ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фантомная память
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Альвари
Черный человек
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Клан
Дама с жвачкой
Призрак в кожаных ботинках

— Прошу вас не удивляться, господа, что я не сразу пригласил вас к себе, — сказал Феннер, — сюда, должен признаться, заглядывают очень разные люди. Только позавчера у меня гостили семь человек. Я гостеприимно оставил их у себя на ферме, а утром вместе с ними исчезли семь моих лучших лошадей. Я послал за ними погоню, однако настичь их так и не удалось — слишком велик был отрыв.

Я попросил Феннера описать внешность этих семерых, и у нас не осталось никаких сомнений насчет того, что это были Генерал с Тоби Спенсером и пятью его дружками. Хозяин сказал нам, что Олд Шурхзнд провел на ферме одну ночь, и мы решили поступить так же, тем более, что нам нужно набраться сил перед возможной погоней за негодяями.

И поскольку мы предпочли остаться под открытым небом, из дома были вынесены во двор стол и стулья. И теперь мы обедали на свежем воздухе возле дома. Неподалеку паслись наши расседланные лошади, а еще дальше сновали туда и обратно ковбои, собиравшие стада на ночь. С левой стороны к дому приближался на несущейся во весь опор лошади всадник, за которым развевалось на ветру некоторое подобие белой гривы, и я тут же узнал в нем Олд Уоббла, вряд ли существовал в природе другой такой же человек.

— А, вон он скачет! — сказал Феннер. — Сейчас, господа, вы познакомитесь с одним в высшей степени интересным человеком. В прежние годы его называли «королем ковбоев».

— Хау! — подал голос Виннету.

— Этот человек служит у вас на ферме, мистер Феннер? — спросил я.

— Нет, он появился здесь сегодня в полдень с небольшой компанией вестменов, они разбили лагерь вон там, на опушке, чтобы завтра ехать дальше. Между прочим, ему уже далеко за девяносто лет, а он все еще сидит на коне, как юноша. Смотрите-ка, вот и он!

Не обращая на нас никакого внимания, всадник подлетел к нам почти вплотную и только теперь, собравшись спрыгнуть с коня, окинул нас пристальным взглядом и воскликнул:

— Тысяча чертей! Олд Шеттерхэнд и Виннету! Мистер Феннер, эти парни сегодня остаются у вас?

— Да, а в чем дело? — удивленно ответил Феннер.

— Тогда мы уезжаем. Рядом с такими мерзавцами нет места порядочным людям. Прощайте!

Он круто повернул коня и помчался прочь. Для хозяина полной неожиданностью оказалось не только странное поведение старика, но и имена, которые он назвал.

— Так вы и есть Олд Шеттерхэнд, сэр? А этот краснокожий джентльмен — Виннету, вождь апачей?

— Да, мистер Феннер, это мы.

— Почему же вы мне об этом сразу не сказали? Я бы и встретил вас совершенно иначе!

— Мы такие же люди, как и все, и не можем претендовать на большее, чем все остальные!

— Возможно, вы и правы. Но то, какой прием я вам устрою, это уже мое дело. Пойду скажу жене, какие у нее сегодня гости!

И он ушел в дом. А взгляд Виннету был по-прежнему устремлен туда, где развевалась на скаку седая грива Олд Уоббла.

— Его взгляд был полон гнева и мести, — сказал Виннету. — Олд Уоббл сказал, что уходит, но еще этой же ночью вернется. Виннету и его белые братья будут очень осторожны!

Мы еще не покончили с едой, когда на пороге дома вновь появился Феннер. Он сдвинул в один край стола мясо, хлеб, тарелки — в общем все, что стояло перед нами, и сказал:

— Прошу вас, господа, сделать маленькую паузу! Жена сейчас накрывает для вас в доме другой стол. Пожалуйста, не возражайте и доставьте мне удовольствие показать вам, какими дорогими гостями вы для меня являетесь!

Спорить было бесполезно. Он говорил от чистого сердца, и нам пришлось подчиниться. Когда жена хозяина позвала нас в дом, мы увидели там стол, заставленный самыми изысканными угощениями, какие только можно найти на ферме, расположенной в двух днях пути от ближайшего города. И трапеза началась сначала — так сказать, в исправленном и дополненном варианте. За едой мы объяснили хозяину странное на первый взгляд поведение Олд Уоббла, рассказав о краже ружей и понесенном им за это наказании. И все же хозяин никак не мог понять гнева «короля ковбоев». По его мнению, Олд Уоббл должен был благодарить нас за проявленную в отношении него мягкость; ведь он практически ушел от ответа, хотя и участвовал в краже, проведя Генерала в дом Кровавого Лиса.

