничего. Над вашими головами прошло больше лет, чем над моей. Младшему не пристало определять дорогу старшим.

— Ты говоришь, как старик. Твоя голова еще молода, но ум твой стар, иначе Мохаммед Эмин не сделал бы тебя своим посланцем. Говори! Мы послушаем, а потом решим.

— Сколько воинов насчитывает твое племя?

— Девятьсот.

— А племя алабеидов?

— Восемьсот.

— Итого тысяча семьсот. Ровно половина того, чем располагают соединенные враги.

— Сколько воинов у хаддединов?

— Тысяча сто. Однако часто не все зависит от численности. Вы знаете, когда джовари соединятся с абу-хаммед?

— На следующий день после Яум-эль-джума, дня собраний, пятницы.

— Ты это точно знаешь?

— У нас есть надежные союзники среди джовари.

— И где они должны соединиться?

— У развалин Хан-Кернина.

— А что будет потом?

— Потом оба племени пойдут на соединение с обеидами.

— Где назначена встреча?

— Между порогами Эль-Келаб и горами Кануза.

— Когда?

— На третий день после дня собраний.

— Ты исключительно хорошо информирован. Куда они повернут потом?

— К пастбищам хаддединов.

— Что вы намерены предпринять?

— Мы нападем на палатки, в которых враги оставят своих женщин и детей, а потом уведем их стада.

— Разумно ли это будет?

— Мы вернем украденное у нас.

— Верно. Но у хаддединов одиннадцать сотен воинов, в то время как у врагов — три тысячи человек. Они победят, вернутся и начнут преследовать вас, чтобы отобрать у вас не только награбленное, но и теперешнее имущество. Если я не прав, скажи это.

— Ты прав. Мы надеялись, что хаддединов усилят другие племена шаммаров.

— Но эти племена атакованы войсками мосульского губернатора.

— Что же ты нам посоветуешь? Самым лучшим было бы уничтожение врагов поодиночке. Разве не так?

— Вы победили бы одно племя, а два других насторожились бы. На них надо напасть сразу же после соединения, а значит — у порогов Эль-Келаб. Если вы на это согласны, Мохаммед Эмин спустится со своими воинами с гор Кануза на третий день после Яум-эль-джума и обрушится на врагов, тогда как вы двинетесь с юга и тем самым загоните их в пучину Эль-Келаб.

Этот план после длительного обсуждения был принят и разработан во всех деталях. За разговорами прошла большая часть послеполуденного времени, и, поскольку наступил вечер, мне пришлось остаться на ночлег. На следующее утро я заблаговременно поднялся и вскоре поскакал назад тем же путем, каким приехал сюда.

Задача, казавшаяся такой трудной, была решена настолько легко и просто, что я постыдился бы даже рассказывать об этом. Нет, вороного нельзя заслужить так дешево. Но что же еще я мог сделать? Может быть, мне стоит изучить заранее поле сражения? Игнорировать эту мысль я не смог. И вот я не стал переправляться через Тартар, а поскакал по его левому берегу на север, намереваясь достичь гор Кануза. Только далеко за полдень мне пришла в голову мысль, не частью ли этих гор было вади Джехеннем, в котором мы с англичанином повстречали конокрадов. Я не смог получить ответ на этот вопрос и поехал дальше, держась правее, чтобы проехать поблизости от Джебель-Хамрина.

Солнце почти склонилось к закату, когда я заметил двоих всадников, появившихся на западе и приближавшихся ко мне с большой скоростью. Увидев меня, они на мгновение замедлили ход лошадей, однако потом поскакали прямо ко мне. Надо ли было бежать? От двоих? Нет! Я остановил коня и спокойно подождал, когда они подъедут.

Всадники оказались мужчинами во цвете лет. Они осадили коней прямо передо мной.

— Кто ты? — спросил один из них, жадно разглядывая вороного.

С таким обращением у арабов я еще не встречался.

— Чужеземец, — ответил я кратко.

— Откуда ты приехал?

— С запада, как видите.

— Куда ты направляешься?

— Туда, куда ведет меня кисмет.

— Едем с нами. Ты будешь нашим гостем.

— Благодарю тебя. Меня уже ждет гостеприимный хозяин, позаботившийся о моем ночлеге.

— Кто?

— Аллах. Прощай!

Я был слишком беззаботен, иначе не отвернулся бы именно в тот момент, когда один из них полез за пояс, а в следующее мгновение его палица полетела мне в голову, и я свалился с коня. Правда, обморок длился недолго, но разбойники успели тем временем меня связать.

— Селям алейкум! — приветствовал теперь меня один из них. — Раньше мы были недостаточно вежливы, и ты отверг наше гостеприимство. Кто ты?

Естественно, я не ответил.

— Кто ты?

Я молчал, хотя он сопроводил свой вопрос пинком.

— Оставь его, — сказал другой. — Аллах совершит чудо и раскроет ему рот. Он пойдет или поедет?

— Пойдет.

Они ослабили мне путы на ногах и привязали к стремени одной из лошадей. Потом взяли моего вороного за повод и отправились прямо на восток. Так, несмотря на своего доброго коня, я стал пленником.

51
{"b":"18374","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Золотая Орда
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Луна-парк
Сила притяжения
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Метро 2033: Спящий Страж
Спасти лето
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)