ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неймар. Биография
Телепорт
Принц Зазеркалья
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Это слово – Убийство
Элиза и ее монстры
Мифы о болезнях. Почему мы болеем?
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Текст, который продает товар, услугу или бренд

— Сиди, ты здесь, внизу?

— Да, я здесь.

— Помоги мне, они меня схватили!

Не раздумывая, я прыгнул в самую середину дерущихся.

Да, они его поймали. Я нанес несколько ударов правой, отшвырнул двоих левой, схватил Халефа за шкирку и буквально вышвырнул в открытую дверь. Оказавшись снаружи, я подпер дверь деревяшкой.

— Халеф?

— Я тут.

— Ты ранен?

— Нет.

— Бежим. Здесь лестница.

Я схватил его за руку и увлек туда, где, как вычислил, находится лестница. Сзади послышались голоса догонявших. В окрестных домах стали просыпаться люди. Привлеченные криками и шумом, они высыпали из своих жилищ. Мы тем временем благополучно спустились, пересекли двор и добрались до места, где я оторвал доски от забора. Когда мы закрыли за собой отверстие и собрались передохнуть, маленький Халеф произнес:

— Слава Аллаху. Никто меня теперь не затащит на эту голубятню.

— А тебя туда никто и не тащил.

— Ты прав, я сам во всем виноват, но как здорово было обрабатывать их плеткой! Слыхал, как кричали? А сейчас слышишь?

— Да, нас ищут. Где Оско с Омаром?

— Здесь! — отозвались оба.

— Лошади готовы?

— Да, мы давно уже ждем.

— Выводите их из конюшни, и быстрее из города! Каждый вывел свою лошадь. Все мое оружие висело на седле. Ворота постоялого двора были открыты. Через них мы беспрепятственно выскочили в переулок. Халеф скакал рядом.

— Куда теперь? Ты знаешь дорогу? Может, спросим у кого-нибудь?

— Нет, некогда. Скачем на запад. Сейчас главное — выбраться из города, а уж потом найдем дорогу.

— Мы убегаем?

— Мы уезжаем. Можешь назвать это и бегством, если тебе это больше нравится. Теперь я знаю, где скрывается Баруд эль-Амасат. Мы точно найдем его и его сообщников.

Скоро Мелник оказался позади. Сегодня, когда мы въезжали сюда с противоположной стороны, я не предполагал, что так быстро придется его покинуть…

Глава 6

ВАМПИР

Когда мы оставили Мелник позади, был а уже темная ночь. Нам удалось выбраться на верную дорогу. Перед нами текла Струма — Стримон для древних, бегущая на юг от Мелника к плодородной долине Сере. Мы скакали по совершенно неизвестной местности; я знал лишь, куда нам нужно было ехать — в Остромджу, называющуюся также Струмицей, по имени реки, на которой этот городок находится. Для этого нам нужно было выбрать направление на Петридаш, но именно туда могли кинуться за нами наши преследователи, и поэтому я быстро сменил маршрут под прямым углом на север.

— Куда ты повернул, сиди? — спросил Халеф. — Мы же собьемся с дороги!

— Так надо. Смотри в оба. Я ищу тропу, которая поведет нас дальше на север, в том же направлении, которым мы и ехали до сих пор. Хочу обмануть преследователей.

— Тогда нужно быть внимательными, ведь сейчас очень темно.

Вскоре я заметил, что мы снова выехали на дорогу. Слева послышались скрипучие звуки какой-то тяжелой повозки. И вот мы заметили сам фургон, который тащили два здоровенных вола. Впереди сидел погонщик. В центре фургона был подвешен бумажный фонарь.

— Куда путь держишь? — спросил я погонщика.

— В Лебницу, — ответил тот, указывая рукой вперед. Ага, теперь я сориентировался. Эта дорога вела в Лебницу, село, лежащее на одноименной речке

— А куда вы едете? — спросил тот.

— В Микрову.

— Будьте внимательны, дорога очень плохая. Ты что, мельник?

— Прощай, — сказал я, ничего не ответив.

У него были все основания спрашивать. При свете его фонаря мы с Халефом выглядели будто обсыпанные мукой. Ведь у нас совершенно не было времени даже на то, чтобы почистить одежду. Если бы мы думали еще о туалете, нам бы пришлось задержаться там до утра. Через какое-то время я услышал стук копыт. На этот раз мы догнали одинокого всадника, который вежливо поздоровался с нами и поинтересовался:

— Вы едете тоже из Мелника? Я ответил утвердительно.

— Я направляюсь в Лебницу, а вы куда?

— Туда же, — ответил я.

