ЛитМир - Электронная Библиотека

Индеец гордо покачал головой.

— Я не обкрадываю себя и не приношу никакой жертвы. То, что ты здесь видишь, — лишь часть сокровищ, которые таит в себе гора Эль-Репаро. Здесь есть и другие пещеры, о которых ничего не знает даже Карья, моя сестра. О них знаю только я один. И когда я умру, ни один человек не сможет проникнуть в эти тайные глубины. Я сейчас оставлю тебя, мне надо осмотреть другие пещеры. А ты пока можешь отложить в сторону все, что сам выберешь. Когда я вернусь, мы погрузим выбранное тобой на лошадь и возвратимся на асиенду.

Он воткнул факел между каменных плит пола, отошел в дальний угол пещеры и исчез из виду.

И немец остался один среди этого сказочного богатства. Как же должен был доверять ему индеец, чтобы оставить здесь! А что, если Хельмерс захотел бы прийти сюда еще и еще раз, чтобы стать еще богаче? А вдруг ему в голову придет мысль убить индейца и сделаться обладателем всех сокровищ, а не только той малой их части, которую ему сейчас предложили? Но, разумеется, ни одна из подобных мыслей не могла прийти в голову этого благородного человека, который и без того был потрясен великодушием и щедростью индейского вождя…

Покинув асиенду вместе с двумя своими слугами, граф Альфонсо не поехал сразу же к горе Эль-Репаро. Сначала нужно было навестить нанятых им «погонщиков мулов». Он гнал коня так, как только было возможно в точной темноте, и не снижал скорости, пока не достиг долины, где остались его наемники.

Снова, как и вчера, его окликнул часовой, и граф ответил ему паролем. После этого графа пропустили к костру, который пришлось немного поворошить, чтобы он светил ярче.

— У вас все готово? — спросил граф.

— Да, — ответил главарь.

— И лошади?

— Мы отловили их в табунах сеньора Арбельеса.

— Скольких?

— Восемнадцать для нас и тридцать для вас.

— Они оседланы?

— Да.

— Тогда можно отправляться!

Только теперь граф осознал всю двусмысленность своего нынешнего положения. Ведь он ни в коем случае не мог взять с собой в пещеру этих бандитов. Они очистили бы ее мгновенно, но не для него, а для себя. И все же граф полагался на чудо, надеясь, что в решающий момент выход из этой щекотливой ситуации отыщется сам собой. Наемники привели мулов и сели на лошадей. Во главе колонны встали их главарь и граф Альфонсо, и отряд двинулся в путь.

Альфонсо знал гору, которую назвала ему Карья, но с этой стороны подъезжать к ней ему еще не приходилось. Ему не были известны мелкие подробности предстоящего пути. Он знал лишь направление, и потому, соблюдая необходимые предосторожности, группа продвигалась вперед довольно медленно.

И только когда уже стало заниматься утро, появилась возможность поторопить лошадей, и через некоторое время перед ними уже замаячила темная громада горы Эль-Репаро.

Они приблизились к горе с южной стороны и теперь ехали вдоль ее восточного склона. Колонна пересекла первый ручей, и, когда Альфонсо заметил, что уже недалеко и до второго, он велел остановиться. К самой пещере подводить своих помощников он, конечно же, не хотел. Да и вообще необходимо было сначала убедиться в ее существовании.

— Что теперь? — спросил главарь шайки.

— Вы будете ждать меня здесь!

— Вы собираетесь покинуть нас?

— Да, на короткое время.

— А с каким все-таки грузом нам придется иметь дело?

— Это не должно вас интересовать, как было условленно.

И граф медленно поехал прочь. Главарь же подозвал к себе своих людей и сказал:

— Что будем делать?

— Надо выследить его! — предложил кто-то.

— Пожалуй, это самое лучшее. Ждите меня здесь!

Он слез с лошади и стал осторожно пробираться вслед за графом. Вокруг было достаточно скал и кустарника, за которыми главарь мог укрыться и остаться для графа незамеченным.

Проехав немного, граф добрался до второго ручья. Здесь он спешился, привязал коня к железному деревцу и исчез за кустами. Главарь подождал немного, но, поскольку граф не возвращался, он решил вернуться назад, к своим. Они ожидали его на том самом месте, где он их недавно оставил.

