ЛитМир - Электронная Библиотека

— И начнет мести палубу «девятихвосткой», как в былые времена?

— А может, и нет. Эту тигрицу мы как-нибудь укротим, будь спокоен!

— А верный Жан Летрье, он какую должность получит?

— Уж для него-то что-нибудь подходящее найдется.

— Жалко! Очень уж симпатично выглядит этот карточный домик!

— Ну, а если он из карточного домика превратится в прочное и устойчивое здание?

Летрье поразил серьезный и уверенный тон капитана. Жан пристально взглянул ему в лицо и пробурчал:

— Хм… иногда на этом свете и невозможное становится возможным, особенно для таких, как мы.

— Вот именно! Слушай, Жан, что я тебе скажу!

И он рассказал ему обо всем, что удалось подслушать у дощатой стены таверны, а также поделился с ним собственными предположениями и выводами, сделанными на основании услышанного. На Жана его рассказ произвел ошеломляющее впечатление.

— Дьявол! А ведь с этой бабы, пожалуй, станется!

— И она осуществит свой план, можешь не сомневаться.

— А как же мы?

— Разве я не сказал тебе, что уже сегодня вечером буду командовать «Л'Орриблем»?

— Прекрасно! Но он будет защищаться!

— Пфф! Я ведь и раньше был ее командиром, и стану им снова. Она все та же, ничуть не изменилась. Это же надо, угнать корабль! Прямо из гавани Сан-Франциско. Грандиозно! Однако это нам как нельзя кстати. Какое все-таки счастье, что мы ее заметили и сумели опознать, несмотря на весь маскарад!

И пока они сидели в ресторанчике, увлеченные своей беседой, в доме мадам де Вулетр полным ходом шли приготовления к блестящему званому ужину. В меню предстоящего вечера входили яства и вина со всех концов света. Что же касается вин, то с ними у хозяйки, которая давно уже возвратилась после недолгой прогулки, было особенно много забот. Откупорив некоторое количество бутылок, она всыпала в каждую из них немного мелкого белого порошка и затем снова тщательно запечатывала бутылки.

Наступил вечер. Уже стемнело, и море света, лившееся из окон ее дома, затмевало блеклый свет уличных фонарей.

Уже пришли гости, в том числе и командир броненосца вместе с офицерами других кораблей, и теперь они наслаждались изысканным вкусом предлагаемых им деликатесов. Целая толпа праздношатающихся осаждала фасад дома, заглядывая в ярко горящие окна и втягивая носами струящиеся оттуда тонкие ароматы.

Среди них находились два человека в матросской одежде. Они стояли особняком, изредка бросая на остальных равнодушные взгляды. Их внимание было приковано к одному из освещенных окон дома. Так они стояли долго, очень долго. Наконец в окне опустился

занавес; на его фоне несколько раз мелькнул вверх и вниз силуэт чьей-то руки, и вслед за этим погас свет.

— Это сигнал нам! — шепотом сказал один из матросов.

— Пошли! — ответил другой.

Оба зашагали прочь и свернули в переулок, в который днем заходили Зандерс и Летрье. У ворот сада маячила фигура человека, рядом с которым стоял большой чемодан. Здесь было так темно, что отдельных деталей разглядеть было невозможно, однако видно было, что стоявший был примерно среднего роста и с густой черной бородой. Это был… вернее, была собственной персоной госпожа де Вулетр, в очередной раз сменившая обличье. А в чемодане находились ее бесценные навигационные приборы.

— Карета подана? — коротко спросила она.

— Да, — прозвучало в ответ.

— Вперед!

Голос звучал повелительно, как голос человека, привыкшего с юных лет командовать другими. Матросы подхватили чемодан и зашагали вперед, «бородач» последовал за ними. На углу улицы стоял конный экипаж. Чемодан поставили на козлы, все трое сели в экипаж, и он покатил в сторону городской окраины. Выехав за пределы города, экипаж остановился. Пассажиры вышли, снова подхватили чемодан и, отпустив карету обратно, направились к берегу моря.

Они еще не доехали до цели, когда из-за кустов раздался голос:

— Стой, кто идет!

— Черный Капитан.

— Проходи!

Целая компания каких-то людей подбежала к «бородачу» и почтительно выстроилась перед ним в ряд.