— Это хорошо, мне не дали с собой сопровождающего. Из-за одного человека он в такую темень не поехал. Можно мне присоединиться к вам?

— Как тебе будет угодно.

Его присутствие было не очень-то желательным, но у меня не было оснований отказывать ему.

Мы долго ехали молча. Незнакомец скакал сбоку, чуть позади меня с Халефом, и искоса поглядывал на нас. Наверняка он даже в темноте заметил наше оружие и налет светлой пыли. Скорее всего, он терялся в догадках, кто же мы такие. Но сами мы молчали, а он не интересовался. У реки мы с ним расстались.

Я абсолютно не рассчитывал останавливаться в Лебнице. Как вы помните, эту дорогу я намеренно выбрал, чтобы ввести в заблуждение наших врагов. Отсюда дорога все время идет прямо вдоль Струмицы в Остромджу. Я надеялся проделать этот путь еще ночью, поэтому мы без всяких остановок ехали в сторону Дербенда, который располагается к юго-западу от Лебницы.

Вскоре я заметил, что Ри начал хромать. Может, это из-за той булавки? Если жеребец захворает всерьез, я окажусь связанным по рукам и ногам. Надо было его срочно осмотреть и, если потребуется, наложить повязку. Поэтому я обрадовался, увидев возле дороги огонек. Мы подъехали.

Прямо в чистом поле стояла деревянная хижина, в которой я признал сахан. В таких саханах обычно режут скот и топят жир. Османы не любят мясо крупного рогатого скота, и до недавнего времени здесь даже не было стад. Тут чаще вытапливают жир и отвозят его на продажу в город. Иногда нарезают мясо полосками, высушивают и продают как продукт.

Перед одной такой хижиной мы и остановились. Большая часть помещения отводилась для забоя, остальная служила жильем. В первом отделении имелось множество открытых дверей. Там горел огонь, над ним висели огромные окорока. Рядом сидели мясники — диковатые, грязные личности. Огонь отбрасывал кривые тени на окрестные поля, и все вокруг окрашивалось розоватым, нереальным светом.

Мясники услышали, как мы подъехали, и вышли наружу. Мы поздоровались, и я осведомился о месте для отдыха. Один из них подошел ко мне, осмотрел и рассмеялся:

— Мучной червь попробовал мучишки, теперь зарится на окорочок?

Остальные тоже засмеялись и стали образовывать круг. Я хотел резко ответить, но Халеф опередил меня:

— Что ты несешь, подушка с жиром?! Сначала вымой рожу и сотри с нее сало, прежде чем смеяться над другими! Если ты думаешь, что твои крокодильи зубы и морда бульдога, проглотившего редьку, обворожительны, то сильно заблуждаешься. У тебя есть сын?

Это прозвучало так неожиданно и напористо, что мясник растерялся.

— Да…

— Бедный мальчик, потомок безмозглого отца, который относится скорее к обезьянам, чем к людям. Сочувствую ему!

Только теперь мясник «въехал» в смысл сказанного Халефом на одном дыхании. Он потянулся к шерстяной накидке, в которой лежал длинный разделочный нож, и гневно вопросил:

— Что ты сказал? Я не ослышался?

— Я вижу, ты даже не понимаешь, что тебе говорят. Повторить?

— Замолчи, несчастный, или я проткну тебя насквозь!

Я попытался поставить жеребца между ним и Халефом, но тут один из мясников схватил первого за руку и воскликнул: , — Молчи, у них копчи!

С этого момента наша встреча претерпела некоторую метаморфозу. Человек оглядел нас внимательно и проговорил извиняющимся тоном:

— Простите, мы сразу не заметили.

— Открывай в следующий раз глаза пошире! — сказал Халеф более миролюбиво. — Совсем нетрудно разглядеть, что этот эмир, наш друг и покровитель, носит копчу предводителя. Ты задел нас своими шутками. Еще немного, и я ударил бы тебя, а ты повис бы, как окорок. Но мы принимаем ваши извинения. Дайте нам возможность отдохнуть, найдите корм для лошадей и щетку для нашей одежды, а потом посмотрим, кто из нас на самом деле мучной червь!

Халеф был начисто лишен чувства опасности. Но, надо же, своим вызывающим поведением он нас еще ни разу не подводил! И сейчас он не выказал ни малейшего страха перед этими громилами, хотя его внешность никак не соответствовала его действиям. Мясник смотрел на него с удивлением, как породистая собака на дворняжку, осмеливавшуюся ее облаять. На его физиономии читалась одна мысль: несчастный червяк, стоит мне рот раскрыть, и я проглочу тебя, но не стану этого делать.

48
{"b":"18383","o":1}