ЛитМир - Электронная Библиотека

Через некоторое время они вышли к тому месту, где из подножия горы выбегал тот самый ручей, что скрывался и пропадал наверху в глубине пещеры. Белый охотник раздвинул руками ветки росшего здесь густого кустарника, и через несколько шагов оба они оказались в естественном туннеле, дно которого и являлось руслом ручья. Оба медленно пошли по воде вперед.

Это был трудный и утомительный путь, незнакомый даже самому проводнику, который утром того же дня дошел только до входа в туннель. Примерно с полчаса они в кромешной темноте брели вверх по течению ручья, чье русло изобиловало многочисленными поворотами и каменными порогами, пока не услышали вдалеке сначала легкое журчанье воды, которое по мере приближения к нему становилось все громче и громче, постепенно переходя в гул, и наконец превратилось в мощный грохот, полностью заглушавший их собственные голоса.

Прямо перед ними падал с огромной высоты водопад, и по их ногам прокатывались волны, выбегавшие из пробитой его тяжелыми струями котловины. Где-то там наверху находился тайник, пещера Сэма Файргана, и если место это действительно использовалось в качестве второго выхода из нее, то логично было предположить здесь наличие какого-либо приспособления, позволявшего спускаться вниз вдоль водопада.

Белый охотник стал в темноте ощупывать руками каменную стену по соседству с падающей вниз массой воды. Его предчувствие не обмануло его: вскоре пальцы наткнулись на мощный двойной канат, сплетенный из волокон вьющихся растений и снабженный многочисленными узлами, которые, подобно ступеням, обеспечивали довольно легкий спуск и подъем по нему.

Поскольку говорить среди стоявшего там сплошного гула было совершенно невозможно, охотник прикосновениями пальцев, как смог, сообщил спутнику о своем открытии и дальнейшем плане действий и, проверив несколькими рывками прочность импровизированной лестницы, стал медленно подниматься по канату вверх. Индеец последовал за ним.

Стоит ли говорить о том, сколько опасностей мог таить в себе для непосвященного этот медленный и утомительный путь наверх под ледяным градом тяжелых водяных струй, когда под ногами — неведомая и незримая бездна, а наверху вполне можно ожидать встречи с бдительным и хорошо вооруженным врагом. Однако обоим даже в голову не пришло отказаться от своей рискованной затеи. Одного из них подгоняла алчность и страсть к золоту, а другого — юношеский азарт и жажда подвигов.

Они благополучно поднялись по канату до того места, где русло ручья снова становилось почти горизонтальным, и с немалым облегчением почувствовали под ногами твердую почву. Грохот воды пока не позволял им расслышать впереди себя какие-либо звуки, и они все так же ощупью двигались вперед навстречу течению до тех пор, пока удаляющийся гул не превратился в негромкий плеск. Здесь охотник остановился. Ему вдруг показалось, будто он слышит голоса людей. Достав из-за пояса нож и тщательно укрываемый от воды револьвер, он затаил дыхание и еще осторожнее стал пробираться вперед, сопровождаемый, естественно, тоже готовым к бою индейцем. Голоса стали отчетливее. Оба разведчика легли на землю и продолжали путь ползком. Неожиданно совсем недалеко от себя они услышали чьи-то негромкие голоса:

— Проклятье, эти ремни так врезаются в тело, как будто сделаны из стальных лезвий. Черт бы побрал этого Сэма Файргана и всю его компанию!

— Да перестань ты жаловаться, я тебе говорю; этим делу не поможешь. Мы сами во всем виноваты! Если бы лучше глядели по сторонам, нас не захватили бы врасплох, как зеленых юнцов. Этот Виннету — сущий дьявол; и Полковник тоже здоров, как черт. Да и все остальные — ребята тертые. Но у нас есть одно утешение: они нас не убьют, и это дает надежду. Я скоро уже совсем освобожу руки, и тогда мы с ними еще посчитаемся. Ведь мы…

— Зандерс! Мистер Зандерс, это вы? — внезапно прозвучало из дальнего угла, где лежали связанные Зандерс и Летрье.

— Кто здесь? — удивленно спросил тот, кому только что не дали договорить.

— Скажите сначала, кто вы такие и сколько вас!

