ЛитМир - Электронная Библиотека

— Быть того не может!

— Я тоже так раньше думал, но сейчас укрепляюсь в этой мысли.

— Нас предали. Пришел хозяин и сообщил, что коджабаши перевернул весь город, чтобы собрать необходимых чиновников.

— Вот ты и увидишь Мюбарека.

— А он и есть башкиатиб.

— Писец? Кто дал ему эту должность?

— Они с ним друзья.

— Ну и дела! Если лиса и волк договорились, ягненку конец.

— Ты считаешь, что они оба плохие люди?

— Да уж никак не хорошие.

— Эфенди, ты ошибаешься.

— Ах, так? А ты лучшего мнения о вашем коджабаши.

— Об этом — нет. Он очень властный и несправедливый. Но он обладает силой, и мы ничего не можем с ним поделать. А что касается Мюбарека, то он командует тут вообще всеми. Если ты не хочешь наделать себе бед, то не говори о нем ничего плохого.

— Мне представляется, что он являет собой проклятие этой местности.

— Послушай, он ведь святой!

— Что-то вроде марабута. Ну уж нет, не согласен.

— Он лечит все болезни. Если захочет, может даже разбудить мертвого.

— Он что, это сам говорил?

— Он уверял нас в этом.

— Значит, он бесстыдный лжец.

— Господин, никто не должен это слышать.

— Я скажу это ему прямо в лицо, если он не может доказать мне обратное.

— Тогда ты погиб. Я тебя предупреждал!

— Как это погиб?

— Он может избавить от смерти, но может и жизнь отнять.

— То есть убить?

— Нет. Он тебя и пальцем не коснется. Он знает такой заговор, от которого ты сразу умрешь.

— То есть он заколдует.

— Да. Так оно и есть.

— Получается, он одновременно целитель и волшебник! Как это связать? Вы сами себе противоречите.

— Ага. Вот идет твой слуга.

Вошел посланный мной во двор баши парень и сообщил, что нищий после нашего отъезда исчез.

— Ты проследил, куда он пошел?

— Да. Он направился на гору. Скорее всего к Мюбареку.

— И часто он туда ходит?

— Очень часто.

— А почему целитель его не лечит?

— Откуда я знаю. Наверное, у него есть для этого причины.

— А ты видел их когда-нибудь вдвоем? Тот задумался надолго, и потом ответил:

— Нет, никогда не видел.

— Если нищий так часто туда ходит, значит, они должны о чем-то разговаривать?

— Само собой разумеется. Но действительно странно, я их ни разу не видел вместе.

— Вот и мне это кажется странно. Но думаю, я скоро найду этому объяснение. Я хочу посмотреть, чем занимается нищий на горе. Можно это устроить?

— Он тебя может увидеть?

— Нет.

— Тогда я тебя проведу. Ты ведь не знаешь местности.

— Хорошо, веди нас.

Я решил идти с Халефом. Забрав из седельной сумки подзорную трубу, мы пошли за слугой. Он провел нас из двора в сад, за которым начиналась дикая местность. Там он показал нам налево вверх.

— Глядите, вон он поднимается. Бедняга делает это очень медленно. Ему нужно полчаса, чтобы добраться до верха. Мы опередим его.

Он повел нас направо, прямо через густой кустарник. Я осмотрелся. Скрытые растительностью, мы действительно могли добраться до вершины незамеченными. Там же, где шел нищий, были дынные грядки, и он был виден издалека. Поэтому я отправил слугу домой, своим присутствием он нам только мешал. Мы быстро полезли наверх, но держались как можно ближе к кустарнику, чтобы не спускать с нищего глаз. Он знал, что его могут увидеть снизу, из города, и поэтому осторожничал; продвигался вперед медленно и часто отдыхал.

Скоро мы достигли леса, который опоясывал вершину горы. Прячась среди стволов, я повернул налево, и мы оказались прямо на пути, по которому должен был пройти нищий. Я сел на мягкий мох, и Халеф расположился рядом.

— Тебе удалось выяснить что-либо определенное? — спросил он.

— Пока нет, но скоро выясню.

— Что же?!

— Выясню, как нищий превращается в Мюбарека.

— Ты все же думаешь, что…

— Да.

— Ты увидишь, что это не так.

— Не исключаю такой возможности. Все же давай посмотрим. Он точно здесь пройдет. Мы спрячемся за деревьями, а потом последуем за ним.

