ЛитМир - Электронная Библиотека

За все это время не было сказано ни слова. Виннету и вообще-то был человеком молчаливым, а когда его целиком поглощала какая-нибудь мысль, из него и вовсе нельзя было вытянуть ни слова.

Прошло не более получаса с того момента, как мы покинули место стоянки девяти всадников, когда мы были вынуждены снова остановиться, заметив, что они прервали здесь скачку; причем по беспорядочным отпечаткам копыт можно было понять, что тут происходило нечто вроде совещания. И по всей видимости, оно было не слишком мирным, потому что отдельные всадники не стояли на месте, а нервно двигались взад-вперед. Это заставило нас думать, что между ними произошел какой-то спор, а скорее всего даже ссора. Но по какому поводу? Мы попытались ответить на этот вопрос. Вероятнее всего, речь шла о выборе направления дальнейшего движения.

На эти подозрения навело нас то обстоятельство, что с этого момента след разделился надвое, что было для нас совсем некстати. Ветви следа шли не параллельно: одна поворачивала направо, а другая, под прямым углом к первой, налево.

— Уфф! — сказал Виннету. — Это плохо!

— Конечно, плохо, — согласился я. — Скорее всего, на этом месте краснокожие разошлись с белыми. Однако какой из этих следов принадлежит индейцам, а какой — белым?

— Посмотрим!

Он спрыгнул с коня и начал внимательно рассматривать следы.

— Сильно сомневаюсь, что мы сможем это сейчас определить, — объявил я, вылезая из седла. — Я заметил что лошади белых также не подкованы. Поэтому нам не удастся отличить их от индейских мустангов.

К сожалению, мои опасения подтвердились; отпечатки копыт не позволяли сделать никакого определенного заключения; имевшиеся у нас, не слишком ясные подозрения могли скорее повредить делу, чем принести какую-либо пользу.

— Может быть, имеет смысл проехать немного по обоим направлениям? — предложил Виннету. — Мой брат мог бы повернуть направо, а я поехал бы налево.

Так мы и сделали. Единственный достигнутый мною результат состоял в том, что мне удалось определить количество лошадей, по следам которых я шел. Итог разведки Виннету был столь же неутешителен. Зная только количество лошадей, мы еще отнюдь не могли вывести отсюда число всадников — среди животных были ведь еще и вьючные. Вернувшись на развилку, мы уныло посмотрели друг на друга.

— Уфф! — произнес Виннету, и по его лицу, несмотря на разочарование, скользнула улыбка. — Видел ли мой брат Олд Шеттерхэнд когда-нибудь раньше, чтобы я вот так стоял и не знал, что делать?

— Нет.

— Я тебя таким тоже не видел. Уфф!

— Да, чтобы мы совсем не знали, что нам предпринять — такого еще не бывало!

— Никогда! Но давай как следуем обдумаем то, что знаем. Разве может быть такое, чтобы ни Олд Шеттерхэнд, ни Виннету не нашли правильного решения?

— Ты знаешь, ты даже пристыдил меня немного! Давай думать! Ближайшая граница пустыни проходит на север отсюда, у дома Хельмерса, и это наверняка хорошо известно Мба, вождю шикасавов. Если он поехал направо или налево, то ему надо, по крайней мере, на полдня больше, чтобы выбраться из Льяно, и это он тоже знает. Я не думаю, что он решил сделать такой огромный крюк. А ты?

— Тоже нет.

— Если он разъехался с белыми, значит, он с ними поругался. Он едет один, но знает также, куда направились они. При этом, я думаю, обманул их, сначала отклонившись от истинного направления, а потом, когда они его уже не могли видеть, повернул в нужную сторону. Значит, если мы не пойдем ни по одному из следов, а двинемся прямо, то скоро непременно наткнемся на его след.

— Уфф, это правильно.

— Тогда другой след как раз и будет тем, который нам нужен. Мы его снова найдем и уже будем уверены в том, что это след, оставленный Генералом. Надеюсь, что мой брат Виннету согласится со мной.

— Все так и есть, как ты говоришь. Мы не пойдем ни по одному из следов.

Мы снова сели на лошадей и поскакали прямо, не сворачивая, и скоро потеряли из виду оба следа, оставшиеся справа и слева. Я нисколько не сомневался в верности своих предположений, но, несмотря на это, ощущал все же некоторое волнение, ожидая их подтверждения. Действительно, через полчаса мы снова увидели, что тот след, который на развилке уходил вправо, снова приблизился к нам, а потом круто повернул на север.

