ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда на следующее утро их вытащили на свет божий, лица Генерала и Олд Уоббла были в крови. Они подрались, несмотря на то, что были связаны. Генерал был вне себя от злости на Уоббла. Как только мы его развязали, он тут же кинулся на своего экзекутора и, когда мы их растащили, заорал:

— Берегись меня, собака! Ты мне заплатишь жизнью, как только я тебя встречу. Клянусь тебе всеми клятвами, какие только есть на свете!

Угроза была вполне серьезной. Олд Уоббл тоже понял это и попросил Хельмерса, чтобы тот отпустил его раньше, чем Генерала. Он не посмел обратиться с этой просьбой ко мне или Виннету. Хельмерс исполнил его желание. Негр Геркулес увел старика прочь, и лишь по прошествии часа Генерала и троих его белых спутников препроводили к границам владения. Вы легко можете себе представить, каким именно образом он простился с нами. Угрозы и проклятия водопадом низвергались с его языка. Злоба и ненависть к нам до такой степени раскалили все его нутро, что мы были вынуждены забрать у него и его спутников все оружие и боеприпасы и отдать шикасавам в качестве платы за содействие нам. Что касается Виннету и меня, то нам никаких трофеев не требовалось — мы вернули себе наши ружья, ничуть не поврежденные.

Позже, около полудня, когда мы сидели во дворе за столом и беседовали, Хельмерс вдруг встал, пошел к тому дереву, где накануне происходила экзекуция Генерала, и, подняв с земли какой-то мелкий предмет, сказал:

— А я смотрю, что-то блестит. Это золотое кольцо, похоже на обручальное. Взгляните на него!

Кольцо пошло по рукам. Да, это было обручальное кольцо, а на его внутренней стороне можно было увидеть три буквы и дату.

— Интересно, как оно сюда попало? — спросила Барбара. — Кто бы мог его потерять?

— Генерал, — ответил Хельмерс, — руки у него были связаны и, видимо, когда он корчился от боли, так запутались в ремнях, что кольцо слетело. Никак иначе этого не объяснить.

Мы согласились с ним и решили, что он должен взять это кольцо на память о вчерашнем исполнении приговора, но он протянул кольцо мне и сказал:

— Зачем оно мне? Эта вещь не моя. Уезжать я отсюда не собираюсь и Генерала больше не увижу. А вот вы, мистер Шеттерхэнд, может быть, снова его встретите. Возьмите.

У меня не было повода отказаться, и я надел это кольцо на палец, для него это было более надежным местом, чем сумка.

Рассмотрев его предварительно, я прочел: Е. В. 5. VIII. 1842.

Насколько важным свидетелем одной драмы, связанной с судьбой Олд Шурхэнда, окажется это кольцо, я тогда и вообразить не мог…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава I

В САЛУНЕ МАТУШКИ ТИК

Джефферсон-Сити, столица штата Миссури и одновременно главный город графства Коул, расположен на живописном правом берегу реки Миссури, на возвышенности, откуда открывается необычайно интересный вид на текущую внизу реку и царящую на ней бойкую жизнь. В то время город насчитывал гораздо меньше жителей, чем сейчас, но несмотря на это, имел довольно важное значение благодаря своему географическому положению и тому, что здесь регулярно проводились заседания окружного суда. В городе имелось несколько больших гостиниц, в которых за хорошие деньги можно было получить приличное жилье и неплохой стол. Я, однако, обходил их стороной. Во-первых, вообще не люблю гостиничной жизни и предпочитаю останавливаться там, где можно поближе познакомиться с людьми, а во-вторых, знал о существовании места, где за гораздо меньшую плату предоставляли отличное жилье и превосходно кормили. Этим местом был дом № 15 по Файр-стрит, в котором располагался известный по всей стране — от Великих озер на севере до Мексиканского залива на юге и от Бостона на востоке до Сан-Франциско на западе — пансион, мимо которого, конечно же, не мог пройти ни один настоящий вестмен, волею случая оказавшийся в Джефферсон-Сити. Сюда заходили посидеть, выпить стаканчик-другой и послушать рассказы охотников, трапперов и скваттеров 51. Заведение матушки Тик было известно как место, где внимательный слушатель имел возможность познакомиться с американским Диким Западом, не испытывая при этом необходимости самому отправляться туда.

