ЛитМир - Электронная Библиотека

Но и тот отказался стеречь лошадей, так что пришлось выбрать для этого одного из безоружных рабочих.

Людей с оружием, как и было условленно, разделили на две группы, во главе которых встали Сэм Файрган и Дик Хаммердал. Поезд пока остался на месте. Люди бесшумно двинулись вперед. Вслушиваясь в воцарившуюся вскоре над местностью и казавшуюся такой мирной тишину, трудно было поверить, что она является всего лишь прелюдией кровавой катастрофы.

Сначала они шли в полный рост. Однако с приближением предполагаемого места сражения обе группы легли на землю по обеим сторонам железнодорожной насыпи и двигались дальше ползком.

— Хау! — раздался вдруг негромкий возглас прямо над ухом Сэма Файргана. — Пусть всадники огненного коня останутся лежать здесь и дождутся, пока Виннету, вождь апачей, уйдет на время вперед и вернется обратно!

— Виннету? — спросил Сэм Файрган, чуть приподнимаясь с земли. — Разве мой краснокожий брат забыл своего белого друга, что не узнает его теперь?

Виннету пригляделся и, несмотря на темноту, узнав Полковника, воскликнул радостным полушепотом:

— Сэм Файрган! Хвала Великому Духу, который сегодня показывает вождю апачей твой облик, пусть он благословит твою руку, без промаха разящую врагов! Мой брат приехал на огненном коне?

— Да. Он отвез золото, которым обязан дружбе с вождем апачей, на восход солнца и теперь возвращается обратно, чтобы найти еще. Зачем мой бдительный брат собирается уйти и вернуться?

— Душа ночи черна, а дух вечера — темен и сумрачен, и Виннету не смог узнать своего брата, который лежал на земле. Но он заметил человека, который стоит там, на холме, чтобы наблюдать за огненным конем. Виннету уйдет, чтобы закрыть глаза огаллала, и потом вернется обратно!

И в следующее мгновение он растворился в ночной тьме.

Эти два равно знаменитых на Западе человека, такие разные от природы, но одинаково верные в дружбе, встретились здесь снова после длительной разлуки. Но врожденная сдержанность характеров не попускала громогласных заявлений о вечной взаимной преданности и верности или обоюдных восхвалений, что нередко приходится наблюдать в отношении между обычными людьми, но в том-то и дело, что обычными их не назовешь. К тому же в момент встречи оба были настолько поглощены происходящими событиями, что им было просто не до приветствий.

Несмотря на ночную темень, на вершине одного из лежащих чуть поодаль от дороги невысоких холмов можно было различить человеческую фигуру, которая для зорких глаз вестмена достаточно отчетливо выделялась на фоне звездного неба. Таким образом, огаллала предусмотрительно выставили наблюдателя, который должен был заметить свет огней приближающегося поезда. Белому человеку приблизиться к ним незаметно было бы очень трудно или даже невозможно, но Сэм Файрган отлично знал способности Виннету и не сомневался, что через короткое время наблюдатель огаллала навсегда покинет свой пост.

Лежа у насыпи, он не спускал с него глаз. И действительно, всего через несколько минут на холме рядом с первой фигурой внезапно возникла вторая, и через мгновение обе фигуры исчезли из поля зрения Полковника, упав на землю. У Файргана не оставалось сомнений в том, что острый нож Виннету сделал свое дело.

Виннету возвратился не скоро, за это время он сумел прокрасться вокруг лагеря индейцев и все разглядеть. И теперь рассказывал Сэму Файргану об увиденном.

Огаллала действительно разобрали часть пути, положив кусок рельса со шпалами поперек дороги. Так что поезд вместе с пассажирами, не получи они своевременного предупреждения об опасности, ожидала бы страшная участь. Индейцы затаились, лежа на земле недалеко от этого места, а на некотором удалении от их лагеря стояли привязанные к вбитым в землю кольям лошади. Присутствие животных делало задачу незаметного обхода лагеря и наблюдения за ним почти невозможной, поскольку степная лошадь по чуткости едва ли не превосходит собаку, громким фырканьем и храпом оповещая своего хозяина о приближении всякого живого существа.

— Кто их предводитель? — спросил Файрган.

— Матто-Си, Медвежья Лапа. — Виннету был так близко за его спиной, что мог сразить его томагавком.

