ЛитМир - Электронная Библиотека

Поллер, конечно, понял, что речь идет о нем. Он был так возмущен услышанным, что забыл обо всякой осторожности и, сам того не ожидая, поднялся в полный рост прямо перед обоими братьями.

— Вы хотите меня зарезать, жалкие подонки! — напустился он на них. — И это благодарность за …

Закончить он не успел. Оба поняли, что их замысел раскрыт и тянуть с его исполнением не было смысла. Мгновенно переглянувшись с братом, Батлер резким движением схватил бывшего проводника сзади, а Гринли всадил ему в грудь охотничий нож. Клинок вошел в тело так удачно, что Поллер, издав предсмертный крик, рухнул на землю бездыханный. Братья обчистили его карманы, потом оставили труп в хилой траве, а сами еще около часа продолжали спокойно наблюдать за устьем Зимней Воды.

Поскольку там все еще ничего не происходило, до них, наконец, дошло, что они зря тратили время. Оба встали, прихватили с собой лошадь Поллера, выбрались в открытую прерию и помчались прочь.

Всего пять минут спустя к месту трагедии подъехали Олд Шеттерхэнд, Виннету и остальные. Проницательные вестмены преодолели все трудности и упорно шли по следу, хотя он и совпадал со старым. И вот, они увидели труп.

— Это Поллер! — воскликнул Олд Шеттерхэнд. — Они его убили, чтобы избавиться. Теперь он мертв и получил за все сполна! Вот здесь они лежали и вели наблюдение за…

— Мой брат может не продолжать, — прервал его Виннету. — Они уехали всего пять минут назад. Их след ведет в прерию. Быстрее за ними!

Выйдя из кустов, вестмены взлетели в седла и погнали коней галопом за двумя убийцами. Минут через десять они увидели их на равнине. Батлер случайно обернулся и тут заметил преследователей.

— Смотри! Олд Шеттерхэнд, Виннету, охотники и краснокожие! — закричал он в ужасе. — Быстрей, быстрей!

Они пришпорили лошадей, но преследователи неуклонно приближались.

— Так ничего не выйдет; они нас догонят, — крикнул Нефтяной принц. — На открытой местности мы от них не уйдем. Надо уходить в кусты!

Они резко свернули налево, пытаясь найти убежище в полоске кустов, зеленым клином врезавшейся в прерию. Это были те самые заросли, в которых они убили разведчиков навахо. Тем временем Нитсас-Ини перекрыл своими воинами всю равнину. Беглецы могли проскользнуть вдоль реки, между деревьями, поэтому он с несколькими индейцами проник туда и теперь медленно шел вдоль берега. Лошади мешали краснокожим, и они оставили их сзади. У клина они обнаружили еще вполне четкие следы и пошли по ним, а вскоре наткнулись на трупы обоих разведчиков. Жуткий гнев охватил вождя.

И в этот момент они услышали стук копыт. Индейцы поспешили к опушке и увидели беглецов, вслед за которыми мчались преследователи. Вождь угрожал им пыточным столбом, но теперь гнев, охвативший его, даже не позволял думать об этом… к счастью для них, поскольку быстрая смерть была для них лучше.

— Они приближаются, собаки! — вырвалось у Нитсас-Ини. — Не жалейте на них пуль!

Он первым выскочил из-за кустов, его люди последовали за ним и вскинули свои ружья. Нефтяной принц и Батлер увидели, как внезапно перед ними выросли фигуры краснокожих.

— Черт! — выругался Нефтяной принц, — нас окружают! Не те ли это кусты, где мы укокошили двух навахо?

— Те самые, — ответил Баттлер. — Но что делать? Свернуть вправо?

На одно короткое мгновение они придержали лошадей. Этого было достаточно: раздались выстрелы навахо, лошади братьев вскинулись на дыбы и понеслись галопом прямо к кустам, унося на своих спинах уже мертвых всадников. Влетев в кусты, напуганные животные остановились, и только тогда расстрелянные упали на землю, как раз рядом со своими жертвами.

Всего несколько мгновений спустя подоспел отряд Олд Шеттерхэнда. Перед кустами всадники спешились и бросились в заросли. Там они увидели вождя с его людьми, стоящими над четырьмя трупами.

— Расплата настигла их на месте преступления! — констатировал Олд Шеттерхэнд. — Здесь, где они сами совершили убийство.

— Я слишком поторопился, — добавил вождь. — Их надо было замучить до смерти. Эти быстро убивающие пули не стали для них расплатой. Возьмите трупы наших воинов, привяжите их к лошадям. Они должны быть похоронены в нашем лагере, как храбрые сыны навахо. А эти белые собаки пусть остаются здесь. Пусть их разорвут стервятники!

Сэм Хокенс тихо шепнул Олд Шеттерхэнду:

— Мы тайно проберемся сюда и захороним их, если не ошибаюсь. Они были преступниками, но при этом это все-таки детьми человеческими.

Слабый утвердительный кивок показал, что охотник согласен.

Отряд краснокожих с двумя трупами пришел в движение, переправился в подходящем месте через реку и двинулся к лагерю. Оттуда послышались глухие причитания. Еще до наступления вечера над телами убитых поднялись два высоких каменных холма.

Навахо и нихора еще два дня оставались вместе, потом они расстались. Белые, конечно, ушли с навахо в направлении Рио-де-Чако, где стояли вигвамы и хижины племени. Там знаменитых вестменов приняли с радостью, а переселенцев с большим гостеприимством.

Что произошло потом? Об этом можно было бы написать новые книги. Нитсас-Ини сдержал слово. Четыре немецких семьи получили все, что Вольф обещал им в устье Зимней Воды. Как и предсказывала фрау Розали Эберсбах, они смогли основать на подаренных землях настоящие поместья. Никогда их доброе согласие с навахо ничем не омрачалось.

Вестмены долгое время оставались с переселенцами, по мере сил помогая делом и советом четырем хозяйствам, а потом простились с краснокожими и белыми друзьями, разумеется, не навсегда. Они отправились в Калифорнию и во время этого путешествия испытали немало удивительных приключений. В Сан-Франциско Тетка Дролл и Хромой Фрэнк распрощались с остальными, решив проводить домой рассеянного чудака-кантора. На прощание Сэм Хокенс спросил:

— Когда же мы снова встретимся с вами, великими героями Дикого Запада, если не ошибаюсь?

— Когда ты исправишься, старый балагур, — ответил Хромой Фрэнк. — Напиши мне как-нибудь письмецо. Адрес тот же: вилла «Медвежье сало». Меня будет очень протежировать, если я услышу, что тебе здесь, на Западе пирамидально-каннибальски везет!

Ну, а как же двенадцатиактная героическая опера? Когда будут готовы хотя бы первые три такта, я обязательно сообщу.

95
{"b":"18378","o":1}