— Он скрылся в зарослях, — сообщил главарь своим людям тихо, чтобы их не слышали слуги графа. — Видно, там он прячет свои секреты. Интересно, что он станет делать, если мы подъедем поближе? Вперед!

И вся компания двинулась в направлении кустарника, окаймляющего ручей, и, добравшись до зарослей, остановилась. Таким образом, разбойники теперь находились возле ручья, но не достигли еще того места, где он вытекал из горы. К тому же, между ними и истоком ручья находился скалистый выступ, поросший у основания густым кустарником, из-за чего они не могли видеть вход в пещеру. Не заметили они и графскую лошадь, привязанную в стороне от места их теперешней стоянки.

Граф тем временем обследовал исток ручья и нашел для себя возможным проникнуть внутрь горы. Помня слова Карьи, он вошел в холодные воды ручья и, погрузившись в них по шею, протиснулся сквозь отверстие в основании горы. Но не достигнув еще того места, где свод пещеры круто устремлялся вверх, граф с удивлением заметил впереди себя яркое пятно света.

Что это могло быть? Факел? А может, дневной свет проникал в пещеру через какое-то отверстие или трещину? Судя по всему, все же факел. Об отступлении граф и не помышлял. Он медленно и осторожно стал пробираться дальше, стараясь двигаться абсолютно бесшумно.

Внезапно в глаза ему ударил блеск и сияние золота и алмазов. Граф на мгновение зажмурился от короткого испуга и выпрямился во весь рост. Собравшись с духом, он разомкнул веки и увидел, что находится внутри просторной пещеры, наполненной несметными сокровищами. Графа затрясло, как в лихорадке. Дьявол золота цепко ухватил его своими когтистыми лапами. Граф уже чуть было не закричал от благоговейного ужаса перед увиденным, но так и замер на месте с полными воздуха легкими, пораженный новым ударом: чуть поодаль, в каких-нибудь пяти шагах от ручья, на корточках спиной к графу сидел человек и складывал на лежащую у его ног мозаичную плиту украшения из золота и драгоценных камней. Кто он и что ему здесь нужно? Ага, вот он поворачивает голову. Этот профиль граф узнал мгновенно.

— Немец! — беззвучно проговорил он. — Но кто выдал ему тайну пещеры? Один он сюда явился или с сообщником?

Граф, естественно, не мог знать, что в одном из смежных отделений пещеры находится Бизоний Лоб, и потому, быстро оглядевшись вокруг себя, решил, что Хельмерс пришел сюда один.

«А так здесь больше никого нет! — со злобной радостью подумал граф. — Тогда проклятый немец не получит и горошины здешнего золота. Я отомщу ему. Он должен умереть!»

Граф осторожно вышел из ручья. Недалеко от него на изящной подставке лежала боевая булава, выточенная из прочнейшего железного дерева и снабженная острыми шипами из горного хрусталя, что делало удар вдвойне опасным. Он сжал в руке украшенную драгоценными камнями рукоятку булавы и стал на цыпочках подкрадываться к Хельмерсу сзади.

Тот в этот момент держал в руках драгоценное ожерелье и любовался великолепной работой древних мастеров.

— Невероятно! Восхитительно! — проговорил он. — Какие рубины! Одна эта вещь — уже маленькое состояние.

Еще раз позволив роскошной вещице сверкнуть всеми цветами радуги в свете факела, Хельмерс уже собрался положить ее рядом с другими отобранными им драгоценностями. Но не успел, потому что в следующее мгновение булава обрушилась сзади на его голову с такой силой, что он в ту же секунду замертво рухнул на каменный пол пещеры. Из груди графа вырвался страшный звериный крик ликования.

— Победил! Я победил! Все — мое, мое, мое!

Его охватил дикий, нечеловеческий восторг. Он скакал на месте, как безумный, потрясая руками и хлопая в ладоши. Каждый, кто увидел бы его сейчас, пришел бы к выводу, что граф сошел с ума.

И вдруг граф застыл на месте, как парализованный. Он побледнел, глаза его широко раскрылись, словно он увидел привидение: из дальнего угла пещеры появился человек и устремил на графа сначала удивленный, а потом вдруг вспыхнувший злобным огнем взгляд. Это был Бизоний Лоб. Немец неподвижно лежал на каменном полу пещеры.

170
{"b":"18384","o":1}