ЛитМир - Электронная Библиотека

— И мне действительно доверят такой пост?

— Мне это твердо обещали.

— Спасибо, спасибо, сэр! Так, значит, я наконец-то сделаю карьеру! Ура! Петер Польтер…

— Чего это ты так разревелся, старый сивуч? -перебила его хозяйка, как раз вошедшая в комнату очередной порцией угощения.

— Ты еще спрашиваешь! Раз уж я — сивуч, так мне и полагается реветь что есть мочи! Кстати, у меня для этого есть все основания. Знаешь ли ты, старушка Тик, что меня за мои заслуги скоро сделают адмиралом!

— Адмиралом? — засмеялась хозяйка. — Ну что ж, ты для этого фигура самая подходящая, и я от души желаю тебе успеха. Ну, а как же твоя новая профессия, которой ты так гордишься и к которой привязан всей душой?

— Что еще за новая профессия?

— Вестмен, траппер, зверолов…

— Молчи! Ни слова больше, если не хочешь на веки вечные поссориться со мной! Когда я сажусь на лошадь, то никогда не знаю, куда эта скотина побежит. Зато если у меня под ногами палуба хорошего корабля, так уж я никогда с курса не собьюсь и за борт не вывалюсь! Так что пусть кто хочет называет себя вестменом, а я как был, так и останусь старым морским волком!..

Глава IV

«БУТЕРБРОД НАОБОРОТ»

Когда Тресков закончил свою историю, на него обрушилась целая лавина вопросов. Рассказ, особенно его финал, показался им недостаточно подробным, и теперь каждый хотел получить те или иные дополнительные сведения. Более всего они были удивлены участием Виннету в морском походе. Индеец на корабле — для них это было просто непостижимо. Но только не для меня, я давно знал эту историю и знал также, что это плавание было для вождя апачей отнюдь не единственным.

Пока говорили о том, о сем, в зал ввалились еще шесть человек. Они громко и развязно разговаривали между собой и в этот вечер явно уже успели злоупотребить алкоголем. Поозиравшись в поисках места, они предпочли подсесть к моему столу, хотя вокруг было достаточно свободных столов и стульев.

Я в этот момент с удовольствием оставил бы их одних, но, учитывая, что они могут воспринять это как оскорбление, и не желая провоцировать скандал, остался сидеть на своем месте. Они потребовали для себя бренди и вскоре получили его, однако по выражению лица матушки Тик было ясно, что она им совсем не рада.

Они явно не были местными жителями, поскольку кроме ножей и револьверов имели при себе еще и ружья. Вдобавок к своей поистине бандитской внешности они источали такой густой запах спиртного, что мне действительно стоило немалых усилий воли оставаться с ними за одним столом. Они без умолку болтали всякую ерунду, причем так громко, что разговора других гостей почти не было слышно. Царившая до сих пор в зале атмосфера уюта и спокойствия оказалась безнадежно разрушенной. Самым шумным в этой компании был парень с крепкой, но нескладной фигурой и прямо-таки бульдожьим лицом. Казалось, весь он был грубо и небрежно вырублен из большого куска дерева. Он явно выставлял себя вожаком компании, да скорее всего так оно и было: остальные вели себя по отношению к нему с определенной долей уважения и даже почтительности.

Они беспрестанно хвастались своими подвигами, совершенными и теми, что еще намеревались совершить, упоминали о целых состояниях, которые они якобы прокутили, но нисколько о том не жалеют, поскольку уверены в том, что вскоре снова разбогатеют. Они опрокидывали в себя рюмку за рюмкой, а когда матушка Тик попросила их пить помедленнее, нагрубили ей, пригрозив вдобавок, что займут ее место за стойкой и начнут обслуживать себя сами.

— Ну уж этому не бывать! — смело ответила хозяйка. — У меня есть револьвер, и первый, кто посягнет на мою собственность, получит пулю!

— От тебя? — захохотал Бульдог.

— Да, от меня!

— Не смеши нас! Этим рукам больше подходит швейная игла, а не револьвер. Неужели ты думаешь, что мы тебя испугаемся?

— Что я думаю, вас не касается! Я, во всяком случае, тоже не из пугливых. А если мне понадобится помощь, так здесь достаточно джентльменов, которые мне ее окажут!

