ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Падение
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Опасная улика
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Роботер
Предсказание богини
Убыр: Дилогия
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель

Знаменитый следопыт подошел к немцам и спросил:

— Я слышал, вы оба из Германии?

— Да, — ответил Зандерс.

— А что же вы ищете здесь, в прерии?

— Вас, сэр.

— Меня? С какой стати?

— Дядя, ты еще спрашиваешь!

Сэм Файрган отступил на шаг назад.

— Дядя? Но я не знаю никакого родственника по имени Зандерс!

— Верно! Но я назвался так только потому, что не знал, как ты отреагируешь на имя Валлерштайн. Ведь речь идет о деньгах, больших деньгах, как ты пишешь. Нужно было соблюдать осторожность, потому я и взял себе чужое имя.

— Валлерш… неужели это ты, Генрих?!

— Собственной персоной, дядя. Вот твое письмо, в котором ты пишешь, чтобы я приехал. А остальные бумаги ты сможешь прочитать завтра!

Он сунул руку под куртку и, достав аккуратно сложенный лист бумаги, передал его Файргану. При все еще достаточно ярком свете огня старый охотник бросил взгляд на строчки письма, потом обнял молодого человека и воскликнул:

— Это правда! Да благословит Бог мои глаза, которым довелось увидеть одного из моих родных! Как поживает твой отец? Почему он мне не писал? Я ведь оставил ему свой адрес на Омаху!

— Да, но ты ведь описал в своем письме еще и весь маршрут вверх по Арканзасу до Форт-Джибсона, до ранчо ирландца Уинкли и дальше на запад, где у тебя с твоими вестменами постоянный лагерь. Решив, что тебя там может не оказаться, мы сочли за лучшее, если я сам отправлюсь в путь и доставлю тебе письмо отца. Завтра утром, когда будет светло, я отдам тебе его. С тех пор, как ты здесь, в Америке, ты меня не видел, и потому тебе трудно признать меня. Но тем легче мне признать свою доброту, с какой ты неизменно поддерживал моих родителей и вот теперь пригласил к себе меня самого.

— Ну и прекрасно! Я очень рад, что ты так быстро ответил на мое приглашение. Я ведь в письме объяснил и причину этого. Я нашел золото в горах Большого Рога, много золота, которое я хотел отдать вам — ведь вы бедны, а мне оно ни к чему. Пересылать его каким-либо образом — дело ненадежное, вот я и хотел, чтобы ты приехал лично. То, что я собираюсь подарить вам, для вас — целое состояние, и я надеюсь, что оно принесет вам счастье. Но ты, я вижу, не один. Кто твой спутник?

— Он тоже немец. Его зовут Петер Вольф, и он очень хотел побывать на Западе. Вот я и взял его с собой.

— Отлично! Мы еще обсудим наши дела, Генрих. Сейчас на это нет времени — ты же видишь, я нужен в другом месте!

Как раз в этот момент раздался голос машиниста, торопившего с отправлением поезда.

Убитых и раненых защитников поезда поместили в вагоны, собрав лежавшее на земле оружие. Пассажиры еще раз сердечно поблагодарили своих спасителей, и поскольку разрушенный участок дороги к тому времени уже удалось восстановить, поезд мог продолжать свой путь. Оставшиеся смотрели ему вслед до тех пор, пока его огни не исчезли в ночи.

Теперь встал вопрос о том, устраивать ли здесь же ночной лагерь или нет, поскольку имелись подозрения, что спасшиеся бегством огаллала могут вернуться. Оставаться было слишком рискованно, поэтому решено было заночевать где-нибудь на почтительном удалении от этого места, где можно было бы не опасаться нападения индейцев. Сэм Файрган, Полковник, выбрал себе одну из трофейных индейских лошадей, и вся компания тронулась в путь.

В то время, пока Полковник беседовал со своим «родственником», Дик Хаммердал находился поблизости и слышал почти весь их разговор. И теперь, когда место сражения осталось далеко позади, он улучил момент, в который «племянника» не было рядом с «дядей», и, подъехав к Сэму Файргану, сказал ему приглушенным голосом:

— Если вы на меня не обидитесь, сэр, то я сам вам кое-что скажу!

— Обижусь? Вот еще глупости! Говори, что случилось!

— То, что вы наверняка посчитаете ерундой, сэр. Дело касается обоих парней, которые утверждают, что приехали сюда из Германии.

— Так они оттуда и есть!

— Оттуда они или не оттуда, это неважно, только я думаю, что они не оттуда.

— Что за вздор! Мой племянник — немец. Уж я-то это знаю!

