ЛитМир - Электронная Библиотека

Медленно и осторожно мы добрались до того места, но его там не оказалось! Может, он воспользовался каким-то другим, неизвестным нам ходом? Мы обследовали все вокруг. Ничего. Но он определенно должен быть где-то там, внизу. Мы вернулись к людям, что стояли на «распутье» и с напряжением ждали наших криков о помощи.

– Его здесь уже нет, – зашептал я. – Отойдите немного и зажгите лампы. Позаботьтесь о том, чтобы отблески не падали на другие проходы.

– Что будем делать, мистер? – спросил Линдсей.

– Мы обследуем все три хода.

– Без ламп?

– Да. Свет нас только подведет, поможет лучше прицелиться в нас; не исключено, что он нас уже заприметил.

– А если вы его встретите, а нас рядом не будет?

– Думаю, мы сами справимся.

Мы двинулись вперед, в тот самый ход, где я наткнулся на колодец. Мы охватили всю ширину прохода и сделали более двухсот шагов без особых предосторожностей, а потом пошли осторожнее. До отверстия в полу добрались, так и не встретив Абрахима. Потом вернулись, чтобы идти по второму ходу. Здесь следовало быть особо начеку. Медленно, крайне медленно ползли мы вперед, пока не достигли конца. Перед нами возвышалась несущая стена храма, и мы снова вернулись ни с чем.

В последнем проходе мы предприняли аналогичные меры предосторожности. Он был намного длиннее предыдущих и оканчивался глубокой ямой шириной как раз с проход. В третий раз нам пришлось вернуться!

Спутники с удивлением выслушали нас.

– Он наверняка еще здесь, – сказал Линдсей. – Да!

– Он мог сбежать, пока нас тут не было, после того как я вышел. Берите лампы. Давайте осмотрим колодец!

Мы пошли вниз влево и достигли конца хода. Колодец был очень глубоким – дна не было видно, сплошная чернота. Там, внизу, Абрахим прятаться не мог. Подойдя поближе, мы заметили ступени, причем верхняя располагалась так низко, что до нее сверху невозможно было дотянуться рукой.

– Будем спускаться? – спросил Коджа с некоторым сомнением в голосе.

– Конечно. Это единственный путь, которым он мог воспользоваться!

– А если он оттуда в нас выстрелит?

– Ты пойдешь сзади. Дай мне свет!

Мы стали спускаться. Я насчитал целых двадцать ступеней. Дальше шел очень длинный ход, единственный, ведущий под землю и оканчивающийся аналогичной лестницей, по которой мы и поднялись. Наверху мы снова оказались в каком-то коридоре. Стараясь не удаляться друг от друга, мы двинулись по нему. Он вел к перекрестку, похожему на тот, что мы уже видели. Нужно было посоветоваться. Обследовать оба хода поодиночке или вместе? Мы решились на второе. Линдсей с Коджой остались сторожить перекресток, в то время как мы с Халефом, взяв вторую лампу, отправились в проход. Он все ширился, становилось светлее. Мы помчались вперед и вышли на свет божий возле тех самых двойных колонн, где я в свое время уходил под землю.

Однако где же ирландцы, которых оставили на посту?

– Сиди, он здесь вышел, и они его схватили, – высказал предположение Халеф.

– Тогда бы они побежали к другому выходу сообщить. Пойдем, посмотрим!

Мы быстро направились к другому месту, оно тоже не охранялось, слуга Якуба покинул свой пост.

– Они отвели его в лагерь, – сказал Халеф. – Пойдем туда!

– Сначала заберем англичанина и Коджа-пашу.

Мы побежали обратно, туда, где оставили возле двойных колонн свои непотушенные лампы, а затем снова погрузились в темноту, чтобы вывести наших. Выйдя с ними на поверхность, мы загасили лампы и отправились в лагерь. Возле отверстия мы застали слугу англичанина и ирландцев, о чем-то оживленно беседовавших. Слуга-араб Якуба стоял рядом и ничего не понимал. Увидев нас, они подскочили и наперебой заговорили.

– Сэр, он убежал! – кричал Билл громче всех.

– Кто?

– Мастер Яку6.

– Куда же?

– Туда, где другой.

– Какой другой?

– Которого мы хотели поймать.

– Ничего не понимаю. Я думал, вы его схватили!

– Мы? Нет. К нам он не выходил. Мы думали, его схватил мастер Якуб, мы слышали, как он стрелял, и помчались ему на помощь.

