ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дьявол! Что, если он теперь ушел только затем, чтобы собрать своих людей и снова связать нас? Это было бы скверно.

— Я не сомневаюсь, что он приведет их с собой. Тогда я буду сражаться до последней капли крови. Ведь если они снова свяжут нас, то все пропало! Они перепрячут нас в другой грот и встретят индейцев вместо нас.

— Наверняка! Однако сопротивление здесь не поможет.

— Почему?

— Оно абсолютно бессмысленно, потому что они все равно одолеют нас. Самый надежный, а кроме того, единственный для нас путь к спасению — это бежать немедленно!

— А если вы все же ошибаетесь, капитан, и старик на самом деле ничего не заметил?

— Теперь это уже не имеет значения. До нападения индейцев они бы сюда все равно больше не пришли, так что мы больше не рискуем быть уличенными в побеге и тем самым выдать свой план. Лично я ухожу, нам ведь объяснили, как отсюда выбраться. Вперед, Жан, пока еще не поздно!

Они поднялись с земли и освободились от ремней, после чего поспешили к водопаду и после непродолжительных, хотя и суматошных, поисков обнаружили висевший там канат, по которому и стали спускаться вниз. Не выпуская из рук каната, Зандерс, спускавшийся первым, стал ощупывать ногами узкие берега бурлящего от падающей вниз воды бассейна и обнаружил боковое отверстие в скалистой стене, куда с шумом устремлялся ручей. Немного раскачавшись на канате, он скользнул по нему еще ниже и встал ногами на твердое дно ручья, после чего притянул канат к себе, указывая и облегчая путь своему товарищу. Это был самый опасный отрезок пути для обоих беглецов, которые из-за оглушительного шума водопада не могли общаться друг с другом при помощи слов. Тем не менее рискованное предприятие завершилось благополучно, и оба, пригнувшись, продолжили путь по низкому туннелю, пока наконец, насквозь промокшие, но целые и невредимые, не выбрались наружу к подножию горы.

Здесь они наконец-то выпрямились в полный рост и некоторое время стояли на месте, переводя дыхание после трудного и опасного пути.

— Здесь будем дожидаться подхода индейцев? — спросил Летрье.

— Нет, это слишком опасно. Ведь если Полковник обнаружил наш побег, то он обязательно вышлет за нами погоню. Так что нужно идти дальше.

— Но нам неизвестно, где находится лагерь индейцев!

— Это не страшно! Мы не станем уходить слишком далеко, а поищем здесь поблизости какое-нибудь укрытие и спокойно проследим, как дальше будут развиваться события.

— А ведь верно, капитан! Если бы мы сейчас встретились с индейцами, нам пришлось бы возвращаться обратно, а я, по правде сказать, не испытываю к этому ни малейшего желания. В любом случае будет разумнее послать в огонь наших добрых друзей, а уж потом думать, как полегче добраться до каштанов.

— Абсолютно с тобой согласен! Пошли!

Они раздвинули ветки густого кустарника и скрылись в его чаще. Здесь они устроились поудобнее и, затаив дыхание, стали вслушиваться в ночную тишину.

Вскоре неподалеку послышался легкий шорох, словно какая-нибудь маленькая зверушка пробиралась сквозь густую траву.

— Индейцы! — шепнул Зандерс.

И он не ошибся. Возглавляемые белым охотником и сыном вождя Матто-Си индейцы с величайшей осторожностью гуськом приближались к подножию горы. У входа в туннель они остановились и устроили небольшой совет, после чего один за другим стали исчезать под его низкими сводами. При этом двое индейцев остались снаружи в качестве часовых.

Прошло довольно продолжительное время, и уже начало светлеть небо, неразличимое прежде на фоне темного леса. Постепенно стали видны сначала толстые стволы, затем сучья и ветки деревьев. С разных концов поднимали утренний гвалт проснувшиеся птицы — сутки повернули свой ход на день, и наступил рассвет.

Двое оставшихся на посту индейцев неподвижно стояли на берегу ручья у того места, где он вытекал из горы. Они, конечно же, пребывали в сильном нетерпении по поводу столь долгого отсутствия своих товарищей, однако ни единым движением своих юных бронзовых лиц не выдавали обуревавшего их волнения. Ведь их еще в детстве научили хранить выдержку и самообладание в самых неожиданных и затруднительных ситуациях. Они стояли неподвижно, словно статуи, опершись на стволы своих ружей.

