ЛитМир - Электронная Библиотека

Стоило некоторого труда собрать эту толпу стариков, женщин и детей. Когда они наконец собрались, я подошел к пленным.

— Вы видите своих отцов, матерей, сестер и детей! Они в моих руках. Я уведу их в плен, если вы не будете выполнять мои приказы. У вас шесть пастбищ. Все они поблизости. Я разделю вас на шесть групп, каждая из которых под наблюдением моих воинов направится к одному из пастбищ, чтобы пригнать сюда животных. Через час надо собрать все стада!

Как я сказал, так и случилось. Абу-хаммед под наблюдением хаддединов разделились, и только двенадцать наших воинов удержал я при себе. Среди них был Халеф.

— Я пока удалюсь, Халеф, — сказал я ему.

— Куда, сиди? — спросил он.

— На остров. Ты будешь здесь смотреть за порядком, а затем отвечать за отбор скота. Позаботься о том, чтобы этим бедным людям оставили не самый плохой скот.

— Они этого не заслужили, сиди!

— Я так хочу. Понимаешь, Халеф?

К нам подошел мастер Линдсей.

— Вы спросили о развалинах, сэр?

— Еще нет.

— Не забудьте, сэр!

— Нет. Я опять хочу доверить вам важный пост.

— Well! Какой?

— Смотрите за тем, чтобы ни одна из здешних женщин не сбежала!

— Yes!

— Если какая-нибудь из них вознамерится бежать, то…

— Я ее пристрелю!

— О нет, милорд!

— Тогда что же?

— Позвольте ей убежать!

— Well, сэр!

Он произнес эти два слова, но рта не закрыл. Я-то был твердо убежден, что один только вид сэра Дэвида Линдсея отнимет у женщин всякую охоту к побегу. В своем клетчатом одеянии он должен был им казаться чудовищем.

На этот раз я взял с собой двух хаддединов и направился к реке. И вот он лежит передо мной, этот четвертый остров. Он был длинным и узким и весь зарос густым тростником, вымахавшим значительно выше человеческого роста. Я не заметил ни одного живого существа, но остров скрывал какую-то тайну, которую я непременно хотел узнать. Так уж вышло, что ни одного из абу-хаммед я с собой не взял, не желая, чтобы впоследствии этот визит причинил им зло.

— Поищите плот! — приказал я хаддединам.

— Куда ты хочешь ехать?

— Вон на тот остров.

— Разве ты не видишь, какое здесь бурное течение?

Хаддединский воин был прав, но тем не менее я был убежден, что люди здесь переправлялись. Когда я присмотрелся пристальней, то заметил, что на верхнем конце острова тростник притоптан.

— Ну-ка посмотрите туда! Разве вы не видите, что там были люди?

— Кажется, так, эмир.

— Значит, должен быть и плот.

— Его наверняка унесло течением!

— Ищите!

Они ходили и налево и направо, вверх по течению и вниз, но так ничего и не нашли. Тогда я взялся за поиски сам, но долгое время они также не приносили результата. Наконец я открыл не плот и не лодку, а нехитрое приспособление, назначение которого мне сразу стало ясным. На стволе дерева, стоявшего у самой воды повыше острова, был укреплен длинный крепкий канат из пальмовых волокон.

Один конец был обкручен вокруг ствола, а сам канат тщательно спрятали в буйно разросшихся под деревом кустах. Когда я вытащил весь канат, на другом его конце оказалась спущенная камера, сделанная из козьей шкуры. К ней была прилажена деревянная перекладина, служившая для того, чтобы держаться за нее руками.

— Смотрите, плот здесь, и его не унесло. Я переплыву реку, а вы сторожите, чтобы мне не помешали.

— Это опасно, эмир!

— Другие же переправлялись!

Я сбросил верхнюю одежду и надул камеру. Отверстие завязал прикрепленным рядом шнуром.

— Держите канат покрепче и медленно опускайте его!

Я схватился за перекладину и соскользнул в воду. Течение сразу же подхватило меня. Оно было таким сильным, что взрослому мужчине надо было держаться за канат изо всей мочи. А для того, чтобы вытянуть человека с того берега, потребовались бы, пожалуй, объединенные усилия многих сильных мужчин. Вскоре я выбрался на берег, правда, чувствительно ударившись о камень. Первым делом я закрепил канат так, чтобы он не потерялся. Потом взялся за прихваченный с собой кинжал.