— Генрих Зандерс и Петер Вольф, больше никого. Мы лежим тут, связанные по рукам и ногам. Наши враги сидят далеко отсюда и не могут слышать нас. Но вы-то что за люди, черт побери?

— Сейчас узнаете. Давайте-ка сюда ваши ремни — сейчас мы с ними разберемся!

Нескольких надрезов хватило, чтобы освободить пленников. Теперь они уже узнали друг друга, и договориться им было несложно.

— Но как вы попали в пещеру? — спросил Зандерс. — Ведь она кончается у водопада!

— Для тех, у кого голова слабо варит, — да. А вот я быстро раскусил этого старого Файргана. Не мог же ручей бесследно исчезать в этой горе!

— Дьявол!

— И у него должен быть выход.

— Ну конечно, как же я сам до этого не додумался!

— Так, значит, я и нашел этот выход и еще кое-что.

— Дальше, дальше! — торопил Зандерс.

— Рядом с водопадом подвешен канат. По нему-то и можно снова спуститься к спокойному руслу ручья, а оттуда — на поверхность земли. Пойдете с нами? Хотя о чем тут спрашивать — конечно, пойдете!

— Очень бы хотелось, но, к сожалению, ничего не получится!

— Почему? Вы что, боитесь поболтаться немного на канате под холодным душем?

— Пфф! Уж нам-то по канатам пришлось полазить, может, побольше, чем вам. Но если мы сейчас последуем за вами, то испортим и вам, и себе всю игру!

— Как это?

— А так, что будет куда разумнее, если вы нас снова свяжете и оставите здесь. А сами уйдете на время и вернетесь вместе со всеми вашими индейцами.

— А я, честно говоря, не думал, что вам здесь так уж нравится!

— Если бы я хоть кого-нибудь боялся, то, конечно, поостерегся бы оставаться здесь. Но вы только подумайте, какая куча золота здесь припрятана. А если наш побег заметят раньше времени, то нам золота уже не видать — вернись мы потом за ним, они нам устроят такой горячий прием, что чертям в аду жарко станет!

— Черт вас возьми, а ведь вы правы! Впрочем, нам понадобится несколько часов, прежде чем мы сможем вернуться сюда — а за этот срок все может измениться. У вас действительно хватит мужества оставаться здесь до этих пор?

— Что за вопрос! Разумеется, я при этом надеюсь, что вы не оставите нас в беде.

— Об этом и речи быть не может! Краснокожим джентльменам тоже есть что сказать всей этой компании. Да и я не так глуп, чтобы добровольно отказаться от своей доли благородного металла.

— Хорошо, тогда свяжите нас снова!

— Давайте! Туго я затягивать ремни не буду, и вот вам еще на всякий случай нож! Так, готово. А теперь уходим!

И оба лихих разведчика бесшумно удалились в обратном направлении. Пленники же заняли свое прежнее положение. Теперь они чувствовали себя куда спокойнее и увереннее, чем еще несколько минут тому назад…

В то время, как все это происходило внутри пещеры, снаружи ее стоял, прислонившись к стволу дерева, коротышка Билл Поттер и внимательно вслушивался в каждый шорох, достигавший его ушей в тишине ночи. Незадолго до этого он заступил на пост по охране подступов к пещере, взяв на себя тем самым ответственность за безопасность своих товарищей.

И тут он услыхал частые всплески воды, словно кто-то торопливо шлепал прямо по воде ручья, приближаясь к тайнику. Поттер моментально распластался на земле, чтобы получше разглядеть идущего, сам оставаясь при этом незамеченным. Неизвестный остановился недалеко от того места, где залег Поттер, и спросил сквозь ночную темень:

— Эй, есть тут на борту часовой или нет?

— Петер Польтер, это ты?

— А кем же мне еще быть, как не Петером Польтером из Лангендорфа! Ну, а Полковник кого тут выставил? В такой темноте собственного бушприта 107 на физиономии не разглядишь!

— Кто я такой? Петер Польтер, хи-хи-хи, так и не видит Билла Поттера, хотя сам в двух шагах от него подпирает небо, как ствол карий. А где же остальные?

— Какие еще остальные, килька ты сушеная?

вернуться

107

Бушприт — круглый брус на носу судна, выставленный горизонтально вперед или наклонно вверх; на парусных судах служил для постановки дополнительных парусов.

196
{"b":"18384","o":1}