ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вперед, вперед! — звучал его голос, в то время как Виннету рядом с ним косил огаллала налево и направо.

— Пит Холберс, старый енот, видишь мою винтовку в руках вон у того парня? Она мне нужна!

Неразлучные друзья бросились вперед и бились, пока Дик вновь не овладел своей «стреляющей дубиной». Старый рулевой Польтер обрушился на врага подобно лавине с гор. Он считал себя обязанным сдержать только что данное слово. Обхватив своими медвежьими ручищами их вожака, он с силой швырнул его на землю, а затем вонзил нож ему в грудь.

— С этим покончено! Давай, ребята, бей остальных, лупи их, швыряй их за борт, урра! Урра!

Пока бравый моряк таким образом облегчал свою душу, Валлерштайн и Тресков тоже делали свое дело. Они впервые участвовали в бою, и это был страшный бой, показавший им жизнь Дикого Запада с самой черной ее стороны. Естественно, что и я, и мои парни тоже делали, что могли, ведь мы вместе со всеми прыгнули в овраг и управлялись с оружием, как умели.

Враг превосходил нас раз в пять, но понес большие потери благодаря внезапности нашей вылазки и прежде, чем он успел подумать об обороне, потерял почти половину своих людей. Как и в ту ночь на железной дороге, томагавк Сэма Файргана сокрушал все на своем пути. Не меньшее число врагов пало и от пуль Виннету, Дик Хаммердал и Пит Холберс, стоя, как всегда, спина к спине, сражались в самой гуще противника. Бравый рулевой Польтер метался на дне оврага, как вырвавшаяся из-под земли фурия, а малыш Поттер занял позицию в зарослях кустарника у входа в овраг и посылал оттуда выстрел за выстрелом, отрезая беглецам путь к спасению. Не меньшую доблесть показали и Тресков с Валлерштайном.

Всего через несколько минут бой закончился победой нападавших. Все белые разбойники лежали на земле, и лишь некоторым индейцам удалось выскользнуть из западни.

Сэм Файрган был не из тех, кто расточает слова признательности по поводу своего счастливого избавления, когда нужно незамедлительно воспользоваться плодами победы.

— Вперед, ребята, к лошадям! Их сторожат индейцы, которых мы должны захватить врасплох! — крикнул он. — Всем идти не надо, некоторые могут остаться здесь!

Он и еще несколько человек побежали к лошадям. А мы, оставшиеся, присели на землю передохнуть. Мы еще не чувствовали себя в полной безопасности, ведь беглецы могли вернуться и отомстить нам выстрелами из какого-нибудь укрытия. Однако ничего подобного не произошло. Мы напряженно вслушивались в ночь, но ничего подозрительного не отметили. А первые звуки, которые нарушили наступившую после боя тишину, оказались дружескими. Зашуршали кусты, затрещали ветки под ногами, и появился Полковник с несколькими нашими людьми. Они вели с собой не только наших, но и трофейных лошадей, которых они захватили, быстро справившись с малочисленной охраной.

— Видишь, Пит Холберс, старый енот, моя кобыла снова при мне! — ликующим тоном произнес Дик Хаммердал.

— Хм! Если ты считаешь, Дик, что я это вижу, то я не возражаю, но, клянусь Богом, еще немножко, и не видать бы нам ни ее, ни тебя самого!

— Видать или не видать — какая разница, мне вот только интересно: что это за человек, который вместе с малышом Поттером?.. Дьявол! Да это же тот самый чертов шкипер из Германии, у которого такие огромные кулачищи и который так здорово умеет пить!

— Ну конечно, я, старая ты бочка с жиром! Не забыл, значит, меня еще, а? Вернулся вот обратно вместе с мистером Тресковом и мистером Валлерштайном, потому что…

— Мистером Валлерштайном? — быстро переспросил Сэм Файрган. — Петер Польтер, ты ли это! Что ты опять потерял в прерии и что там у тебя за мистер Валлерштайн?

— Вот этот господин, сэр, который приехал вместе с герром Тресковом, чтобы разыскать своего дядю!

— Вот этот господин?

