ЛитМир - Электронная Библиотека

— Слушай, я так, глядишь, и читать научусь! — перебил меня Солтерс. — Я, кажется, припоминаю двух вождей апачей, двух братьев. Одного из них звали Ревущий Бизон, и он давно уже мертв, а у второго было прозвище Горящая Трубка, потому что он был человек очень мирный и охотно раскуривал с каждым трубку мира. Этот вроде бы еще жив.

— Так, видимо, эти двое и имеются в виду! Посмотрим, посмотрим! Над вторым белым всадником нарисован глаз с проходящей насквозь чертой. Он либо одноглазый, либо слеп на один глаз, либо у него болит глаз. Эй, да это же как раз то самое имя, которое ты упоминал раньше — Дурной Глаз! А над третьим белым — кошелек и тянущаяся к нему рука, должно быть, это означает кражу!

— Ну конечно! — быстро отозвался Солтерс. — Это Крадущая Рука. Вспомнил! Я вспомнил, где я видел этого Роллинса! На севере, в Черных горах, его имя было Халлер, и он был капканным вором, за что и получил прозвище Крадущая Рука.

— Ты, наверное, ошибаешься!

— Нет, нет! Крадущая Рука и Дурной Глаз были кузенами или даже родными братьями и всегда держались вместе. Это про них говорится в письме. Дальше, дальше!

— Так! Поскольку солнце изображено впереди всадников, то и едут они на восход солнца, то есть на восток. На второй строчке встречаются те же самые фигуры, но чаще и разными группами. Первая группа: трое белых стреляют в четвертого, который едет впереди. Вторая группа: он лежит мертвый на земле, а у них в руках его мешки и кошельки. Третья группа: индейцы стреляют в троих белых. Четвертая группа: двое белых и один индеец — Ревущий Бизон — мертвы, Крадущая Рука убегает. Пятая группа: Горящая Трубка закапывает мешки. Шестая группа: Горящая Трубка взял Ревущего Бизона к себе на лошадь и скачет сзади Крадущей Руки — вероятно, преследует его. Седьмая группа: Горящая Трубка хоронит Ревущего Бизона, Крадущая Рука исчез. А вот еще две маленькие картинки. Стоят три дерева, под средним из них торчат из земли мешки. Теперь еще одно большое одинокое дерево, рядом с которым под землей лежит Ревущий Бизон — это его могила. Ну, теперь вся эта история легко распутывается…

— Стоп! — остановил меня Солтерс. — Оставь ее при себе и посмотри наверх! Разве не замечаешь, как кругом потемнело, взгляни на небо!

Я поднял глаза к небу и обомлел. Матово-золотистые нити исчезли. Вместо них протянулись несколько темных полосок, в которые они, видимо, слились и теперь соединяли налившееся чернотой облако с северным горизонтом. Остальная часть неба была ясной и чистой. Темные полосы, словно тугие канаты, тянули облако книзу на север, причем двигалось оно достаточно быстро. Чем ближе его притягивало к земле, тем отчетливее можно было видеть, как от нее поднимается сначала прозрачная, а затем все сильнее темнеющая масса — широкая и сужающаяся кверху, которая, вращаясь вокруг собственной оси, жадно тянется к облаку своим подрагивающим верхним концом. А облако все быстрее спускалось вниз, расширяясь в своей верхней части и протягивая книзу встречный «хвост». Оба хвоста искали и нашли друг друга. Когда они соединились, казалось, что облако сорвется и упадет на землю, но оно удерживалось в воздухе, в результате чего образовалась бешено вращающаяся вокруг своей оси двойная воронка с соединившимися в центре вершинами, в то время как основания обеих воронок — внизу, на земле, и высоко в воздухе — достигали в диаметре примерно пятидесяти метров.

И поскольку вокруг нас рос лишь невысокий кустарник, то мы имели возможность наблюдать это грозное явление природы, так сказать, во весь рост. Продолжая быстро вращаться, это фантастическое образование двигалось прямо на нас. А нас окружала полная неподвижность воздуха и внезапно наступившая духота, которая моментально погнала у нас пот изо всех пор.

— Маленький Олень был прав, — сказал я, — речь идет о нашей жизни и смерти. Скорее, Уилл, будем спасать себя и женщину!

— Но как? И куда? — спросил он с тревогой в голосе.

— Скорее, к лошадям!