— Уфф! — обрадованно воскликнул Виннету. — Это след шикасавов, и он ведет к дому Хельмерса.

— Теперь мы должны, — продолжил за него я, — найти другой. Без сомнения, он и будет следом белых.

— Да, едем налево, искать второй след! Когда мы его отыщем, то уже не сможем ошибиться и…

Не закончив фразу, он внезапно замолчал. Разговаривая со мной, он в то же время внимательно всматривался в линию горизонта и вдруг быстро вытащил из седельной сумки подзорную трубу и направил ее на север. Я тут же достал свою и разглядел на горизонте несколько лошадей и силуэты людей, сидевших на песке.

— Кто это может быть? — спросил я.

— Шикасавы, — ответил он.

— Почему же они остановились? Какие у них могут быть причины сидеть тут?

— Уфф! Они ждут нас.

— Очень может быть, — согласился я, — кажется, этот Мба честный малый. Видимо, он только в пути заметил, что Генерал обокрал нас, и оказался в достаточной степени умен, чтобы догадаться, что мы непременно станем преследовать вора. Поэтому он от него и ушел. Даже если этот шаг не был продиктован честностью, он должен был бы его сделать, заботясь хотя бы о самом себе. Вряд ли ему хочется, чтобы его принимали за человека, который не только способен найти взаимопонимание с ворами, но готов предоставить им помощь и защиту. Скорее всего, это именно так.

— Да, это так. Едем к ним!

Мы перевели лошадей в галоп и вскоре приблизились к группе людей настолько, что смогли их разглядеть. Да, это оказался именно Мба, но лишь с двумя из своих индейцев. Рядом стояли две вьючные лошади. Куда делся четвертый шикасав? Узнав нас, краснокожие встали и, побросав оружие в песок, медленно двинулись нам навстречу. Своим поведением они хотели продемонстрировать мирные намерения, однако я на всякий случай вытащил из-за пояса револьвер. Когда мы, подъехав к ним, придержали лошадей, Мба сказал:

— Олд Шеттерхэнд мог бы спрятать пистолет, потому что мы его друзья. Мы ждали его здесь.

— О, значит, вы знали, что мы приедем сюда?

— Да. Разве Виннету и Олд Шеттерхэнд смогут спокойно смотреть на то, как крадут их оружие?

— Ты прав. Когда Мба, вождь шикасавов, понял, что нас обокрали?

— Сегодня утром. Когда рассвело.

— Не раньше?

— Нет. Я говорю правду. Разве стал бы я ждать вас ради того, чтобы сейчас лгать или если бы я сам участвовал в краже?

— Нет. Когда я тебя увидел, то сразу понял, что ты честный малый. Рассказывай!

— Южнее Льяно мы наткнулись на четверых бледнолицых, я обещал им провести их через пустыню. В пути мы повстречали вас. Я был рад увидеть Олд Шеттерхэнда, Виннету и Олд Шурхэнда и не подозревал, что Генерал задумал плохое дело. Вместе с вами мы доехали до дома Кровавого Лиса и хотели остаться там на всю ночь, чтобы отдохнуть. Но тут вдруг пришел Генерал и сказал, что нам надо срочно уезжать, потому что он с вами поссорился. Мы поступили так, как он хотел и скакали всю ночь, а потом целый день…

— И у тебя при этом не возникло никаких подозрений? — прервал я его.

— Я начал кое о чем догадываться, причем сразу после того, как мы отправились в путь, потому что Генерал взял курс на запад, куда мы вовсе не собирались. Когда стало светать, я увидел у него какой-то длинный сверток, которого прежде не было, он обращался с ним очень бережно. Кроме того, было заметно, что он торопится. Вечером, когда мы располагались на ночлег, я постарался устроить так, чтобы этот сверток попал ко мне в руки. Он тотчас же вырвал его у меня, но я успел заметить, что сверток очень тяжел и что в нем ружья.

— Как выглядел этот сверток?

— Это было его одеяло, он завернул в него ружья и связал ремнями. Мне захотелось разузнать поточнее, что это за ружья. Перед рассветом бледнолицые так крепко спали, что я решился незаметно взять его в руки и развернуть. Когда я увидел, что в нем, я испугался, потому что знал, что вы броситесь за нами в погоню.

108
{"b":"18384","o":1}