ЛитМир - Электронная Библиотека

— Постойте, разве вы — хозяин этого дома и владелец нефтяных разработок? — вмешался в разговор Дэвид Холмен. — Против мистера Джонса у вас нет никаких доказательств, а игра наша была честной!

— Нет, джентльмены, нефтяным королем я не являюсь, но тем не менее представляю собой нечто, к чему принято относиться с уважением. И если я говорю что-то этому человеку, то полностью отвечаю за свои слова!

— Так предъявите это ваше «нечто», сэр!

— Пожалуйста!

Он вынул из кармана бумагу, протянул ее Холмену и при этом сделал мне незаметный знак, который я сразу же понял. Я вышел во двор и достал из-под конской попоны наручники. Вернувшись в дом, я увидел, как побледневший Холмен читает врученный ему документ.

— Ну, мистер Холмен-Уоллер-Панкрофт-Энгстон, как вам нравится этот декрет? — спросил Линкольн. — В Иллинойсе и Айове ждут не дождутся человека, якобы владеющего целым рядом нефтяных скважин в Янг-Канава. Какая жалость, что у вас недостает мизинца на левой руке; его-то отсутствие и выдало вас. А сейчас я избавлю нашего друга Уилмерса от присутствия двоих гостей, которым не место в приличном обществе!

— Подождите, сэр, еще не время! — выкрикнул Холмен, бросив беглый взгляд на двери и окна.

— А по-моему, ваше время уже вышло. И если вы в этом сомневаетесь, то не угодно ли взглянуть на эти вот украшения для ваших рук!

Он взял у меня наручники, а я выхватил из-за пояса револьвер. Рука Холмена потянулась к карману брюк.

— Руку прочь, или буду стрелять! — пригрозил я.

— Ну, теперь убедились, что уже пора? — рассмеялся Линкольн. — Давайте-ка сюда ваши руки и ведите себя тихо. Вы ведь сами только что ознакомились с моими полномочиями. Считаю до трех. И если будете упорствовать, вам придется попробовать нашего свинца. Тим, можешь стрелять при счете «три»!

Он подошел к Холмену и раскрыл наручники.

— Один!.. два!..

Холмен понял, что с ним не шутят; он протянул руки и позволил защелкнуть на запястьях стальные браслеты. Затем Линкольн обратился к Джонсу:

— Пять минут уже прошли; у вас осталось еще ровно столько же, чтобы убраться отсюда. Я не шучу!

Фред Хаммер все еще держал в руке нож. Он ткнул Джонса кулаком в плечо и сказал с угрозой в голосе:

— Убирайтесь! А я позабочусь, чтобы у вас на пути не было помех!

Он подтолкнул его к дверям, и через несколько секунд мы уже видели Канада-Билла, удаляющегося от дома верхом на коне. В это время в дом вошел один из рабочих.

— Мистер Уилмерс, не прикажете ли остановить буровой станок? Инженер велел сообщить вам, что если мы продолжим бурение, то через четверть часа пойдет нефть!

— Наконец-то! А теперь включайте тормоз. Необходимо также запретить всякое использование открытого огня, чтобы не случилось беды! Близится вечер, и поэтому нефть должна получить выход только завтра утром!

Рабочий ушел выполнять распоряжение.

— Вы, конечно же, знаете, господа, что когда долото входит в продуктивный пласт, нефть вырывается из-под земли, высоким фонтаном, и при этом опасные легкие газы, которые, естественно, выбиваются первыми, не должны встретить на своем пути ни малейшей искры, иначе возникает страшной силы пожар, который распространяется с такой быстротой, что ничем нельзя ему противостоять.

— У вас в доме найдется такая комната, — обратился Линкольн к Уилмерсу, — куда мы могли бы на время поместить нашего дорогого мистера Холмена?

— Есть одно подходящее и очень надежное помещение. Пойдемте!

Они втроем удалились, а мне пришлось давать Бетти и обеим юным леди пояснения к только что происшедшим на их глазах событиям. Когда все снова были в сборе, Хаммер и Уилмерс принялись благодарить Линкольна, чем чрезвычайно смутили его. Он следующим утром собирался покинуть гостеприимный дом, но встретил дружные возражения его обитателей.

— Для этого вам пришлось бы проделать по плато длинный и опасный путь в Айову, — пояснил Уилмерс. — Но если вы подождете еще несколько дней, то сможете преспокойно спуститься по реке на одной из трех больших лодок, которые отправятся отсюда до Миссури. Вы быстро доберетесь до Янктона и границы Южной Дакоты, а там недалеко до Де-Мойна. Так что оставайтесь, а за арестованного можете не беспокоиться!