Полковник отступил на шаг, посмотрел на молодого человека долгим пристальным взглядом, потом раскрыл руки для объятий и воскликнул:

— Это уже не двойник, нет, эти черти мне отлично знакомы! Генрих, племянник мой, рад, чертовски рад тебя видеть!

И оба прежде таких далеких, а теперь таких близких родственника бросились обниматься, а остальные молча стояли рядом, пока, наконец, присутствие близкого человека не напомнило Полковнику, который нисколько не боялся за собственную жизнь, что опасность еще не миновала. Он выпустил племянника из объятий и сказал:

— Здесь не место для расспросов и объяснений. Вперед, к лагерю, он совсем близко. Там мы сможем перевязать раны и отпраздновать нашу победу и нашу встречу!

— Да, вперед, в лагерь! — шумно поддержал его бравый моряк. — Уж там найдется пара-другая капель живительной влаги — и не только для наших ран, но и для моего желудка, которому она, пожалуй, еще нужнее!..

Мы раздобыли лошадей — каждый по стольку, чтобы увести с собой всех до одной. Пришлось вести их под уздцы, поскольку ехать верхом по лесу в кромешной тьме было совершенно невозможно. Те, кто знал эти места, шли впереди, остальные следовали за ними среди громадных стволов вековых деревьев. Потом нас повели через причудливый и запутанный лабиринт из камней и скал, где даже днем смог бы ориентироваться лишь тот, кто хорошо был с ним знаком, и наконец мы оказались в огромном каменном котле, который и был Убежищем, или потайным лагерем Полковника и его друзей — трапперов и золотоискателей.

Это место было самой природой подготовлено для подобной цели: его невероятно трудно было обнаружить и столь же удобно защищать от вторжения извне. Внутри пещеры горело несколько костров, вокруг которых сидело изрядное число вестменов, входивших в компанию Полковника и теперь шумно и радостно приветствовавших наше появление. Никто из них еще не имел ни малейшего представления о том, что их предводителю со спутниками пришлось пережить за последние дни. Хозяева устроили нам такой пышный прием, какой только был возможен в подобных условиях, и во время дружеского застолья узнали от нас обо всем, что произошло и какая опасность грозила их Убежищу. Тут же было решено, что с наступлением дня они отправятся к оврагу, чтобы осмотреть убитых и очистить окрестности от скитавшихся по ним остатков краснокожих. Вся шайка Капитана, в том числе и он сам, нашла свою смерть от ножа старого моряка Польтера. Детективу Трескову не оставалось ничего другого, как возвратиться в Ван-Бурен с докладом о том, что хотя ему и удалось найти давно разыскиваемого преступника, однако передать того в руки правосудия не представляется возможным ввиду его смерти.

Само собой разумеется, что к Валлерштайну вернулось обратно все, что было у него похищено его ныне уже мертвым двойником. Что было дальше — это уже другая история, а этот рассказ, господа, окончен…

Глава II

СОКРОВИЩА ИНДЕЙСКИХ КОРОЛЕЙ

Бывший уполномоченный по делам индейцев устало откинулся на спинку стула, спокойно выслушал одобрительные отзывы присутствующих и дал ответы на некоторые оставшиеся для них невыясненными вопросы. Когда же оказалось, что вопросам этим, судя по всему, не будет конца, он обратился к слушателям с такими словами:

— Ну, хватит, господа, довольно! Я рассказал эту историю вовсе не для того, чтобы на меня теперь обрушили целую лавину вопросов, а для того только, чтобы показать, что краснокожие зачастую оказываются куда более благородными людьми, чем белые, и что я лично знаком с Виннету. Если вы слушали меня внимательно, то, думаю, согласитесь со мной в том, что смягчить последствия нападения на поезд и предотвратить запланированную вылазку бандитской шайки Капитана удалось почти исключительно благодаря его уму и отваге. И в этом с ним вряд ли сравнится какой-либо другой индеец, да и среди белых таких смельчаков отыщется не много. Его героическая фигура возвышается над всеми другими. И даже если ему придется однажды разделить печальную участь своего народа, обреченного на упадок и вымирание, то и тогда имя его не будет забыто, а дела будут жить в нашей памяти, передаваясь изустно от наших детей к внукам и правнукам.

148
{"b":"18384","o":1}