ЛитМир - Электронная Библиотека

— К Уайту?

— Да.

— Так он и есть тот самый Уолкер?

— Да.

— Но ведь он наверняка узнал вас!

— Разумеется. Однако я представил дело таким образом, что он поверил мне и взял меня на службу — естественно, для того только, чтобы заставить меня молчать. И вот теперь я работаю у него ассистентом, но, по правде сказать, не могу быть спокоен за свою жизнь и постоянно ожидаю с его стороны попыток каким-либо образом убрать меня с дороги, чтобы тем самым избавиться от свидетеля его преступного прошлого. Вы не можете себе представить, какого нервного напряжения мне это стоит!

— Почему же вы не обезвредите его?

— Каким образом?

— Арестуйте его!

— Не могу.

— Почему?

— Потому что у меня нет доказательств его преступлений. Я знаю, что он украл состояние Кливленда, но уличить его в этом я не могу. Я наблюдал за ним день и ночь, заглянул в каждый из доступных мне уголков, пытаясь разгадать его секреты. Все тщетно!

— Вот именно, из «доступных вам» — в этом все дело! Он, конечно же, постарается не допустить вас к своим тайнам. С этим мерзавцем вы при всей вашей полицейской хитрости далеко не уйдете, этот гордиев узел нужно не распутывать, а разрубать — и мы сделаем это сегодня же! Могу я рассчитывать на вашу помощь?

— О, если сам Олд Шеттерхэнд берется за дело, то вряд ли он нуждается в столь незначительной помощи, как моя.

— У него есть какие-нибудь шкафы или ящики, в которые вам не удалось заглянуть?

— Да, есть.

— Где они?

— Внизу, в его личной квартире.

— Ну ничего, скоро ему придется открыть их нам!

— Вряд ли он это сделает.

— В таком случае, это сделаю я!

— Это было бы противозаконно, а значит, наказуемо. Простите, сэр, что я вам об этом напоминаю!

— Хм! Чего стоят все эти ваши статьи и параграфы, если с их помощью вам до сих пор не удалось разоблачить и арестовать его! Ведь это же Канада-Билл, и уж его-то законы никогда не интересовали, так стану ли я испрашивать милостивого позволения у закона, коль уж я собрался положить конец его злодеяниям. Вы сейчас можете выйти отсюда?

— Да, в настоящий момент у нас нет тяжелых больных.

— Тогда идемте со мной!

И они спустились вниз по лестнице до того места, где их дожидался Эдуард. Тот получил от Олд Шеттерхэнда указания, как вести себя дальше, и затем они все вместе спустились на первый этаж, где жил Вернер. Было как раз около полуночи.

Они прошли через двор, а затем через прихожую вошли в кухню, откуда в свое время Эдуард вместе с Анитой слушали разговор Вернера с Уайтом. Кухня и сегодня была пуста, а Вернер с женой, дочерью и Уайтом находились в гостиной. «Доктор» как раз говорил:

— Ну вот, уже полночь, сеньор Карлос. Шесть месяцев истекли, а Эдуард, как видите, до сих пор не вернулся. Хочу напомнить вам о данном мне слове и надеюсь, вы сдержите его.

— Я его сдержу и дам вам мое согласие, если вы докажете, что действительно так богаты, как говорите.

— Разумеется, я готов представить вам эти доказательства. Взгляните-ка на эти вот бумаги! Суммы, которые в них обозначены, я положил в банк. Вам их достаточно?

Послышался шелест перебираемых бумаг, после чего Вернер воскликнул:

— Сеньор доктор, да это же больше, куда больше чем я мог ожидать! Вы просто богач!

— О, я мог бы доказать вам, что я еще богаче, но думаю, что и этого пока хватит. А чтобы вы видели, какого внимательного супруга будет иметь в моем лице ваша Анита, хочу показать вам вот эта украшения, которые я подарю ей уже в день помолвка. Все камни в них драгоценные!

Послышался звук открывающейся шкатулки, а затем раздались возгласы старого Вернера, в которых звучали восхищение и восторг. Тут Громан тихонько подошел к двери, которая все это время оставалась чуть приоткрытой, и осторожно заглянул внутрь комнаты. В следующее мгновение он отпрянул назад и прошептал, обращаясь к Олд Шеттерхэнду:

— Наконец-то, сэр, у меня есть то, чего мне так не хватало. Эти украшения были украдены у мистера Кливленда. Они принадлежали его покойной супруге и после ее смерти хранились в несгораемом шкафу. А затем исчезли вместе с Уолкером и всеми деньгами хозяина.