Линкольну пришлось признать преимущества предлагаемого ему варианта и согласиться с ним.

Наступил вечер. Мы отвязали лошадей и пустили их попастись на воле. Ставить их в стойло мы не хотели, да и не могли: привыкшие к свободе животные могли причинить себе вред в тесном пространстве загона. Все обитатели дома, кроме меня, собрались в гостиной и проводили время за дружеской беседой; я же решил пройтись по берегу реки, чтобы заодно приглядеть за лошадьми. Было уже очень темно, так что едва угадывалась граница между маслянистыми водами реки и твердым берегом.

Так я дошел до того места, где во время нашего прибытия мы наблюдали работу буровой установки. Чуть выше последней был устроен водовод, вращавший рабочее колесо. Негромкий скрежещущий звук заставил меня остановиться. Неужели бур все еще работает? Я плохо разбирался в этих вещах, но внезапно мной овладел непонятный страх. Я заметил тусклое пятно света, которое, однако, находилось не на открытом пространстве, а внутри дощатой ограды с огромными щелями, окружавшей буровую вышку. Разве Уилмерс не запретил использование всякого огня? Я прислушался И вдруг услышал звук шагов. Мимо меня проскользнула фигура человека, затем еще одна. Темнота не позволяла разглядеть как следует этих людей, но мне показалось, что я узнал в них Джонса и Холмена.

Прежде, чем я успел последовать за ними, оба растворились в темноте. Я помчался обратно и, ворвавшись в гостиную, спросил Линкольна, надежно ли заперт Холмен.

— А в чем дело? Полчаса назад я был у него, — ответил тот.

— По-моему, я видел его вместе с Джонсом возле буровой вышки. Там горит огонь и вертится большое колесо!

— Горит огонь и вертится колесо? — изумленно воскликнул Уилмерс.

— Боже, неужели он сбежал? Он ведь слышал, что вот-вот должна ударить нефть, и… скорее, скорее!

Мы выбежали во двор. Железные засовы на двери каменного подвала были отодвинуты, и дверь была открытой. Арестованный исчез.

— Канада-Билл вернулся назад и освободил его! — воскликнул Линкольн. — Мы должны…

— Оставьте их, сэр, — перебил его Уилмерс. — Завтра мы отыщем их следы. Они от нас не уйдут. Но буровая вышка! Бежим туда, скорее!

Женщины испуганно молчали. Мы, мужчины, бросились бежать к реке. Но не успели мы сделать и нескольких шагов, как раздался оглушительный удар, словно раскат грома. Земля задрожала под ногами, и на том месте, где стояла буровая установка, взметнулся ввысь огромный, высотой в шестьдесят или более футов, столб огня. Одновременно с этим стал распространяться резкий и удушливый запах газа.

— Долина горит! — закричал Уилмерс. И он был прав.

От нефтяной скважины по реке и ее берегам плыло бушующее море огня. Очевидно, Джонс выпустил из подвала Холмена, и вдвоем они, чтобы отомстить нам, запустили рабочее колесо станка и оставили возле скважины открытый огонь. На нашу беду, все это произошло незадолго до того, как бур должен был войти в нефтеносный пласт. Нефть под большим давлением вырвалась из скважины, а сопутствующие ей газы, мгновенно воспламенились. Теперь казалось, что там, внизу, у реки, горит даже сам воздух. К счастью, огонь не мог добраться ни до нас, ни до жилищ рабочих, стоявших на возвышении поодаль от реки. Тем не менее я сбежал вниз, чтобы посмотреть, не нуждаются ли они в помощи. И тут я заметил человека, который неподвижно стоял и глядел на огонь, но моментально сорвался с места, как только заметил мое приближение. Это бегство показалось мне подозрительным, и я бросился за ним вдогонку. Чем больше сокращалось расстояние между нами, тем отчетливее я видел, что ему явно что-то мешало бежать — руки его на бегу оставались неподвижными. Я увеличил скорость, догнал бегущего и узнал в нем Холмена, руки которого были по-прежнему скованы наручниками. Я бросился на него, сбил с ног и прижал коленом к земле. Он пытался отбиваться, но наручники сводили на нет все его усилия. Я сорвал у него с шеи платок и связал ему ноги. Он скрежетал зубами от ярости и смотрел на меня ненавидящими глазами, но так и не произнес ни единого слова.

123
{"b":"18384","o":1}