– Почему же он тогда стрелял?

– Спросите вот его! – и он указал на слугу Линдсея, который находился при Якубе Афара.

Тот поведал нам вот что.

Они с Якубом сидели в лагере у отверстия в стене и вместе думали о том, что скоро преступника доставят на поверхность. Вдруг сзади них все затрещало. Обернувшись, увидели, что со сводов обрушились целые блоки. Они подумали, что рушится все сооружение, и в испуге отбежали. Когда все неожиданно прекратилось, они вернулись и собрались зайти внутрь, чтобы посмотреть на повреждения, как вдруг из отверстия позади них выскочил всадник – это был Абрахим-Мамур. Они в страхе отпрыгнули, и он использовал это, пустившись в галоп. Якуб быстро пришел в себя, схватил ружье, вывел из убежища вторую лошадь Линдсея и поскакал за беглецом, безуспешно дважды выстрелив ему вслед.

Как странно было слышать все это! Даже поверить трудно. Но, зайдя в отверстие, мы убедились, что рассказчик говорит правду. Первый взгляд я бросил на место, где лежал пакет, – он исчез. Двух лошадей Линдсея тоже не было, в том числе его отличной скаковой лошади.

– Ох! За ним! – кричал Линдсей и бросился к третьей лошади.

Я остановил его:

– Куда, сэр Дэвид?

– За этим парнем!

– А вы знаете, куда он поехал?

– Нет.

– Тогда будьте любезны остаться здесь, пока не вернется Якуб. Узнаем от него подробности.

– Сиди, что это? – спросил Халеф, протягивая сложенный вчетверо клочок бумаги.

– Где он был?

– Приклеен прямо на лошади.

Действительно, бумага была еще влажной. Она держалась на лбу лошади благодаря поту, и на ней было написано: «Я слушал и все слышал!» Вот это дела! Здесь, в убежище, у Абрахима явно не было времени написать это, он заготовил надпись раньше! Мы подошли к задней стене, и все сразу стало понятно. Этот ход не оканчивался здесь, а был только слегка присыпан. По стенам было сооружено некое подобие полок, на них навален мусор, так что оставалось много места, где мог проползти человек и подслушать все, о чем говорилось в помещении.

Об этом сооружении Абрахим-Мамур, вероятно, знал от своего отца. Наверное, он понял, что я от него улизнул, и устремился в этот ход, чтобы нас подслушать. Пока оба стража ценностей были снаружи, он прокопал немного хлама, тот рухнул, и бегство двух людей помогло ему воспользоваться лошадью и без борьбы завладеть ценностями. Этот субъект был, в самом деле, опасным типом! Англичанин принялся седлать своих лошадей.

– Это излишне, – сказал я ему.

– О нет, очень необходимо!

– Сегодня за ним нет смысла гнаться!

– А я хочу!

– Ночью? Вы же ничего не увидите!

– Да? В самом деле, но он же тогда улизнет!

– Давайте подождем.

Тут к нам подошел Коджа-паша.

– Эфенди, можно высказать предложение?

– Говори!

– Этот человек наверняка подастся в горы, куда вы за ним не поедете. А у меня есть люди, которые знают там каждую тропу, до самого моря. Послать гонцов?

– Да, давай поступим так. Все будет хорошо оплачено.

– Куда мне направить людей?

– В портовые города, где он может воспользоваться кораблем.

– Итак, в Триполи, Бейрут, Сайду, Сур и Акку?

– Именно в эти пять городов – вор ни в коем случае не останется в стране. Ты дашь им сопроводительные письма?

– Непременно.

– Тогда присылай сюда людей, мы им выдадим деньги на расходы.

– Они все получат у меня, вы мне потом доплатите, давайте не будем тратить времени.

Честный человек поехал в город. Мы остались и занялись осмотром прохода, который проломил Абрахим. Для этого зажгли снова лампы, оставили слуг у вещей и полезли через щебень.

Этот коридор был таким же длинным, как и тот последний, что мы обследовали, и вел он к тому же перекрестку, откуда мы с Халефом вышли к двойным колоннам. Все было просто, но мы разгадали загадку слишком поздно…

Через час снова появился Коджа-паша и с ним четверо всадников. Он снабдил их провиантом и деньгами, и каждому Линдсей выдал бакшиш, которым те явно остались довольны. Потом они уехали.

63
{"b":"18376","o":1}