ЛитМир - Электронная Библиотека

— Его нет! — воскликнул второй. — Он сбежал!

— Нет, — возразил первый. — Ремни оборваны, он стал добычей крокодилов!

— Да, теперь он уже никогда не попадет в Страну Вечной Охоты, потому что его сожрали животные, — согласился с ним второй. — Его душа будет вечно скитаться среди несчастных теней, измученных печалью и тоской. Вождя апачей преследовало проклятие и в той жизни, не оставит его и в другой!

— Мы пришли первыми! Спешимся и подождем наших

братьев!

Они спрыгнули с лошадей и собирались уже их привязать.

— Возьмем их? — тихо спросил вождь апачей.

— Да. Но у моего брата нет ножа, — ответил Бизоний Лоб.

— Уфф! Я добуду себе нож у этих команчей!

Он прислонил ружье к дереву и змеей скользнул вперед. Бизоний Лоб последовал за ним. Достигнув края кустарника и на секунду затаившись, они затем длинными тигриными прыжками подскочили к команчам, совершенно не ожидавшим нападения. Медвежье Сердце обвил руку вокруг горла одного из команчей, а другой рукой выхватил у него из-за пояса нож и вонзил ему в сердце. Бизоний Лоб проделал то же самое со вторым. Через минуту они уже снимали скальпы с обоих команчей, которые даже не успели вскрикнуть.

— Что будем делать с убитыми? — спросил вождь миштеков.

— Отдадим их крокодилам!

Хищные животные заметили приближение людей. Они поднялись со дна озера и подплыли к берегу, наполовину высунувшись из воды и ожидая возможной поживы. Оба вождя взяли себе оружие и скальпы убитых, а мертвые тела бросили крокодилам, которые в ту же секунду жадно набросились на долгожданную добычу. Не прошло и минуты, как трупы были разорваны на куски и проглочены. От них не осталось ничего, кроме куска ладони с двумя пальцами, выброшенного на берег волнами, которые подняли крокодилы, сражаясь за добычу. Оба вождя позаботились о том, чтобы ни капли крови не пролилось на траву, и сами тщательно замаскировали собственные следы.

Потом оба возвратились в укрытие.

Прошло еще некоторое время, и снова послышался топот лошадиных копыт. К озеру из леса вышел отряд примерно из тридцати команчей с Черным Оленем во главе. И снова все повторилось почти в той же последовательности, что и за несколько минут до этого. Увидев висящие над водой пустые ремни, Черный Олень поначалу заподозрил побег.

— Вождь апачей сбежал! — воскликнул он.

Он подъехал на коне к самой воде и заметил лежащий на берегу огрызок человеческой руки. Мгновенно соскочив с коня, он поднял кусок ладони с земли и стал разглядывать его.

— Уфф! Крокодилы сожрали его. От него остался только этот кусок руки. Осмотрите ремни!

Команчи выполнили приказ своего вождя и пришли к выводу, что вождя апачей стянули в воду крокодилы, оборвав при этом лассо.

— Он отправился в царство тьмы. Ему не будет служить ни один из убитых им врагов! — сказал Черный Олень и швырнул остаток руки в воду, где его мгновенно проглотил один из крокодилов.

После этого по его знаку все слезли с коней и расположились на берегу озера.

Постепенно к озеру стекались и другие команчи, и скоро их было здесь уже почти пятьдесят человек. Они даже не потрудились обследовать ближайшие окрестности, и это свидетельствовало о том, что Черный Олень не собирался долго оставаться здесь. Все это время он хранил исполненное гордости и достоинства молчание, но теперь команчи услышали его голос:

— Кто из вас видел бледнолицего?

— Того, который называет себя графом?

— Да.

Выяснилось, что никому из индейцев граф Альфонсо в последние часы не встречался.

— Ищите его след! — приказал вождь.

Все собравшиеся поднялись с земли и принялись за поиски.

— Это становится опасным! — прошептал вождь апачей.

Бизоний Лоб согласно кивнул и так же тихо ответил:

— Здесь мы уничтожили наши следы. Но если команчи пойдут дальше, они найдут их. Пора начинать. Я даю сигнал.