— Шлюпки готовы? — спросил он.

— Да.

— Оружие?

— В порядке.

— Отсутствующие есть?

— Все тут.

— Тогда — вперед! Я беру первую шлюпку!

Чемодан погрузили в лодку, вставили в уключины предусмотрительно обмотанные тряпками весла, и лодки бесшумно отошли от берега.

Поначалу они двигались прямо в открытое море, но затем резко взяли вправо и с величайшей осторожностью уже со стороны моря приблизились к стоявшему на рейде в почти полной темноте «Л'Орриблю», у которого на носу и на корме горело лишь по одному-единственному фонарю.

Теперь они подплыли уже настолько близко к судну, что внимательный наблюдатель давно бы их уже заметил. Тот, которого называли капитаном, стоял во весь рост у руля и пристально всматривался в темный силуэт корабля. Наступил решающий момент.

В следующую секунду раздался приглушенный хриплый крик чайки.

Люди в лодках облегченно вздохнули — это был условный сигнал Длинного Тома, сообщавшего, что на борту все в полном порядке. Недалеко от кормы упали за борт веревочные трапы.

— Причаливайте и живо наверх! — прозвучала негромкая команда.

Через минуту все были уже на палубе. Их встречал Длинный Том.

— Как обстановка? — спросил бородатый.

— Нормально. Мы с нашими как раз стоим вахту. Остальные пируют в кубрике или уже валяются на полу пьяные.

— Всех в трюм! Но не трогать, а только связать и запереть — они потом дадут нам присягу. Чем больше у нас будет людей, там лучше!

Приказ был исполнен быстро и без лишнего шума. Ничего не подозревавших и оглушенных изрядным количеством грога матросов легко скрутили и затолкали в трюм. Затем на палубу подняли чемодан, который тут же был перенесен в капитанскую каюту, и отпустили в свободное плаванье лодки, на которых пираты подплыли к кораблю. Отныне «Л'Оррибль» полностью находился во власти корсаров.

Чернобородый собрал вокруг себя своих людей и расставил всех по местам.

— Мы выходим в море. Смажьте маслом якорные лебедки и такелажные блоки, чтобы не было лишнего шума. Громко отдавать команды я не смогу, иначе меня услышат на броненосце; но надеюсь, что каждый из вас знает свое дело!

Команда заняла свои места. Между ними по палубе сновал командир, негромко отдавая нужные распоряжения. Быстро подняли якорь и поставили паруса, которые тут же наполнились крепким попутным ветром. Великолепный корабль легко слушался руля. Он неспешно и грациозно развернулся на месте и, рассекая упругие волны, устремился в открытое море.

В этот момент на палубе стоявшего по соседству броненосца раздался выстрел, затем другой, третий… Там знали, что офицеры «Л'Оррибля» сошли на берег, но слишком поздно заметили его движение. Заподозрив неладное, на броненосце забили тревогу, стараясь выстрелами привлечь общее внимание к внезапному отходу парусника.

Новый командир «Л'Оррибля» направился на квартердек. Длинный Том был рядом с ним.

— Слышишь, Том, они заметили наш уход! — сказал он.

Том поднял глаза на упругие полотнища парусов.

— Поздно. Они слишком поздно раскрыли глаза. Однако… вы знаете мое имя, сэр?

— По-моему, Черный Капитан должен его знать. Ты ведь со мной немало проплавал!

— С вами? Черный Капитан? Простите, сэр. Вы отличный офицер, это я сразу понял. Но… Черный Капитан… это не вы, его я хорошо знаю.

— Ну, так теперь я буду им!

— Это к добру не приведет, сэр! Люди хотят служить только под его началом. И ведь человек с родимым пятном, то есть агент, который нас вербовал, говорил нам, что капитан жив и сегодня вечером будет на борту «Л'Оррибля».

— Человек с родимым пятном? Неужели ты так и не узнал его?

— Не узнал? Да я этого парня видел первый раз в жизни!

— Нет, Том, ты не одну тысячу раз видел его, или лучше сказать — ее. Вспомни-ка получше!

— Его?.. Ее?.. Черт побери, неужели… неужели это была Мисс Адмиральша?

— Она, Том, именно она. Но неужели ты считаешь, что она не способна сыграть роль Черного Капитана?

203
{"b":"18384","o":1}