Снова послышался голос Уайта:

— Ну как, сеньор Карлос, я вас убедил?

— Да, сеньор доктор. Подойди сюда, Анита, и дай сеньору доктору свою руку!

Теперь все, кто находился в кухне, напряженно ждали, что ответит девушка.

— Он ее не получит! — сказала Анита весьма решительным тоном.

— Ты ведь знаешь, дочка, что я дал ему слово!

— Это твое слово, отец, но я ему ничего не обещала.

— Слово есть слово! — воскликнул Уайт. — Я всегда полагал, что дочь должна слушаться отца! Эдуард не вернулся, возможно, он вообще умер там, на приисках, и…

Он так и не успел закончить фразу, потому что в этот момент дверь распахнулась, и в комнату вошел Эдуард со словами:

— Я вернулся, как видите. Правда, сеньор Уайт, в том, что я по-прежнему жив и почти здоров, отнюдь не ваша заслуга!

Анита с радостным криком бросилась к Эдуарду, Уайт же оторопело уставился на него, как на покойника, внезапно восставшего из могилы. И тут из кухни столь же неожиданно для Уайта появился Громан. Он подошел к столу, взял в руки коробочку с украшениями и сказал:

— Эти драгоценности были похищены у мистера Кливленда, и поэтому я должен конфисковать их!

— Конфисковать? — взвился Уайт. — Хотел бы я посмотреть на того, кто осмелится покуситься на мою собственность, заработанную честным трудом!

— Вы как раз видите перед собой такого человека. Я — сыщик, и я заявляю, что ценности добыты преступным путем и подлежат конфискации, а вы — аресту, мистер Уолкер, именующий себя Уайтом!

Из кухни вышел сам Олд Шеттерхэнд и сказал:

— Его зовут даже не Уолкер. У него были сотни имен, за которыми свое настоящее он, видимо, давно успел позабыть. Самое же известное или, лучше сказать, печально известное, из его имен — Канада-Билл!

Лицо мнимого доктора стало белым, как бумага, ноги буквально подкосились, и ему пришлось опереться руками о стол, чтобы не упасть.

— Олд Шет-тер-хэнд! — только и смог произнести он дрожащими бескровными губами.

— Да, Олд Шеттерхэнд! Теперь, думаю, ты понял, что спасенья нет! Твои деяния вопиют к небесам, и уж лучше бы ты всадил себе самому в сердце пулю, предназначавшуюся вот для этого молодого человека, тогда ты сумел бы избежать виселицы, которую я тебе на этот раз уж постараюсь обеспечить. Твой жизненный путь закончен!

Эти слова словно прибавили сил Канада-Биллу. Он выпрямился, щеки его вновь порозовели, глаза сверкнули огнем. Быстро сунув руку в карман, он прокричал:

— А ты уверен, что я стою так уж близко к виселице? Нет, еще не время!

— Самое время. И даже твой револьвер не спасет тебя. А ну-ка, вынь руку из кармана!

— Вот именно — выну! Но не пустую. Прежде, чем я окажусь в петле, ты получишь эту пулю!

Он поднял руку и направил блеснувший в ней револьвер на Шеттерхэнда. Грянул выстрел, но за мгновение до этого Олд Шеттерхэнд успел отпрянуть в сторону. Пуля прошла мимо, и в следующее мгновение его кулак с такой сокрушительной силой опустился на голову Канада-Билла, что тот как подкошенный рухнул на пол, повалив при этом несколько стоявших рядом стульев.

Старик Вернер от испуга не мог вымолвить ни слова, и только его жена громко вскрикнула.

— Спокойно! — сказал Олд Шеттерхэнд. — Больше он никому не сможет причинить вреда. Дайте сюда веревку, чтобы связать его, а потом пошлите за полицией! Уверен, она будет весьма рада такому улову. Теперь пришло время вопросов, ответов и разъяснений, а когда подоспела полиция, был произведен обыск жилища преступника. С помощью найденных у него ключей удалось открыть все потайные запоры, и при этом было обнаружено столько неоспоримых доказательств его преступных деяний, что стало ясно: смертной казни ему не избежать. Во-первых, было найдено много золотого песка и самородков, доставшихся ему от диггеров в его «госпитале», прежде чем он успел с помощью своего «врачевания» отправить их на тот свет. В полном наличии обнаружилась также сумма, украденная у мистера Кливленда. Громан был вне себя от радости, что сможет теперь вернуть своему безутешному бывшему хозяину его деньги.

130
{"b":"18384","o":1}