Нам пришлось ждать всего несколько минут. Он появился. Добравшись до опушки леса и оказавшись под защитой деревьев, он остановился и огляделся. Видно было, что этот человек очень осторожен. Он явно был уверен, что никто за ним не следит, и потянулся, потом зашел глубже в лес и скрылся за кустом. Мы смогли убедиться, что он прекрасно обходится без костылей.

— Сиди, все-таки ты был прав, — сказал Халеф. — Пойдем за ним?

— Нет. Останемся здесь.

— Но мне кажется, ты мог бы за ним понаблюдать. Он ведь вернется назад.

— Нет. Он сейчас этого делать не станет, времени нет. Ведь скоро соберется суд. Смотри-ка.

Я направил подзорную трубу на то место, где должен был находиться этот тип. Там шло какое-то копошение. Минут через пять он появился — уже как Мюбарек.

— Аллах акбар, — прошептал Халеф. — Кто бы мог подумать?..

— Я с самого начала так думал. Иногда не вредно доверять первому предположению. Оно нередко сбывается. Этот целитель — жулик, каких мало, и мне очень хочется доказать это.

— Он и в самом деле возвращается в город. Пойдем за ним?

— Не стоит. У нас не будет другой возможности обследовать его жилище в развалинах.

— Ты прав, надо спешить.

— Не торопись. Сначала пойдем и посмотрим, что он делал там, в кустах.

Старик уже прошел лесом и вышел на поле, чтобы потом, идя между двумя грядками дынь, попасть прямиком в город. Мы забрались в чащу, но ничего там не обнаружили. Но где же костыли?

— Не мог же он приказать им исчезнуть, — сказал Халеф.

— Он их снял.

— Но тогда их было бы видно.

— Не обязательно. Может быть, они у него складные, а он прячет их под кафтаном.

— А не тяжело ли их таскать?

— Ничего, справляется, как видишь.

— А если он их спрятал где-то тут?

— Вряд ли. Тогда ему пришлось бы всякий раз, когда он хочет переодеться в нищего, возвращаться в свое убежище. А так он это делает где и когда захочет.

— Сиди, все это кажется мне каким-то непостижимым, как в сказке.

— Охотно тебя понимаю. В больших городах на Востоке происходят и не такие вещи. Теперь мне понятно, почему у него кости стучат. Слышал?

— Да, сиди, Ибарек, наш хозяин, рассказывал. Я и сам слышал, когда Мюбарек проходил мимо нас.

— Так это были не кости, а костыли.

— Аллах, так вот оно что! — хлопнул себя по лбу Халеф.

— Мне уже тогда показалось странным, что нищий так неожиданно исчез и Мюбарек пришел оттуда же, а до этого его никто не видел. Вот и разгадка. Однако надо спешить к его хижине.

— Прямо через лес?

— Нет, пойдем открытой дорогой. Я снизу заметил, где можно пройти.

— Почему ты хочешь идти по тропе, на которой нас могут заметить?

— С того места, где идет старик, он нас не заметит. А если другие увидят, что мы идем к хижине, то что с этого? Я ищу следы лошадей.

— Здесь, наверху?

— Конечно. Или ты думаешь, Баруд эль-Амасат и Ма-нах эль-Барша, а также беглый ключник оставили лошадей где-нибудь в горах?

— Нет, конечно же. Их ведь никто не должен видеть.

— Вот и я так думаю. Они поджидают здесь обоих братьев. Старый Мюбарек подобрал для них укрытие. Его действительно трудно найти. И лучшим указателем для нас будут следы лошадиных копыт.

— Ты собираешься их найти?

— Надеюсь.

— Но ведь прошло довольно много времени.

— Ничего страшного. Трое людей, которых мы ищем, вовсе не индейцы, которые привыкли заметать свои следы.

— Да, ты умеешь читать следы. Интересно будет посмотреть на эту троицу, когда мы до них доберемся…

— Мне самому это было бы интересно, но я не обольщаюсь на счет своих способностей. Будь я сейчас в пустыне или в травянистой прерии, мне было бы гораздо легче, чем в этой населенной и застроенной местности, тем более рядом с городом. По краю леса мы вышли на тропу, ведущую к вершине, хотя тропой ее можно было назвать лишь условно. Я внимательно обследовал почву под ногами. Ничего, совершенно ничего не было видно. Может быть, эти трое не поехали этой дорогой? Они были здесь утром. Интересно, как они объехали город, оставшись незамеченными!

75
{"b":"18383","o":1}