ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы бросили Шурхэнда одного?

— Да.

— Что за черт! Как вы могли так поступить?!

Старик выпрямился и внушительно произнес:

— Ты, кажется, хочешь упрекнуть меня в недостойном поведении — меня, Фреда Каттера по прозванию Олд Уоббл? Так вот, во-первых, читать мне мораль — не твоя забота. Запомни это, Сэмми, мой мальчик. А во-вторых, одна унция смекалки часто бывает куда полезнее, чем двадцать фунтов пороха. Да, я удрал. Почему бы и нет? Принимать бой с сотней врагов было бессмысленно, это понимал и Шурхэнд, и он сдался, не пытаясь оказать сопротивление. По-твоему, было бы лучше, если бы индейцы перестреляли нас, как кроликов? Или если бы мы оба попали в плен? Исход один — казнь у столба пыток, и лишь через много дней стало бы известно, что команчи отправили в Страну Вечной Охоты еще парочку бледнолицых. Нет уж, спасибо! Олд Уоббл не играет в такие игры. Я предпочел удрать. Их пули так и свистели вокруг меня, но ни одна не задела, и даже куртка моя осталась цела. В результате я жив, свободен и могу вызволить Шурхэнда из лап краснокожих. Разве это не лучше, чем быть убитым или попасться вместе с ним?

— Так-то оно так, мистер Каттер, но теперь люди будут говорить, что Олд Уоббл убежал, испугавшись команчей. Вряд ли такие разговоры придутся вам по душе, сэр.

— Заподозрить меня в трусости способен разве что законченный дурак. Но бывалый и опытный вестмен не попрекнет меня ни единым словом. Что легче: сдаться или пробиться сквозь сотню индейцев? Отвечай!

— Конечно, проще сдаться.

— То-то же. Но мы теряем время на болтовню, а надо скорее спасать Олд Шурхэнда.

— Ваша правда, мистер Каттер. Однако это чертовски опасное предприятие.

— Сам знаю, но нельзя же бросить друга в беде! Я сразу вспомнил о драгунах за каньоном Мистэйк и решил обратиться к ним за помощью.

— Думаете, капитан согласится дать вам своих людей?

— Едва ли он пойдет на это с большой охотой. Их интересует совсем другой клан племени команчей. Но я буду упрашивать и угрожать, пока не добьюсь своего.

— Жаль только, что времени в запасе маловато…

— Да, нужно поторапливаться. Краснокожие напали на нас вчера на рассвете. Я побуду с вами до утра, чтобы моя лошадь успела подкормиться и отдохнуть, и поскачу дальше. Значит, завтра к вечеру я достигну лагеря. Даже если они сразу же согласятся участвовать в этом деле, пройдет не меньше двух суток, прежде чем мы вернемся к месту стычки. Команчи, надо думать, не станут нас дожидаться, и неизвестно, сколько времени займет погоня. Дня два, пожалуй, а может, и больше. А с Шурхэнда в любую минуту могут снять скальп. В общем, положение невеселое, но как выручить его быстрее — ума не приложу. И я рассчитываю на тебя, Сэм, и на вас, джентльмены.

— А что мы можем сделать? — спросил Паркер, очевидно, уже позабыв о своем намерении обзавестись дюжиной индейских скальпов.

— Капитан, this is clear, выделит мне лишь несколько человек из отряда. Так вот, я прошу вас всех остаться тут еще на сутки и поехать со мной, когда я послезавтра вернусь с солдатами. Вас тут десяток, а десять вестменов с десятью винтовками — серьезная сила.

— Конечно, я не откажусь присоединиться к вам, сэр; думаю, не откажется и ни один из этих джентльменов. Боюсь только, как бы нам не опоздать. Может, попробуем обойтись без помощи военных, своими силами? Так мы сумеем выиграть двое, а то и трое суток. Подумайте об этом, сэр!

Олд Уоббл окинул оценивающим взором людей, сидевших вокруг костра. Видимо, результаты осмотра показались ему не очень утешительными, потому что в голосе его зазвучало сомнение:

— Сэм, твое предложение делает тебе честь, но не забывай, что речь идет об очень опасном деле. Ты уверен, что все твои спутники готовы рисковать жизнью ради незнакомого человека, пусть даже это будет знаменитый Шурхэнд?

— Хм! Спросите их сами, мистер Каттер!