— Матто-Си? Это храбрейший из воинов сиу, он бесстрашен и, пожалуй, задаст нам работы! Этот человек силен, как медведь, и хитер, как лиса. Сейчас с ним, конечно же, не все его воины — часть из них он оставил в прерии. Умный вождь иначе и не поступил бы.

— Хау! — издал Виннету приглушенный гортанный звук, означавший согласие.

— Мой краснокожий брат подождет, пока я вернусь!

Файрган переполз на другую сторону насыпи к Дику Хаммердалу и сказал ему:

— Еще метров пятьсот, Дик, и ты окажешься лицом к лицу с индейцами. Я разделю свою группу и пошлю половину людей с Виннету в прерию, чтобы…

— Пошлете вы их или не пошлете, это неважно, — шепотом перебил его Хаммердал. — А что вам нужно там в степи, Полковник?

— Индейцев-огаллала ведет Матто-Си.

— Это тот, которого зовут Медвежья Лапа? Дьявол! Значит, мы имеем дело с лучшими воинами племени, и, по-моему, он должен оставить где-то в степи боевой резерв.

— Вот и я так думаю. Виннету с частью моих людей отсечет резерв, а я вместе с остальными займусь их лошадьми. И если нам удастся овладеть ими или хотя бы разогнать их по прерии, то краснокожим конец!

— Так, так, Полковник, а Дик Хаммердал и его ружье доделают остальное, так чтобы мы смогли нагрузить поезд их скальпами!

— Значит, ты со своими людьми остаешься здесь и ждешь наших первых выстрелов, индейцы почувствуют нас у себя в тылу и ринутся в твою сторону, где ты их и встретишь как подобает. Только дождись, Дик, пока они подойдут к вам настолько близко, чтобы вы отчетливо видели каждого из них. И только потом стреляйте — тогда уж промаха не будет!

— Не беспокойтесь, Полковник! Дик Хаммердал отлично знает, что от него требуется. Только берегитесь их лошадей, эти мустанги чуют белого человека за десять миль!

Файрган вернулся на свою сторону насыпи, а толстяк Хаммердал пополз вдоль растянувшейся за ним вереницы людей, чтобы ознакомить их с полученными инструкциями.

Возвратившись назад, он занял место рядом с Питом Холберсом, который за последние часы не произнес ни единого слова, и шепотом сказал:

— Ну, Пит Холберс, старый енот, сейчас начнутся пляски!

— Хм, как скажешь, Дик! Или ты этому не рад?

Хаммердал не успел ответить, потому что внезапно в отдалении блеснула одинокая вспышка огня, сопровождаемая громким треском выстрела. Это какой-то рабочий из группы Полковника по неосторожности разрядил в воздух свое ружье.

В ту же секунду огаллала оказались на ногах и поспешили в сторону своих лошадей. Так и не доведя свой план до конца, Сэм Файрган вынужден был теперь на ходу менять тактику действий, чтобы упредить опасные последствия того предательского выстрела.

— Вперед, парни, к лошадям! — крикнул он.

Им удалось добежать до животных первыми, опередив индейцев. В мгновенье ока лошади оказались свободными от державших их на привязи ремней и с громким ржанием и храпом понеслись в темную бездну необъятной прерии.

Спешившие к лошадям индейцы были остановлены и ошеломлены встретившими их выстрелами. Лишившись лошадей и не сумев в темноте оценить малое число атаковавшего их противника, индейцы в полном недоумении несколько мгновений беспомощно топтались на месте, подставляя себя под выстрелы. Но тут раздался громкий клич их предводителя, они развернулись и бросились назад, намереваясь найти убежище по ту сторону железнодорожной насыпи и там решить, что же делать дальше. Но не успели они добежать до нее, как перед ними словно из-под земли выросла темная линия прижавшихся к рельсам вооруженных людей. Огненная вспышка залпа из более чем пятидесяти стволов на мгновение разорвала темноту ночи, а вопли и стоны раненых стали подтверждением того, что пули бойцов Хаммердала достигали своей цели.

— Дострелять теми патронами, что остались, и потом — в атаку! — прокричал отважный толстяк, сделал выстрел из второго ствола своего ружья, отбросил его, теперь уже ненужное, в сторону и, выхватив из-под куртки томагавк, бросился в сопровождении Пита Холберса и наиболее смелых из числа рабочих на онемевших от ужаса индейцев.

139
{"b":"18384","o":1}