Внезапно громыхнули два выстрела, слившиеся в один, и оба часовых упали на землю с простреленными головами. В следующее мгновение рядом с ними выросли, словно из-под земли, две фигуры. Это были Сэм Файрган и Билл Поттер, сумевшие незаметно для юных индейцев подобраться изнутри к выходу из туннеля.

— Хи-хи-хи! — по своему обыкновению произнес Поттер. — Рановато птенчики вылетели из гнездышка — по сторонам-то смотреть и слушать еще не научились! Теперь видите, Полковник, что я был прав? Они забыли замаскировать следы, и мы можем отправляться на поиски их лагеря, где застряли оба наших стреноженных приятеля.

— Как, Билл, ты доберешься теперь один до пещеры?

— А почему бы и нет? Или вы думаете, Билл Поттер испугается пары-другой капель воды, которой ему придется глотнуть по дороге?

— Тогда возвращайся и приведи сюда в обход горы остальных, а я пойду впереди вас по этим следам. Пусть останется обычный караул — здесь теперь чисто. Только не задерживайтесь и поскорее догоняйте меня!

Малыш Билл, невысокий, но бравый парень согласно кивнул и скрылся в отверстии туннеля.

След, по которому пошел Файрган, был таким отчетливым, что ему даже не приходилось особенно напрягать внимание, а только изредка бросать взгляд впереди себя на землю. Это обстоятельство и подвело опытного следопыта. Отправившись на поиски индейского лагеря, он совершенно не обратил внимания на следы, которые ночью оставили, выбираясь из подземного туннеля, оба беглеца.

Дождавшись, пока Сэм Файрган скроется за деревьями, и помолчав для верности еще некоторое время, Зандерс наконец прошептал:

— Дьявол, какая досада! Эти бравые индейские парни, видимо, благополучно добрались по канату до пещеры, а там их уже поджидали и быстро перебили всех до единого. Жалко! Теперь мы снова остались одни против Полковника и его людей!

— А не лучше ли нам, капитан, потихоньку отправиться следом за ним? — спросил Жан Летрье. — Если мы хотим благополучно улизнуть, то нам не обойтись без индейских лошадей.

— Ни в коем случае! Ведь охотники скоро пойдут за ним и моментально обнаружат наши следы.

— А что нам мешает навсегда обезвредить старика — как-никак у нас есть нож?

— Жан, мы с тобой способны на многое, но пойми, что вестменами мы никогда не были и никогда ими не станем. У Полковника слух, как у совы, да и вооружен он лучше нас. И даже если бы нам удалось нанести меткий удар ножом и добраться до лошадей, то через несколько минут за нами бросилась бы в погоню вся его орда!

— Да если убрать с дороги старика, то нам больше и бояться-то некого. Что этот полоумный шкипер, что Валлерштайн, что полицейская ищейка — они ведь ни черта не смыслят в прерии и…

— А Виннету? Про него ты забыл? — перебил его Зандерс.

— Да, черт возьми, о нем я как-то и не подумал. Клянусь Богом, ему под силу в одиночку догнать и размозжить нам обоим головы своим проклятым томагавком! Но что же делать? Не можем же мы оставаться здесь целую вечность!

— Ты просто глуп, Жан! Ведь в тайнике припрятана целая куча золота!

— Ну и что?

— А то, что мы в нем нуждаемся.

— Так что же теперь, поклониться Файргану и попросить его поделиться с нами своим богатством?

— Пфф! Оно и так будет нашим!

— Когда?

— Как только вся компания уберется из пещеры.

— И каким образом?

— Это теперь совсем нетрудно. Неужели тебе ничего не приходит в голову, Жан?

— Ничего, кроме того, что мы попали в хорошенькую передрягу.

— Из которой мы очень скоро выпутаемся!

— Но как это сделать?

— Подождем, пока уйдут охотники.

— А дальше?

— А дальше, — шепотом сказал Зандерс, хотя вокруг не было никого, кто мог бы его подслушать, — дальше мы возвратимся назад тем же путем, каким пришли сюда.

198
{"b":"18384","o":1}