Вскоре уже стало смеркаться. Мы беспокоились за своих лошадей и поделились нашими опасениями с Феннером, который в ответ предложил нам следующее:

— Если вы не хотите оставлять их на улице из-за Олд Уоббла и его компании, то у меня за домом есть навес, под которым вы можете привязать их. О воде и корме я позабочусь сам. Навес, правда, закрыт лишь с трех сторон, но, не беспокойтесь, я поставлю там надежного сторожа.

— Не беспокойтесь, в этом мы привыкли полагаться на самих себя, — ответил я. — Так что лучше мы устроим поочередное дежурство: сначала Пит Холберс, за ним Дик Хаммердал, потом я, а последним — Виннету. По два часа.

— Что ж, воля ваша! А спать вы будете неподалеку в другой комнате, где можете не опасаться коварного нападения ни с какой стороны. Кроме того, на лугах вокруг дома много ковбоев, которые тоже будут начеку.

Все эти меры предосторожности были приняты только потому, что мы привыкли быть настороже даже там, где другие чувствовали себя в безопасности. Нападения со стороны Олд Уоббла и его дружков ожидать вряд ли приходилось, тем более что вскоре один из ковбоев сообщил нам об их отъезде.

Итак, лошадей поставили под навес, и Пит Холберс первым отправился заступать в караул. Мы же по-прежнему оставались в доме и беседовали, сидя за столом. Мы пока что не ощущали особой усталости, а Феннер не давал нам покоя, требуя от нас одну историю за другой. Рассказы о наших похождениях он мог слушать без конца, но особое удовольствие ему и его жене доставляла та забавная манера, в какой толстяк Хаммердал описывал отдельные эпизоды своей бурной и переменчивой жизни.

Через два часа он отправился на улицу сменить Пита Холберса на сторожевом посту. Тот сказал нам, что его смена прошла спокойно, и ничего подозрительного услышать или увидеть ему не довелось. Прошло еще около часа. Я как раз рассказывал один забавный эпизод в палатке лапландца и видел перед собой только смеющиеся лица моих слушателей, как вдруг Виннету схватил меня за ворот и с такой силой дернул в сторону, что я чуть не свалился со стула.

— Ружье! — крикнул он, указывая рукой на окно.

Почти одновременно с его словами грянул выстрел. Пуля вдребезги разнесла оконное стекло и вонзилась сзади меня в один из деревянных столбов, поддерживающих потолок. Она предназначалась явно мне и непременно разнесла бы мою голову, если бы не реакция Виннету. В следующую секунду я уже бежал к выходу, держа в руке мой верный штуцер. Остальные спешили за мной.

Осторожность предписывала мне не открывать дверь полностью, чтобы не стать мишенью для повторного выстрела. Поэтому я лишь немного приоткрыл ее и выглянул наружу. За дверью никого не было. Тогда я распахнул ее до конца и выскочил во двор. Феннер и мои спутники выбежали следом. Мы остановились и прислушались.

И вдруг услышали за домом топот и храп лошадей, а вслед за этим раздался голос Дика Хаммердала:

— На помощь! Лошади, лошади!

Мы обогнули сперва один, затем другой угол дома и тут заметили двоих незнакомых людей, боровшихся с лошадьми, которые никак не хотели позволить им увести себя. Через мгновение мимо нас пытались проскочить и скрыться два всадника.

— Стой! Слезай! — закричал Феннер.

Он сорвал со стены свою двустволку и теперь целился из нее в этих всадников. Громыхнули два выстрела, и оба наездника свалились с лошадей. А те двое, что безуспешно сражались с лошадьми, теперь оставили их и бросились бежать. Мы сделали им вслед несколько выстрелов.

— Вот так, вот так! — снова раздался голос Дика Хаммердала. — Угостите их хорошенько свинцом! А потом скорее ко мне, а то этот негодяй ни за что не хочет лежать смирно!

Мы поспешили на этот зов и увидели его сидящим верхом на каком-то человеке, который отчаянно сопротивлялся и которого Дик всеми силами старался удержать в лежачем положении. Этим человеком оказался… Олд Уоббл! Разумеется, его тотчас же скрутили.

224
{"b":"18384","o":1}