И он громко кашлянул. Но это вовсе не было оплошностью с его стороны, а имело по меньшей мере два объяснения. Во-первых, вакерос таким образом получали сигнал к действию; а во-вторых, этот звук должен был заставить команчей принять такое положение, в котором они представляли собой удобную мишень для стрелков.

Все произошло так, как и было задумано. По условному сигналу стволы двух десятков ружей были направлены сквозь заросли в сторону врага, а команчи повскакали с земли и повернулись в сторону неожиданного звука.

— Огонь!

По команде вождя миштеков грянули двадцать два выстрела. И столько же смертельно раненных команчей упали на землю. Остальные рванулись с места и бросились к лошадям. Возникло всеобщее замешательство, которым и воспользовались стрелки, чтобы перезарядить оружие.

Увидев, что почти половина их воинов убита, команчи решили, что подверглись нападению большого числа белых. Поэтому они даже не пытались организовать оборону, а вскочили в седла и бросились наутек. В суматохе многие из них пытались воспользоваться первой попавшейся лошадью, чему, естественно, воспротивились настоящие хозяева животных. В результате возникла задержка, дорого обошедшаяся им. Из кустов прогремел второй залп, имевший почти столь же губительные последствия для команчей, как и первый.

Медвежье Сердце хотел оставить вождя команчей для себя, поэтому нападавшие были заранее предупреждены и не стреляли в Черного Оленя, который теперь вместе с другими оставшимися в живых пытался спастись бегством. Но тут из-за кустов появился вождь апачей и поднял ружье. Черный Олень нужен был ему живым, поэтому он целился в лошадь вождя команчей. Раздался выстрел, и конь рухнул на землю, сбросив с себя седока. Вождь апачей широкими прыжками бросился вперед и оказался перед Черным Оленем раньше, чем тот успел подняться с земли.

Никто из команчей так и не сделал ни единого выстрела, поэтому и ружье их вождя тоже оставалось заряженным. Он вскочил на ноги, сорвал с плеча ружье и прицелился в вождя апачей.

— Ты еще жив, собака? — крикнул он. — Так умри же!

В то же мгновение вождь апачей отклонил в сторону ствол его ружья, и пуля пролетела мимо.

— Вождь апачей не умрет от руки трусливого вождя команчей! — сказал Медвежье Сердце. — А я заберу себе твою душу, чтобы она служила мне в Стране Вечной Охоты!

С этими словами он подскочил к вождю команчей и оглушил его ударом приклада. Затем он отнес Черного Оленя на то место, где еще недавно сидели команчи, и стал ждать, пока тот придет в себя.

Пастухи не стали преследовать тех немногих команчей, что остались в живых, считая их уже неопасными, а принялись собирать оружие и боеприпасы убитых. Оба вождя сидели возле Черного Оленя и не проявляли совершенно никакого интереса к трофеям.

Вождя команчей связали, и вскоре к нему вернулось сознание.

— Не хочет ли Черный Олень затянуть песню смерти? — спросил Медвежье Сердце. — Ему будет позволена эта милость, прежде чем он умрет.

Пленник промолчал.

— Команчи поют, как вороны и лягушки, — насмешливо продолжал вождь апачей, — поэтому они и не любят, когда их слушают!

Только теперь Черный Олень заговорил:

— Вы хотите подвесить меня к дереву?

— Нет, — ответил Медвежье Сердце. — Я не стану тебя мучить. Но крокодилы все равно сожрут тебя, потому что ты недавно сам подвесил меня им на съедение. Но сначала я сниму с тебя скальп, чтобы показать храбрым сыновьям апачей, что за трус был этот Черный Олень. Отдай мне нож и томагавк, которые ты отнял у меня!

С этими словами он вытащил из-за пояса вождя команчей свое оружие.

— Ты и правда хочешь взять мой скальп? — испуганно спросил тот.

— Да. Твоя кожа теперь принадлежит мне.

— Заживо?

— А как же иначе! Не могу же я забрать твой скальп из брюха крокодила, когда он тебя проглотит!

— Убей меня сначала! — взмолился Черный Олень.

— Ах, вождь команчей трусит! Ну тогда он тем более не заслуживает пощады!

Он левой рукой ухватил Черного Оленя за волосы, сделал правой три быстрых надреза на коже головы и резким рывком сорвал с него скальп.

182
{"b":"18384","o":1}