От стрелки острова через заросли тростника вела узкая утоптанная тропинка, по которой я через короткое время вышел к маленькой хижине, сложенной из бамбука, камыша и тростника. Она была такой низкой, что ни одни человек не смог бы в ней стоять во весь рост. Внутри хижины я увидел лишь небольшую кучку одежды. Я тщательно рассмотрел ее и убедился, что это были обрывки дорожного платья трех мужчин. Ничто не показывало недавнего присутствия в хижине владельцев одежд, но тропа вела дальше.

Я последовал по ней и вскоре услышал что-то слегка похожее на стон. Я поспешил вперед и вскоре выбрался на место, где был вырублен тростник. На этой маленькой полянке я увидел… три человеческие головы. Мне показалось, что они срезаны под самый подбородок и аккуратно поставлены на землю. Головы распухли до безобразия, и причину этого было легко отгадать: при моем появлении в воздух поднялось плотное облако мошки и комаров. Я посмотрел на закрытые глаза и рты. Может быть, здесь по какой-то причине складывают головы мертвых?

Я нагнулся и дотронулся до одной головы. Тогда-то я и услышал слабый стон, глаза открылись и уставились на меня застывшим взглядом. Пожалуй, я редко пугался в своей жизни, но теперь меня охватил такой ужас, что я отскочил на несколько шагов.

Через некоторое время я снова приблизился к страшному месту и пригляделся. Теперь мне стало ясно, что здесь были закопаны три человека — закопаны в болотистую почву живыми, по самую шею.

— Кто вы? — громко спросил я.

Теперь еще двое открыли глаза и уставились на меня бессмысленным взглядом. Один медленно простонал:

— О Ади!

— Ади? Не имя ли это великого святого езидов, поклонников дьявола [125]? Кто вас сюда привез? — продолжал я расспрашивать.

Рот снова открылся, но ослабевший человек не в силах был издать ни одного членораздельного звука. Я пролез через плотные тростники к реке и зачерпнул ладонями воду, затем быстро вернулся назад и обрызгал несчастных влагой. Они жадно потянулись к ней. За один раз я очень мало мог принести, ведь вода просачивалась сквозь пальцы. Мне пришлось много раз бегать туда-сюда, прежде чем эти бедняги утолили свою жажду.

— Есть здесь мотыга? — спросил я.

— Унесли, — услышал я в ответ шепот.

Я помчался к верхней стрелке острова. На той стороне реки еще стояли мои спутники. Я приложил руку ко рту, стараясь перекрыть шум реки, и закричал им:

— Достаньте мне лопату и мотыгу, а также приведите англичан, всех троих, но только незаметно!

Хаддедины исчезли. Халефа я не мог вызвать, потому что он был нужен на том берегу. Я ждал в сильном нетерпении… Наконец появились хаддедины с тремя англичанами и с инструментом, похожим на мотыгу.

— Сэр Дэвид Линдсей! — крикнул я ему.

— Yes! — ответил он.

— Быстро переправляйтесь сюда! Билл и другой слуга тоже! Возьмите с собой мотыгу!

— Fowling bulls найдены?

— Увидите!

Я отвязал шкуру и столкнул ее в воду.

— Тяните!

Минуту спустя сэр Дэвид стоял на острове.

— Где находка? — спросил он.

— Подождите немного! Сначала пусть переберутся остальные!

— Well!

Он дал знак поторопиться, и наконец оба могучих парня оказались на нашем берегу. Билл держал при себе мотыгу. Я снова закрепил шкуру.

— Пойдемте, сэр!

— А! Наконец!

— Сэр Дэвид Линдсей, простите ли вы меня?

— Что?

— Никаких Fowling bulls я не нашел.

— Никаких? — он так и остался стоять с широко раскрытым ртом. — Никаких? А!

— Но я открыл нечто ужасное! Пойдемте! — Я схватил мотыгу и пошел вперед.

Когда мы вышли на поляну, англичанин сразу же отпрянул назад с криком ужаса. Теперь вид голов был еще отвратительнее, потому что все трое открыли глаза и подергивали головами, пытаясь отогнать тучи насекомых.

— Их закопали! — сказал я.

вернуться

125

Езиды — приверженцы религиозной секты, живущие на территории Ирака и Турции; их верование — смесь элементов зороастризма, христианства, ислама.

66
{"b":"18374","o":1}