ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как это?

— Должны ли они в будущем платить вам дань?

— Да.

— Чем же? Разве может бени-араб заплатить дань, если у него совсем нет домашнего скота?

— Твои уста говорят мудро и понятно.

— Слушайте дальше! Если вы заберете у побежденных все: их одежду, их драгоценности, их стада, — тогда вы вынудите их красть и грабить, чтобы не умереть с голода. А где они будут красть? У своего соседа. И таким соседом будете вы. Где они будут грабить? У того, кто живет ближе всего, кто сделал их бедными и побудил их к грабежу. И это будете вы. Что же лучше — иметь соседями друзей или разбойников?

— Первое.

— Так сделайте их своими друзьями, а не грабителями! Возьмите у побежденных только то, что может вам навредить. Если вы отнимете у них оружие и лошадей, вы получите десять тысяч единиц различного оружия и три тысячи лошадей. Этого вам мало?

— Это вообще-то много.

— Тогда у побежденных больше не будет ни оружия, ни достаточного количества лошадей, чтобы развязать войну. Вы будете править ими, они смогут перейти под вашу защиту, они будут вынуждены помогать вам в борьбе с вашими врагами. Я все сказал!

— Ты должен сказать больше! Сколько взять у них скота сегодня?

— Ровно столько, сколько составляют убытки, нанесенные вам их нападением.

— А сколько потребовать с них дани?

— Надо выставить такое требование, чтобы они всегда имели ровно столько, сколько нужно, чтобы прожить, не зная нужды. Умный шейх при этом смотрел бы за тем, как бы побежденные не стали снова достаточно сильными, чтобы отомстить за поражение.

— Но еще остается кровная месть. Мы ведь убили многих из них.

— А они убивали ваших. Прежде чем пленные будут отпущены, родственники убитых могли бы встретиться и определить цену крови. Вам придется заплатить больше, чем им, и заплатить, может быть, как раз из взятой вами добычи.

— Нам возместят военные издержки?

— Нет, вы должны сами привезти контрибуцию. Пленные останутся здесь, пока вы не получите компенсации. А чтобы дань исправно платили, вы будете всегда держать в качестве заложников несколько важных людей из побежденных племен. Если дань не заплатят, эти заложники подвергнутся опасности.

— Мы их убьем. Теперь ты нам должен сказать последнее. Как разделить между нами дань и компенсацию военных издержек? Это очень трудно определить.

— Нет, это очень легкое дело, если только вы друзья. Компенсацию сюда доставят, пока вы еще будете здесь, и тогда вы сможете распределить ее по количеству воинов.

— Так и должно быть!

— Теперь вот что. У вас три племени, и у них три племени. Количество воинов в племенах примерно равное. Почему же одно ваше племя не может получать ежегодную дань от одного из их племени? Вы — друзья и союзники. Захотите ли вы ссориться за хвост овцы или за бычьи рога?

— Ты прав. Но кто же должен доставить компенсацию с их пастбищ?

— Столько людей, сколько для этого надо, причем две трети отряда будут составлять ваши люди, а одну треть — вражеские.

— Хорошо. А что получишь из этой компенсации ты?

— Ничего. Я еду дальше. Стада мне не нужны. Оружие и лошадь у меня есть.

— А те трое, которые приехали вместе с тобой?

— Они тоже ничего не возьмут. И у них есть все, что им нужно.

— Тогда ты должен взять то, что мы преподнесем тебе в знак нашей благодарности. Твоя голова не так стара, как наши, но тем не менее ты научил наших воинов побеждать врага, не неся больших потерь.

— Если вы хотите отблагодарить меня, то сделайте хорошо тем, кто ранен и лежит в палатке, даже если это будут ваши враги, а кроме того, посмотрите, найдутся ли поблизости развалины, где можно бы было выкопать разные фигурки или камни с надписями на чужих языках. Мой спутник очень хочет посмотреть на такие вещи. Теперь вы услышали все, что я хотел вам сказать. Да просветит Аллах ваш разум, чтобы я поскорее узнал о вашем решении!

— Ты должен остаться и принимать решения с нами!

— Но я не могу больше ничего сказать, кроме того, что вы уже слышали. Вы сами найдете верное решение.

