ЛитМир - Электронная Библиотека

Через несколько сотен ярдов 5 один из них спешился (видимо, подтянуть подпругу), а остальные продолжали свой путь. Тут я тоже слез с лошади и тщательно изучил следы. В красноватой пыли виднелись отпечатки сапог, а рядом, чуть левее — четкие, прямые борозды. Что ж, теперь что-то проясняется. Борозды могли быть оставлены только концом ножен. А раз на поясе у этого человека висит длинная кавалерийская сабля, то передо мной — правительственные войска. Скорее всего, солдаты посланы в карательную экспедицию против команчей.

Я пустил лошадь галопом. Следов становилось все больше; видимо, конные патрули постепенно присоединялись к основным силам. Скоро вдали показалась кактусовая «роща». Там, укрытые меж ребристых зеленых стволов, белели палатки лагеря.

Место было выбрано очень удачно: колючие заросли защищали отряд от внезапного нападения с флангов или с тыла, а равнина впереди хорошо просматривалась. Но в остальном солдаты проявляли удивительную беспечность, и мое приближение осталось незамеченным. Конечно, они не ждали, что кто-нибудь подъедет к лагерю с запада, но выставить часовых тем не менее было бы делом совсем не лишним. Расседланные лошади щипали скудную траву у входа в каньон. Наличие растительности указывало на близость источника.

Солдаты, спасаясь от жары, растянули свои шейные платки на колючках огромных кактусов — в пустыне даже малый клочок тени приобретает жизненную ценность. Большая палатка в центре лагеря предназначалась, видимо, для офицеров. Рядом были сложены мешки с продовольствием, и тут же расположилась на отдых группа людей — человек восемь или десять. Они давно не имели отношения к регулярной армии, и я понял, что это путешественники, решившие переночевать под защитой солдат. Меня тоже устраивал такой вариант. В противном случае пришлось бы провести бессонную ночь у костра, дабы не проснуться оскальпированным 6.

Я слез с лошади, сержант проводил меня к офицерской палатке и вызвал начальника отряда.

— Откуда едете, сэр? — спросил командир, после того как мы обменялись приветствиями.

— С гор Сьерра-Мадре.

— И куда направляетесь?

— В долину Рио-Пекос.

— Вряд ли вы туда доберетесь, пока мы не усмирим проклятых команчей. Вы не заметили каких-нибудь следов этих негодяев?

— Нет.

— Хм! Видно, перекочевали дальше на юг. Мы сидим тут уже две недели, но так и не видели ни одного краснокожего.

Мне стоило немалого труда удержать вертевшееся на языке слово «осел». Если хочешь увидеть индейцев — надо их искать, а не ждать, пока они сами пожалуют к солдатам. Капитан полагал, что коль скоро ему неизвестно местонахождение команчей, то и они не знают, где он. Но я мог бы присягнуть, что их лазутчики появляются здесь каждую ночь и, наверное, уже изучили лагерь не хуже, чем собственные вигвамы.

Словно прочитав мои мысли, капитан продолжал:

— Мне чертовски не хватает опытного проводника и разведчика. Такого, на которого я мог бы положиться. Прежде в этих краях частенько охотился некто Олд Уоббл 7. Вот кто бы мне пригодился! Однажды он переночевал в лагере у моих людей, но, видно, что-то заподозрил и назвался Каттером. В лицо никто из нас его не знает, и дело разъяснилось только после отъезда бедняги. Потом патрульные встретили его приятеля, апача Виннету — он тоже мог быть нам очень полезен, но предпочел улизнуть. Так-то. А как ваше имя, сэр?

— Чарли, — скромно ответил я, поскольку считал совершенно излишним объяснять этому бравому вояке, что перед ним стоит не кто иной, как Олд Шеттерхэнд собственной персоной. У меня не было ни времени, ни желания поступать на службу в качестве шпиона, но и ссориться с военными без особой нужды не хотелось. Кинув быстрый взгляд на группу штатских, я с облегчением убедился, что среди них нет ни одного знакомого лица. Правда, меня могли выдать другие признаки. Всем старожилам Запада был отлично известен и мой вороной жеребец — подарок Виннету, и мои ружья (карабин для охоты на медведей — так называемый «медвежий бой» и штуцер мастера Генри). Но, очевидно, командир отряда не позаботился о том, чтобы собрать сведения о наружности Виннету, Олд Уоббла или Олд Шеттерхэнда. Узнав, что меня зовут Чарли, он не стал уточнять, имя это или фамилия, хмыкнул и вновь скрылся в палатке.

Однако кто-нибудь из солдат мог оказаться повнимательнее своего начальника — уж они-то наверняка были опытными вестменами 8. Поэтому я незаметно засунул штуцер в кожаный чехол у седла, чтобы скрыть от любопытных глаз необычный затвор моего любимого оружия. «Медвежий бой» я оставил на виду, расседлал коня и пустил его пастись. Травы поблизости уже не осталось — ее успели потравить лошади кавалеристов, но зато в изобилии росли небольшие дынные кактусы. Мясистые, сочные и почти без колючек, они веками кормили и поили всех травоядных обитателей пустыни. Моя скотинка выросла в индейском табуне, и дынные кактусы были ей не в диковину.