— Достаточно джентльменов? — повторил он с издевательской ухмылкой, поднявшись из-за стола и с вызовом оглядывая посетителей. — Так пусть подойдут и попробуют себя показать!

Все промолчали, в том числе, естественно, и я. Меня он, видимо, вообще не брал в расчет, потому что, оглядев остальных, меня оставил без внимания. Возможно, мое спокойное лицо показалось ему таким смиренным, что какого-либо сопротивления с моей стороны он просто не ожидал. По правде сказать, я принадлежу к числу тех людей, у которых в момент наивысшего напряжения на лице может появляться выражение покоя и даже кротости, в то время как внутри все ходит ходуном. Как-то раз один человек, считавший себя большим психологом, объяснил мне это следующим оригинальным образом: когда дух уходит внутрь тебя, твое лицо просто не может не выглядеть глупым, это же ясно!

Заметив, что никто не отвечает на его вызов, Бульдог еще больше расхрабрился.

— Так я и думал! — засмеялся он. — Хотел бы я взглянуть на того, кто осмелится тягаться с Тоби Спенсером! Я бы его голову лицом назад перевернул! Тоби Спенсер — мое имя, а кто еще не знает, что за парень Тоби, пусть подойдет ко мне и узнает!

Он вытянул вперед сжатые кулаки и еще раз с вызывающим видом осмотрелся вокруг. Страх или же скорее просто отвращение к этому типу сковал всех. Он засмеялся еще громче и воскликнул:

— Ну что, парни, видите, как у них душа уходит в пятки, стоит только Тоби Спенсеру произнести хоть слово? Никто и пикнуть не смеет. Тоже мне джентльмены!

Тут все же поднялся из-за стола один, тот самый, что рассказывал первую историю, выдавая себя при этом за «колорадца» Тима Кронера. Вряд ли это было с его стороны проявлением истинного мужества, скорее — желанием поддержать собственную репутацию. Он сказал:

— Вы заблуждаетесь, Тоби Спенсер, если думаете, что никто не осмелится перечить вам. Не знаю, как там остальные, а я уж точно не из таких!

— Не из таких, значит? Так, так, — презрительным тоном процедил сквозь зубы хулиган. — Так чего же вы там стоите, раз такой смелый? Почему не подойдете поближе?

— Уже подхожу! — отозвался смельчак, делая несколько нерешительных шагов и снова останавливаясь. При этом голос его звучал уже совсем не так уверенно, как раньше, когда он пытался выяснять отношения со мной. И поскольку Спенсер тоже немного вышел вперед, обоих теперь разделяло уже довольно незначительное расстояние.

— Значит, вы и есть тот самый джентльмен, который меня не боится? — спросил последний. — Да я перешибу вас одним пальцем! Но прежде, чем это сделать, хотелось бы узнать ваше героическое имя!

— Нет ничего проще: меня зовут Тим Кронер!

— Тим Кронер? Да, имя вы себе выбрали и в самом деле знаменитое!

— Что значит «выбрал»? Это мое собственное имя!

— Ну, это вы рассказывайте кому угодно, только не мне!

— Это мое имя, говорю я вам!

— Хм! Ну что же, возможно, вас действительно так зовут. Но я надеюсь, вы не станете утверждать, что вы и есть тот самый «человек из Колорадо»?

— Именно это я и утверждаю!

— Разрази меня гром! И как это такому кролику, как вы, взбрело в голову присвоить себе имя льва! Говорю вам, что это чужое имя и что вы просто мошенник!

— Ого! Это я-то мошенник? Советую вам попридержать язык, сэр! Всем известно, что колорадец Кронер не позволяет говорить с собой таким тоном! Или вы хотите, чтобы я доказал это вам?

— Докажи, заморыш, докажи!

При этом Спенсер сделал два шага в его сторону; тот предусмотрительно отступил на такое же расстояние и ответил:

— Не вижу такой необходимости. То, что известно всему свету, не нуждается в доказательствах!

— Вообще-то, правильно, потому что настоящий Тим Кронер — парень действительно хоть куда. Но поскольку ты не тот, за кого себя выдаешь, то обязан доказать, что твоей смелости хватит еще на пару шагов. Ну, давай! Дальше!

Он сделал еще два шага вперед.

214
{"b":"18384","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я продаюсь. Ты меня купил
Ведьмак (сборник)
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
Эти гениальные птицы
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Эхо
Иллюзия греха
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Юрий Андропов. На пути к власти