Был уже вечер, когда я вошел в общий зал пансиона, где до сих пор еще не бывал. Коня и оружие я оставил на ранчо, расположенном выше по течению реки, где Виннету решил дожидаться моего возвращения. Он не любил жить в городе и без дела слоняться по улицам, и потому предпочел, как всегда, расположиться на природе. Мне нужно было сделать в городе кое-какие покупки, да и одежда моя изрядно поистрепалась. Особенно это касалось моих сапог, они демонстрировали местами наивысшую степень «откровенности» и настолько утратили свое былое состояние, что с неизменным упорством сползали вниз до самых ступней, сколько бы я ни старался подтянуть голенища повыше.

К тому же, я хотел навести справки об Олд Шурхэнде, который во время нашей последней с ним встречи не мог сказать мне ничего определенного и лишь посоветовал: «Если вы когда-нибудь случайно окажетесь в Джефферсон-Сити, зайдите в банковскую контору „Уоллес и К°“, там вы узнаете, где меня в данное время можно найти».

И вот теперь я оказался в этом городе и, разумеется, не хотел упустить такую возможность.

Итак, был вечер, когда я вошел в салун. Он представлял собой длинное и довольно широкое помещение, ярко освещенное множеством ламп. Примерно половину из двух десятков стоявших в зале столов занимала весьма пестрая компания, как мне удалось разглядеть, несмотря на плавающие в воздухе густые клубы табачного дыма. Здесь было много хорошо одетых джентльменов: они щеголяли выступающими из рукавов белыми бумажными манжетами, сдвинутыми на затылок цилиндрами, а ноги в лаковых полусапожках ставили на стол. Отдельно сидели трапперы и скваттеры всех разновидностей, облаченные в не поддающуюся описанию одежду; это были люди с самыми разными оттенками кожи — от совершенно черного до белого, как молочная сыворотка, с курчавыми, волнистыми или прямыми волосами, толстыми или тонкими губами, приплюснутыми негритянскими или прямыми европейскими носами; плотовщики и корабельные матросы — в сапогах с высоченными голенищами и блестящими ножами рядом с револьвером за поясом; метисы и мулаты всех цветов и оттенков.

Между столами с необычайным для столь дородного тела проворством сновала почтенная матушка Тик, зорко следя за тем, чтобы ни один из гостей ни в чем не испытывал нужды. Она знала здесь всех, каждого называла по имени, то и дело бросала по-матерински теплый взгляд на одного или украдкой грозила пальчиком другому, который, как ей казалось, готов был затеять ссору. Подошла она и ко мне, когда я сел за стол, и поинтересовалась, чего я желаю.

— Могу я получить кружку пива? — спросил я.

— Конечно, — приветливо кивнула она, — и очень даже неплохого. Люблю, когда мои гости пьют пиво: это и полезнее и безопаснее, чем бренди, которое многим затуманивает разум. Вы, как мне кажется, немец, сэр. Я угадала?

— Да.

— Я сразу это поняла, когда вы попросили пива. Немцы ведь всегда пьют пиво, и правильно делают. Вы у меня раньше не бывали?

— Пока нет, но сегодня хотел бы воспользоваться вашим гостеприимством. У вас найдется для меня хорошая постель?

— У меня все постели хорошие!

Она окинула меня критическим взглядом. Похоже, мое лицо ей нравилось значительно больше, чем прочие составляющие моего внешнего облика, ибо, оглядев меня, она сказала:

— Вы, я вижу, давно не меняли рубашку, но глаза у вас добрые. Будете квартировать дешево?

«Квартировать дешево» здесь означало спать вместе с другими в одном помещении.

— Нет, почему же, — ответил я. — Был бы даже очень признателен, если бы мне отвели место не в общем зале, а в отдельной комнате. Можете не сомневаться, я в состоянии заплатить, хотя мой костюм и не из лучших.

— Я верю вам, сэр, и комнату вы получите. Вы, наверное, голодны, так вот вам меню.

вернуться

51

Траппер — охотник, ставящий ловушки, капканы. Скваттер — колонист, захватывающий без каких-либо документов свободный участок необрабатываемой земли; скваттерство характерно для начального периода колонизации какой-либо территории.

111
{"b":"18384","o":1}