ЛитМир - Электронная Библиотека

— Матто-Си, мерзкая жаба огаллала!

Словно в водный поток нырнула в гущу сражающихся его гибкая и стройная, но при этом поразительно мощная фигура и, за несколько секунд пробив себе дорогу, оказалась лицом к лицу с предводителем огаллала. Оба одновременно замахнулись для разящего удара, со звоном и скрежетом столкнулись в воздухе их боевые топоры, и оружие Матто-Си с разнесенной в щепы рукояткой выскользнуло из его пальцев. Он молниеносно огляделся и принялся своими мощными медвежьими ногами протаптывать себе дорогу к бегству.

— Матто-Си! — крикнул Виннету, не двигаясь с места. — Разве глупый медведь превратился в трусливую собаку, что бежит от Виннету, вождя апачей? Пусть уста земли выпьют его кровь, и когти стервятника растерзают его тело, но его скальп будет украшать пояс вождя апачей!

Подобный вызов заставил беглеца остановиться. Он развернулся и бросился в сторону врага.

— Виннету, раб бледнолицых! Перед тобой Матто-Си, вождь огаллала! Он убивает медведя и повергает наземь бизона, он догоняет лося и растаптывает голову змеи! Никто еще не мог устоять перед ним, и теперь он потребует жизнь Виннету, трусливого пимо!

Вырвав из рук одного из своих воинов томагавк, он кинулся на вождя апачей, который, стоя по-прежнему неподвижно, дожидался его приближения. Глаза обоих силачей страшными взглядами пронзили друг друга, топор огаллала просвистел на взмахе у него над головой и с жуткой силой обрушился на Виннету. Однако он парировал удар с такой легкостью, словно он был нанесен рукой ребенка, он и сам уже замахнулся для ответного удара, как сзади на него набросились два воина огаллала и задержали его руку. Одно молниеносное движение с его стороны — и сраженные враги замертво рухнули наземь. Но над его головой уже снова был занесен топор Матто-Си.

За несколько мгновений до этого Сэм Файрган, превосходивший ростом всех, заметил, что его друг в опасности. Расшвыряв по сторонам индейцев, словно снопы соломы, он продрался сквозь них, схватил своими огромными ручищами их вождя за пояс и за ворот рубашки, поднял его высоко в воздух и с силой бросил на землю. Тотчас же Виннету склонился над лишившимся сознания врагом и вонзил клинок ему в грудь, затем левой рукой собрал в кулак его густые черные волосы, три коротких отточенных движения ножом, резкий рывок — и скальп Матто-Си отделился от его черепа. Виннету поднял скальп высоко над головой и испустил тот жуткий торжествующий вопль индейца, от которого у врага кровь стынет в жилах.

Увидав в руках Виннету скальп своего вождя, огаллала завизжали от ужаса и бросились бежать кто куда.

Дик Хаммердал вновь оказался рядом с Питом Холберсом, неразлучная пара соединилась и теперь старалась воспрепятствовать бегству разгромленного врага.

— Пит Холберс, старый енот, видишь, как они бегут, а! — прокричал Хаммердал.

— Хм! Если ты так считаешь, Дик, то я это вижу!

— Считаю я или не считаю, это неважно, но я хочу— Проклятье, Пит, глянь-ка на того парня, что пытается пробиться между обоих германцев! Ну, сейчас ему придет конец!

И он не то чтобы побежал, а скорее покатился, как шарик, к тому месту, где несколько индейцев старались проскочить мимо двоих немцев, которые, в свою очередь, пытались их задержать. Холберс последовал за ним. Вдвоем они бросились на индейцев и ловкими ударами сбили их на землю.

Через короткое время была достигнута уже окончательная победа, и те немногие из числа врагов, кто не был убит или ранен, обратились в бегство.

В этот момент с восточной стороны появился яркий луч света приближающегося поезда. Кочегар, заменивший на время машиниста, заметил свет костров и, приняв его за условный сигнал, стал медленно подавать состав вперед.

Инженер, входивший в боевую группу Виннету, подошел к вождю апачей и спросил:

— Вы — мистер Виннету?

Индеец утвердительно кивнул в ответ, прилаживая к поясу скальп Матто-Си.

— Мы обязаны вам своим сегодняшним спасением. Я напишу отчет, который попадет на стол к самому президенту, и награда не заставит себя долго ждать!