— Но мы даже не знаем, в какую сторону бежать!

— Вообще-то, движение подобных смерчей непредсказуемо, так что придется следить за его направлением и пытаться уйти в сторону. Возможно, его остановит вода, и он даже не сможет перебраться на наш берег. Выведи за ограду коня Роллинса, а я побежал за женщиной!

Я нашел ее в доме у очага, ничего не подозревавшую о нависшей над нами опасности. Она едва не лишилась чувств, когда я быстро сообщил ей о том, что происходит снаружи. Я схватил ее в охапку и потащил из дома. Уилл в это время как раз подвел коня.

— Конь очень норовистый, — крикнул он, — я сяду на него сам. Он без седла и первым же прыжком сбросит леди на землю. Посади ее на моего Рыжего! Быстрей, быстрей!

Он вскочил на коня и галопом погнал его вперед.

— Вы умеете ездить верхом? — спросил я женщину.

— Не слишком хорошо, — застенчиво ответила она.

— Тогда я возьму вас к себе.

Я вскочил на коня Солтерса, втащил на него дрожащую от страха женщину, ухватил своего Гнедого за повод и поскакал вслед за Солтерсом.

Все происходило так быстро, что с того временя, как мы заметили надвигающийся смерч, до этого момента прошло не более одной минуты. Ехать мне было не слишком удобно: правой рукой приходилось держать женщину, лежавшую поперек седла, а левой направлять коня и держать за повод Гнедого. Но кое-как удавалось справляться. Когда мы проехали уже довольно приличное расстояние, я крикнул Уиллу, чтобы он остановился. Он осадил коня, и мы оглянулись.

Смерч уже почти достиг реки. Облако исчезло, и теперь он напоминал своей формой чудовищного размера песочные часы, внутри которых с бешеной скоростью вращались сорванные с земли и поднятые высоко в воздух кусты, камни, огромные массы песка и мощные пласты дерна. Это было неземное, фантастическое, чудовищное зрелище!

Теперь вихрь уже добрался до берега реки. Остановится ли он или продолжит движение на противоположном берегу и в какую сторону, а может, распадется там же, у воды? Человека, попавшего в зону его действия, ждала бы неминуемая гибель. Будучи оторванным от земли, он задохнулся бы в его страшной круговерти, если еще прежде не был бы сброшен с головокружительной высоты обратно на землю.

Смерч остановился у воды, словно в раздумье. Верхняя, сужающаяся книзу воронка наклонилась вперед, стремясь продолжить движение в прежнем направлении. Она тащила за собой нижнюю половину этого жуткого монстра и, казалось, вот-вот оторвет ее от земли. Внезапно раздался ужасающий грохот, темные, компактные массы песка, камней, кустов и дерна исчезли, и перед нашими глазами возник гигантский водяной столб, имевший поначалу вид ровного цилиндра, но постепенно начавший сужаться посередине и принимать прежнюю форму двух слившихся своими вершинами конусов. Воздушный смерч превратился в смерч водяной, который, будто в гневе от этой вынужденной остановки, с удвоенной скоростью ринулся вперед, через мгновение обрушился всей своей мощью на деревянную лачугу и продолжал двигаться прямо на нас.

— Прочь отсюда! Туда, вправо! — крикнул я.

В эти короткие секунды нам с трудом удавалось удерживать коней на месте. Почуяв смертельную опасность, они теперь сорвались с места и понеслись вскачь, не нуждаясь в наших понуканиях.

Оглянувшись, я с облегчением увидел, что смерч избрал для себя западное направление и теперь удалялся от нас. Мы были спасены, и теперь можно было остановиться и перевести дух — если, конечно, он не передумает и не повернет обратно.

К счастью, этого не произошло. С неуменьшающейся скоростью смерч уносился дальше, снова потемнев и потеряв свою недавнюю прозрачность. Все, что встречалось на его пути, отрывалось от земли и поднималось в воздух. Он рос и креп у нас на глазах. Расшвыривая далеко в стороны все то, что не удавалось удержать внутри себя, он продолжал свой разрушительный путь, пока наконец в отдалении не раздался страшный грохот, от которого содрогнулась земля. Смерч исчез.

В этот самый момент небо с какой-то непостижимой внезапностью оказалось затянутым густой черной пеленой, и на землю обрушился ужасающей силы ливень.

153
{"b":"18384","o":1}