Я подошел к отдыхавшим людям и попросил разрешения присоединиться к обществу.

— Добро пожаловать, сэр, — ответил один из мужчин, — присаживайтесь, где вам понравится. Меня зовут Сэм Паркер, и я всегда рад угостить любого смелого парня, которого повстречаю в пути. Перекусить желаете?

— Не мешало бы.

— Ну, так не стесняйтесь, отрезайте кусок по своему аппетиту. — И он протянул мне копченый окорок фунтов на восемь — десять.

— Мы тут все с Запада, сэр. А вы откуда будете?

Я отрезал себе кусок мяса и сказал:

— Мне, конечно, доводилось бывать по эту сторону Миссисипи, но не знаю, есть ли у меня право считать себя настоящим вестменом. Очень уж многих навыков и заслуг требует такое звание.

Мой собеседник одобрительно ухмыльнулся.

— Верно, сэр, истинная правда. Нынче не часто встретишь такого скромного человека, как вы. Чаще бывает, что парень начинает воображать себя чуть ли не президентом Соединенных Штатов, если сумел устроиться ночным сторожем. Ну что ж, ваше имя мы уже слышали — очень приятно познакомиться с вами, мистер Чарли. А чем вы занимаетесь в наших краях? Охотитесь, собираете мед или еще что-нибудь делаете?

— Я ищу могилы, мистер Паркер.

Мой собеседник вытаращил глаза.

— Что? Я не ослышался — вы ищете могилы? — он произнес каждое слово раздельно и по слогам.

— Да.

— Шутник вы, как я погляжу. Хотите нас одурачить?

— Поверьте, мне бы это и в голову не пришло.

— В таком случае, будьте любезны, объясните все толком, пока я не пощекотал вас ножом между ребер. Я не позволю какому-то новичку издеваться надо мной.

— Никто над вами не издевается, мистер Паркер. Просто я хочу побольше узнать о происхождении нынешних индейцев. Вы, наверное, слышали, что вещи, найденные в древних курганах, могут рассказать о жизни людей далекого прошлого.

— Хм! Помнится, я и вправду читал в одной книжке про чудаков, которые раскапывают могилы и, забравшись туда, изучают историю. Дурацкое занятие! Так вы тоже из числа этих недоумков?

— Ну да.

— Стало быть, вы ученый?

— Да.

— Что ж, Бог в помощь, сэр! Но будьте поосторожней — а то, глядишь, разроете какую-нибудь могилу, да и останетесь там на веки вечные. Уж если вам так интересны покойники, подыскали бы лучше местность, где вашей собственной жизни не грозит каждую минуту опасность. А здесь кругом команчи, того и гляди получишь в спину пулю или томагавк 9. Стрелять умеете?

— Немножко.

— Хм, надо думать! Я тоже однажды решил было, что умею стрелять. Как-нибудь расскажу вам о том случае. Я вижу, у вас старая винтовка под патроны с дымным порохом, а это говорит о многом. Из такой штуки можно стену пробить! Ну а там, в чехле — ружье для воскресной охоты, верно?

вернуться

5

Ярд — в американских романах К. Мая используется английская система мер. Напомним читателю ее основные единицы: миля — 1609 м, ярд — 91,4 см, фут — 30,5 см, дюйм — 2,5 см.

вернуться

6

Оскальпировать — снять с пленника скальп. Само слово «скальп» — английское и означает кожу на черепе. Снятие скальпа, по свидетельствам очевидцев, происходило так: левой рукой индеец хватал пучок волос вокруг макушки, одновременно правой делал кольцевой надрез кожи в этом месте. С головы снимали кусок кожи размером с ладонь, захватывая, таким образом, то место, где волосы расходятся в стороны (чтобы с одной головы нельзя было снять несколько скальпов). Интересно, что европейские френологи именно в этом месте располагают центр чувства собственного достоинства. Вопреки распространенному мнению, скальпы вовсе не являлись символом мужества. В определенных случаях скальпы разрешалось снимать и женщинам. Многие индейские племена вообще не знали этого кровавого обычая. В северной Мексике скальпирование ввели, видимо, ирокезы и гуроны. На территории позднее возникших штатов Аризона, Калифорния и Нью-Мексико оно было очень широко распространено. «Расцвет» скальпирования наблюдается с XVII века, чему, безусловно, способствовало появление белых поселенцев. Испанские солдаты, например, охотно занимались в Северной Америке снятием скальпов с туземцев. Мало в чем уступали им англо-французские колонисты, которые щедро платили своим союзникам за скальпы враждебных им индейцев. В XIX веке белые торговцы усиленно снабжали индейцев ножами для скальпирования.

вернуться

7

Уоббл (англ. Wabble), прозвище, по-русски буквально означает Шатун.

вернуться

8

Вестмен (англ.) — так в США называли жителей Дикого Запада, чаще всего охотников и трапперов.

вернуться

9

Томагавк — ручное метательное оружие у некоторых североамериканских народностей. Первоначально это была изогнутая деревянная палица с шарообразным навершием. Позднее томагавками стали называть завозимые европейцами железные топорики.

2
{"b":"18384","o":1}