ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты защитил Ишарсиютуа. Я твой друг!

Последние слова были произнесены явно с гордостью, что было мне весьма приятно. Но его имя несколько озадачило меня, ибо на языке апачей оно означало Маленький Олень. Поэтому я спросил:

— Ты принадлежишь к народу апачей?

— Ишарсиютуа — сын великого воина апачей-мескалерос, самых храбрых среди краснокожих!

— Они мои друзья, а Инчу-Чуна, их великий вождь, — мой брат.

Он окинул меня быстрым взглядом и сказал:

— Инчу-Чуна — храбрейший из героев. Как он называет тебя?

— Йато-Инта.

Юноша отступил на несколько шагов, потупил взор и сказал с явным смущением в голосе:

— Сыновья апачей знают тебя. Я еще не воин. Я не должен был разговаривать с тобой.

Так выражалось смирение индейца, который честно признает более высокий статус собеседника, но никогда не опустит голову.

— Ничего, ты можешь говорить со мной, потому что когда-нибудь сам станешь знаменитым воином. И скоро тебя будут звать не Ишарсиютуа, Маленький Олень, а Пенульте — Большой Олень. У тебя болит нога?

— Да.

— И ты покинул свой вигвам без лошади?

— Я должен принести священную глину. Я иду пешком.

— Эта жертва понравится Великому Духу! Проходи в дом!

— Вы — воины, а я еще молод. Позвольте мне остаться с моим маленьким белым братом!

Он подошел к белокурому юноше, который тихо и печально стоял в стороне, и положил свою ладонь на то место, куда отчим ударил его прикладом ружья. Они обменялись взглядами, которые не ускользнули от моего внимания. Было видно, что они встречаются не впервые. Маленький Олень появился здесь не случайно: он владел тайной — возможно, опасной для обитателей этого дома. Я испытывал желание переступить запретную черту, но не подал виду.

Мальчики остались на улице, а я вместе с Уиллом Солтерсом и женой Роллинса вошел в дом, хотя точнее было бы назвать его лачугой, состоявшей из одной-единственной комнаты, которая являла собой крайне убогое зрелище.

Мне и раньше приходилось бывать в жилищах, обитатели которых вынуждены были ограничиваться лишь самым необходимым, но здесь дела обстояли значительно хуже. Крыша в доме прохудилась, материал, некогда заполнявший пространства между бревнами, давно исчез, и в стенах зияли широкие щели, сквозь которые в дом вползала горькая нужда. Над холодным очагом не висел котел для приготовления пищи, а весь запас провианта состоял, похоже, из незначительного количества кукурузных початков, валявшихся в углу. Женщина была одета в свое единственное платье из обветшавшей и блеклой набивной ткани. Ноги ее были босы. Единственным ее украшением была ее собственная чистота и опрятность, что было заметно, несмотря на убогую одежду. Одежда ее сына была тоже старой и ветхой, но аккуратно зашитой в каждом поврежденном месте.

Когда я взглянул на кучу листвы в углу, заменявшую постель, а потом — в потемневшее от горестей лицо этой доброй женщины, с губ моих невольно сорвался вопрос:

— Вы голодны, сударыня?

Она залилась краской смущения. Затем слезы брызнули у нее из глаз, и она заговорила, прижимая руку к сердцу:

— О Боже, я бы ни на что не жаловалась, если хотя бы Йозеф ел досыта! Муж совсем забросил поле, и оно почти не дает урожая. Остается охота, но и от нее мы ничего не имеем, потому что Роллинс одержим идеей откопать свои призрачные сокровища.

Я поспешил во двор к лошадям, чтобы принести свой запас вяленого мяса. Уилл Солтерс последовал за мной и тоже отдал женщине свои припасы.

— О, господа, как вы добры! — воскликнула она. — Просто не верится, что янки могут быть такими.

— Что касается меня, сударыня, то я, к примеру, немец. И в жилах Солтерса есть немецкая кровь — его мать была австрийкой. Но мне до него по всем статьям далеко!

— Боже, а я родилась в Брюнне! — всплеснула руками женщина.

— Значит, и вы тоже немка! Так почему бы нам не пообщаться на родном языке?

— Конечно, конечно! Я здесь могу говорить с сыном по-немецки только украдкой — Роллинс не выносит этого.