Я вышел из палатки и поспешил позаботиться о финиках и воде для пленного шейха. Потом я встретил Халефа, который пошел со мной до вади Дерадж — теперь я хотел рассмотреть его поближе. Пленные абу-хаммед знали меня. Некоторые из них почтительно поднялись, когда я проходил мимо, другие шушукались, сдвинув головы. В глубине долины меня радостно приветствовали находившиеся там абу-мохаммед. Они были восхищены тем, что так легко победили могучих врагов. Я переходил от одной группы арабов к другой и только через несколько часов добрался до своей палатки.

Тем временем отправленные к пастбищам гонцы уже позаботились о том, чтобы перенести лагеря по соседству к вади Дерадж. И теперь вся равнина кишела стадами. Теперь было достаточно баранов для праздничного ужина, который намечался сегодня вечером в каждой палатке. Мохаммед Эмин уже искал меня.

— Твои слова столь же хороши, как и твои поступки, — сказал он. — Мы послушались их. Обеиды будут платить дань хаддединам, абу-хаммед — племени абу-мохаммед, а джовари— алабеидам.

— Какую компенсацию внесут отдельные племена?

Он назвал мне цифры. Они были высокими, но не жестокими, что меня чрезвычайно обрадовало, так как я мог сказать себе, что мои слова не оставили без внимания, несмотря на свирепые порядки, обычные в таких случаях. О превращении пленников в рабов не было и речи.

— Ты выполнишь одну мою просьбу? — спросил меня шейх.

— Охотно, если смогу. Скажи ее!

— Мы приведем часть стад от побежденных. Для этого людям, которых мы посылаем, нужен умный и храбрый руководитель. Я и шейх Малик должны оставаться здесь с пленными. Нам надо трех предводителей: одного — к обеидам, одного — к абу-хаммед, одного — к джовари. Шейхи абу-мохаммед и алабеидов готовы ехать. Нам не хватает третьего. Хочешь им быть?

— Хочу.

— Куда бы ты мог поехать?

— А куда хотят ехать другие?

— Они предоставили право первого выбора тебе.

— Тогда я поеду к абу-хаммед, потому что однажды уже был у них. Когда мы должны отправляться?

— Утром. Сколько человек тебе надо?

— Сорок из пленников абу-хаммед и шестьдесят человек твоих хаддединов. Халефа Омара я также возьму с собой.

— Тогда подбери себе сам свой отряд. Абу-хаммед должны иметь при себе оружие?

— Нет. Это было бы серьезной ошибкой. Вы уже договорились с шейхами побежденных?

— Нет. Это произойдет сегодня, до последней молитвы.

— Наиболее уважаемых воинов сохрани здесь, с нами пошли только простых. Этого вполне достаточно для перегонки стад.

Я пошел выбирать людей и наткнулся на Линдсея.

— Спросили, сэр? — обратился он ко мне.

— Я дал шейхам задание справиться об этом у своих людей.

— Великолепно! Замечательно! Шейхи знают все! Я найду развалины!

— Непременно! Хотите совершить интересную поездку?

— Куда?

— Пониже Эль-Фатаха, где Тигр прорывается через горы Хамрин.

— А зачем?

— Надо привести стада, назначенные для контрибуции!

— От кого?

— От абу-хаммед, похитивших тогда наших лошадей.

— Превосходно, сэр! Я с вами! Сколько у нас человек?

— Сто.

— Хорошо! Замечательно! Наверняка путешествие будет интересным! Там есть развалины?

— Там много могильных холмов, но на левом берегу реки.

— Мы не переправимся?

— Нет.

— Жаль! Очень жаль! Мы могли бы поискать! Найти Fowling bulls!

— Несмотря на это, мы найдем нечто превосходное.

— Что?

— Нечто аппетитное, чего мы долго были лишены, — я имею в виду трюфели.

— Трюфели? О! А!

Он так широко разинул рот, словно хотел разом съесть целый пирог с трюфелями.

— В тех краях трюфелей масса. Ими, как я узнал, даже торгуют с Багдадом, Басрой, Киркуком, Сулейманией и вроде бы с Керманшахом [122].

— Я еду с вам, сэр, еду! Трюфели! Замечательно!

вернуться

122

Киркук и Сулеймания — города на северо-востоке Ирака. Керманшах — город на северо-востоке Ирана.

63
{"b":"18374","o":1}