— Да, если только это действительно ваш племянник, сэр!

— А ты в этом сомневаешься?

— Хм! Вы хорошо знаете своего племянника?

— Я не смог его узнать, потому что он был еще ребенком, когда я видел его в последний раз.

— Я думаю, что вы его вообще ни разу не видели. Ваше немецкое имя — Валлерштайн. Почему он назвался по-другому?

— Из осторожности, потому что он…

— Знаю, знаю! — перебил его толстяк. — Я слышал, какими причинами он это объяснил, но, по-моему, эти объяснения шиты белыми нитками. Скажите, он что — капитан?

— Нет!

— Но тот, другой, называл его именно так!

— Что ты говоришь! Неужели?

— Да, он называл его капитаном, и я слышал это обоими ушами. А говорили они по-французски.

— По-французски? — изумленно переспросил Полковник. — Но это же сразу бросается в глаза!

— Бросается или не бросается — какая разница, это не имеет вовсе никакого значения, раз сразу не бросилось. Но когда я потом услыхал, что речь идет о вашем золоте, у меня появились сомнения. Почему второй из них представляется нам как Петер Вольф — черт, что за имя, язык сломаешь! — а Генриху Зандерсу он говорит, что его зовут Жан Летрье?

— Он называл себя этим именем?

— Да. Я как раз проходил мимо них и слышал это, и даже понял, хотя они и говорили по-французски. Я тогда не обратил на это внимания, потому что торопился снять скальп с краснокожего, но потом я снова вспомнил этот разговор и кое-что заподозрил. Этот Зандерс, он по-немецки говорит чисто?

— Вообще-то с небольшим акцентом. Но, возможно, мне это просто показалось, мне теперь трудно об этом судить, ведь столько лет прошло, как я покинул Германию.

— Сколько лет назад вы ее покинули, теперь уже неважно, но я вам повторяю, что все это дело мне не нравится. Мы зовем вас Полковником, хотя у вас и нет этого воинского звания. Почему же этого Зандерса называют «капитаном»? Значит, он командует какими-то людьми? Тогда что это за люди? Вряд ли — порядочные! Будьте начеку, Полковник, и не сердитесь на меня, я вас предупредил от чистого сердца!

— Да у меня и в мыслях не было сердиться, хотя я и знаю, что ты ошибаешься. И все-таки я буду держать ухо востро, это я тебе обещаю!

— Вот и отлично! Я бы и сам хотел ошибиться, но поскольку речь идет о такой большой сумме, а вы не знаете как следует своего племянника, то осторожность в любом случае не помешает.

— Он ведь доказал мне, что он мой племянник.

— Тем письмом, что он вам предъявил?

— Да. А утром он хочет отдать мне остальные письма.

— Это еще ничего не доказывает!

— Да почему же? Как раз наоборот!

— Нет, потому что письма могли попасть в его руки нечестным путем!

— Стоит ли из-за перемены имени сразу подозревать худшее?

— Стоит или не стоит, потом будет видно, а я этим двоим все равно не верю. Если вы им верите, то я буду смотреть за ними еще внимательнее!

Они прервали разговор, потому что в этот момент Зандерс снова подъехал к Файргану. Хаммердал удалился от них и присоединился к Питу Холберсу, рядом с которым он чувствовал себя лучше всего.

Примерно через два часа пути от железной дороги они достигли места, весьма удобного для устройства лагеря. Здесь было все, что нужно: трава для лошадей, вода для людей и животных и еще довольно густой кустарник, служивший отличным прикрытием. Они спешились. Сейчас можно было чувствовать себя в относительной безопасности, поскольку было хотя и не совсем темно, но и не настолько светло, чтобы огаллала могли их выследить.

С самого полудня Зандерсу так и не удавалось поговорить с Вольфом без свидетелей. И теперь, когда все собрались спать, он расположился рядом с ним чуть поодаль от остальных, что, по его мнению, не должно было особенно бросаться в глаза. Решив, что теперь все уже спят, Зандерс шепотом обратился к своему спутнику:

— Трудно придумать что-нибудь более неприятное, чем сегодняшний бой с нашими краснокожими друзьями. А эти белые — просто слепцы, что не заметили нашего показного участия в сражении! Хорошо, что горели костры, и индейцы могли отличить нас от остальных. Было бы куда лучше, если бы они повременили с этим нападением. Ведь те думали, что мы скоро вернемся.

142
{"b":"18384","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Предсказание богини
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Охотник за тенью
В плену
Груз семейных ценностей
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Блог на миллион долларов
Манускрипт