Старик так и сделал — он поочередно задал присутствующим (всем, кроме меня) этот вопрос, получив десять утвердительных ответов. Но решимость чувствовалась лишь в словах Паркера и Холи. По тону остальных можно было понять, что они предпочли бы какое-нибудь менее опасное приключение.

— Ладно, — произнес Олд Уоббл, — теперь все стало достаточно ясно. Похоже, без солдат тут не обойтись. Ведь, скажем, от этого любителя древностей, — и он кивнул в мою сторону, — не дождешься вообще никакого толку! Эх, будь у меня сейчас хоть несколько бывалых парней! Дело-то не такое уж трудное. Я слыхал, что Виннету с Шеттерхэндом не раз выбирались невредимыми из куда более опасных переплетов. Да, Виннету… Поначалу у меня была мысль разыскать его и попросить о помощи, но клан мескалерос стоит где-то на Рио-Пекос, и я не знаю…

Тут он смолк на полуслове и вытаращил глаза. Ночную тишину разорвали яростный конский визг и ржание. Все объяснялось очень просто: лошадь мистера Каттера имела неосторожность устроиться пастись рядом с моим вороным, который не терпел непрошеного соседства. Оскалив зубы, он набросился на чужака.

— Чья это наглая скотина уродует там мою лошадь?! — заорал старик. Он вскочил, подбежал к сцепившимся животным и схватился за повод моего жеребца, собираясь оттащить его прочь. Но тот знал, как действовать в подобных ситуациях. Он взвился на дыбы и резко мотнул головой. Олд Уоббл полетел, как камень из пращи, и шлепнулся на траву в двух ярдах от меня. Но тут же поднялся, изрыгая проклятия, и уже хотел повторить попытку. Дело грозило кончиться бедой, и я предостерег его:

— Лучше заберите свою лошадь, мистер Каттер, и оставьте в покое мою. Она слушается только меня и вполне способна размозжить вам голову.

И правда, мой жеребец уже приготовился дать отпор любому посягательству на свою свободу: он повернулся задом и, изогнув гибкую шею, внимательно следил за каждым движением Уоббла, чтобы вовремя встретить врага сокрушительным ударом копыта. Напряженная поза коня подчеркивала его силу и изящество. В эту минуту, освещенный пламенем костра, он казался удивительным изваянием и не мог не вызвать восторга у знатока лошадей.

Ярость на выдубленном ветрами прерии лице короля ковбоев постепенно сменилась изумлением, а затем восхищением.

— Тысяча чертей, вот это зверюга! Ее надо как следует рассмотреть, — пробормотал он и, оставаясь на почтительном расстоянии от коня, обошел вокруг него.

— Такую лошадку встретишь не часто, this is clear! Эту породу выводят только у мескалерос. Я слышал лишь о двух таких жеребцах, на которых ездят…

Не договорив, он повернулся ко мне. Я все еще лежал на прежнем месте. Подойдя ближе, старый охотник пристально посмотрел мне в лицо, нагнулся, поднял мой «медвежий бой», оглядел его, хмыкнул и положил обратно. Затем между нами произошел следующий диалог:

— Это ваш конь, сэр?

Я кивнул.

— Вы купили его?

— Нет.

— Получили в подарок?

— Да.

Тут все его морщины сложились в неописуемо хитрую улыбку, а в глазах засветилась радость. Кивнув головой, старик снова принял серьезный вид и продолжал допрос:

— Позвольте узнать: ваша охотничья куртка — тоже подарок?

— Вы угадали.

— И вы действительно интересуетесь старыми индейскими могилами?

— Иногда.

— И вас зовут Чарли?

— Конечно.

— Ну еще бы! Должен сказать вам, сэр, что я немало слышал об одном белом, который носит это же имя. Чарли его называет побратим, некий индеец из племени апачей… Что ж, теперь мне остается только пожелать вам успеха в ваших изысканиях, this is clear! Извините, если я был немножко груб с вашей лошадкой. Больше это не повторится, будьте уверены.

И Олд Уоббл возвратился на свое место у костра. Он, конечно, раскусил меня, но дал понять, что сохранит мое инкогнито. Сэм и все прочие были несколько озадачены поведением старика и время от времени поглядывали на него недоуменно. Но Уоббл, казалось, уже забыл о моем существовании, и его лицо приняло свое обычное равнодушно-насмешливое выражение. Через минуту инцидент с лошадьми был забыт, и беседа вернулась в прежнее русло.

12
{"b":"18384","o":1}