— Вождь апачей не нуждается в награде! Он любит своих белых братьев и протягивает им руку в бою, но он и без того силен и богат — богаче, чем Великий Отец бледнолицых. Ему не нужно ни золото, ни серебро, ни другое богатство. Он привык не брать, а давать. Хуг!

Поезд остановился недалеко от того места, где были разобраны пути.

— Черт побери, сэр, — воскликнул кочегар, спрыгивая с паровоза на землю навстречу своему начальнику. — Ну и придется же здесь попотеть! Настоящая бойня!

— Ты прав, парень, сегодня нам пришлось жарко, и даже мне немного досталось — вот, видишь эту дырочку! Но сейчас главное — инструмент в руки и привести в порядок рельсы, чтобы мы могли как можно скорее отправиться дальше! Позаботься об этом, а я займусь подсчетом наших потерь!

Он уже собрался идти, как прямо перед ним из травы под насыпью выскочила темная фигура и пулей пронеслась мимо него. Это был один из огаллала, который, видимо, не найдя раньше возможности скрыться, затаился здесь и выжидал удобного момента для бегства.

Рабочий, которому было поручено смотреть за лошадьми, естественно, следовал за поездом и теперь стоял возле состава, держа в руках поводья. У индейца при виде лошадей возникла надежда на спасение, он подбежал к рабочему, вырвал у него из рук первый попавшийся повод и вскочил в седло.

Хаммердал заметил метнувшуюся в сторону фигуру краснокожего и крикнул своему неразлучному товарищу:

— Пит Холберс, старый енот, видел этого краснокожего? Разрази меня гром, если он побежал не за лошадью!

— Если ты считаешь, Дик, что он ее получит, то я не возражаю — слишком уж зеленым мне кажется наш караульный!

— Зеленый он или не зеленый, это уже неважно, потому что… Смотри-ка, Пит Холберс, он вырвал у парня из рук поводья и прыгнул в седло, он… дьявол, да это же моя кобыла! Ну, любезный, умнее, я вижу, ты ничего не мог придумать. Придется тебе побеседовать с моей винтовкой!

И действительно, индеец вскочил на спину старой кобылы и ударил ее пятками по бокам, надеясь ускакать отсюда как можно быстрее. Но он просчитался. Дик Хаммердал сунул в рот согнутый крючком палец и пронзительно свистнул. Умное животное тотчас же повернулось крутом и, несмотря на все усилия седока, помчалась прямиком к своему хозяину. Индеец теперь не видел другого спасения, кроме как успеть вовремя выпрыгнуть из седла. Но толстяк Хаммердал уже приставил к щеке приклад своего ружья, громыхнул выстрел, и индеец с пробитой головой свалился на землю.

— Видал, Пит Холберс, что за умная скотина моя кобыла? Вот только интересно, доберется ли он теперь пешком до своей Страны Вечной Охоты? Как думаешь, а, Пит Холберс, старый енот?

— Я не возражаю, Дик, если ты думаешь, что он выбрал верную дорогу. Не хочешь ли взять себе его шкуру?

— Возьму или нет, неважно, но спустить ее с него нужно обязательно!

Чтобы подойти к убитому, Хаммердал должен был миновать обоих немцев, которые стояли неподалеку, отдыхая от напряжения недавнего боя.

— Не будь я Жан Летрье, капитан, такая встреча могла случиться только на Диком Западе! — донеслась до него французская речь.

Но он был слишком занят собственными мыслями, чтобы придать услышанному какое-либо значение.

Сняв с убитого скальп и возвращаясь обратно той же дорогой вдоль стоящего поезда, он увидел рядом с немцами Сэма Файргана.

— Послушай-ка, Дик Хаммердал, — сказал тот, — ты ведь встретил этих двух немецких джентльменов у ирландца Уинкли, не так ли?

— Именно так, Полковник!

— Ну что ж, они оба хорошо держались в бою и знакомство с ними делает тебе честь. Но как получилось, что ты привел их с собой, ты ведь знаешь, как я настроен в отношении новых знакомств!

— Все верно, сэр. Но один из них — тот, которого зовут Генрих Зандерс, сказал, что вы приходитесь ему дядей.

— Я — дядей? Ты в своем уме?

— Хм! В своем я уме или не в своем — какая разница, но мы тогда немного повздорили, и я уже приставил нож к его горлу, когда вдруг он сказал, что вы меня не похвалите, если я запущу свой нож в его шкуру чуть глубже, чем следует. Разбирайтесь с ним сами, Полковник!

141
{"b":"18384","o":1}