— Жуткий тип! — сказал Солтерс. — Простите, не хотел вас обидеть, но у меня такое чувство, будто я раньше, много лет назад, уже встречался с ним, причем в обстоятельствах, отнюдь не делающих ему чести. Он очень похож на одного человека, который был известен только под индейским именем. Я, правда, не знаю, что оно означает. Как же его звали? Что-то вроде Индано или Инданшо…

— Инта-Нчо! — раздался голос в дверях.

Там стоял молодой индеец. Он, разумеется, не понимал немецкую речь, но успел расслышать имя. В глазах его вспыхнули огоньки. И когда я бросил в его сторону пристальный взгляд, он моментально исчез за дверью.

— Это имя взято из языка апачей, которого ты не понимаешь, — пояснил я своему товарищу. — И означает оно Дурной Глаз.

— Дурной Глаз? — переспросила женщина. — Эти слова мой муж произносит очень часто, когда бредит во сне или сидит в углу пьяный и бранится с несуществующими людьми. Он иногда пропадает на целую неделю. Тогда он проносит с собой из Форт-Доджа, что на Арканзасе, бренди, не могу себе представить, чем он только за него расплачивается. Потом он все пьет и пьет, пока не помутится разум, и заводит разговор про смерть и убийства, про золото и самородки, и про сокровища, которые закопаны где-то

недалеко отсюда. Мы в такие времена по целым дням не решаемся зайти в дом — боимся, что он нас убьет.

— Бедная женщина! И как вы только решились последовать за таким человеком в эту глушь?

— За ним? Да за ним я бы сюда ни за что не поехала! Я приехала в Америку с моим первым мужем я братом мужа. Мы купили землю, но были обмануты торговым агентом: купчая, которую нам выдали, оказалась фальшивой. Когда мы приехали на Запад, то увидели, что законный владелец уже несколько лет, как обустроился на этом участке. Деньги кончились, и нам не оставалось ничего другого, кроме как жить охотой. Мы при этом уходили все дальше и дальше на Запад. Муж собрался в Калифорнию, прослышав о тамошних золотых россыпях. Мы добрались до этих самых мест, а дальше идти не могли — я была больна и обессилена. Приходилось жить под открытым небом, но, к счастью, вскоре мы обнаружили этот заброшенный дом. Кому он принадлежал раньше, нам не известно, мы воспользовались тем, что послала нам судьба. Но мысль о Калифорнии не давала мужу покоя. Я с ним ехать не могла, а брат его — не хотел, тосковал по родине. Одному Богу известно, чего мне стоило решиться на то, чтобы отпустить мужа одного попытать счастья в золотой стране. При этом было решено, что брат мужа останется здесь со мной. Муж так и не вернулся. Спустя полгода после его отъезда Господь подарил мне Йозефа. Мальчик никогда не видел своего отца. Ему было три года, когда в одно прекрасное утро брат мужа ушел на охоту и не вернулся. А через несколько дней я нашла его лежащим на берегу реки с простреленной головой — наверное, его убил какой-нибудь индеец.

— С него был снят скальп?

— Нет.

— Значит, убийцей был белый. Но чем же вы жили дальше?

— У меня был небольшой запас кукурузы, которую мы выращивали недалеко от дома. А потом в этих местах появился мой нынешний муж. Он тогда собирался поохотиться и идти дальше своей дорогой, но все медлил, пока, наконец, не остался насовсем. Я была рада этому — без него я умерла бы с голоду с моим ребенком. Роллинс съездил в Додж-Сити и заявил властям о смерти моего мужа. Мне нужен был защитник, а моему сыну — отец. Роллинс стал и тем, и другим. Но однажды ему привиделся сон о каких-то сокровищах, которые якобы зарыты где-то здесь неподалеку. Странным образом сон этот повторялся так часто, что Роллинс не только твердо поверил в их существование, но со временем сам впал в настоящее безумие. Ночью он грезит золотом, а днем он его ищет.

— У той горы, где стоят старые платаны?

— Да. Но мне туда ходить не разрешается, и моему сыну — тоже. Я днями и ночами молю Бога о спасении!

— Думаю, Господь поможет вам, пусть даже эта помощь поначалу причинит вам боль. Я столько раз в жизни…

151
{"b":"18384","o":1}