ЛитМир - Электронная Библиотека

Итак, оставаться у Ки-пе-та-ки нам не было больше смысла. Шако Матто мы привязали к его лошади, однако не слишком крепко и туго. Пит Холберс и Тресков пересели на коней осэджей. Остальные лошади были использованы как вьючные. И мы покинули «Старуху».

Теперь мы удалялись от Републикан-Ривер, потому что она повернула на север в Небраску. Мы же держали курс на запад к реке Соломон. При этом мы были как бы зажаты с двух сторон. Впереди нас опасность исходила от шайки Генерала, на след которого мы надеялись скоро напасть, а сзади — от осэджей, которые скорее всего пустятся за нами в погоню. То, что есть третья, находящаяся к нам значительно ближе, мы и не могли предположить, хотя мы ехали прямо навстречу ей.

Мы могли бы повернуть на юг и двигаться в этом направлении некоторое время, чтобы ввести в заблуждение осэджей. Но в общем-то эти индейцы не очень-то были страшны нам, и кроме того, мы потеряли бы время, сделав такой крюк, и значит, еще не скоро встретились бы с Олд Шурхэндом. Поэтому мы ехали на запад до полудня следующего дня, и тут из-за одной встречи нам пришлось изменить наши планы и все-таки повернуть на юг.

Мы встретили трех всадников, от которых узнали, что в этой области действует довольно большая банда каких-то бродяг. Эти трое попали в руки какой-то части этой банды и были совершенно ограблены, причем один из них был ранен в бедро, хотя и несильно. Кто слышал о таких бандах или даже имел возможность с ними познакомиться, тот, разумеется, поймет, почему у нас не было никакого желания встречаться с этими потерявшими всякую совесть людьми, от которых на Западе каждый уважающий себя человек старается защититься как от паразитов или вредных насекомых, но не пытается вступать с ними в единоборство, потому что это для него позор. Как не возможно мериться силами элегантному фехтовальщику с грубым конюхом, вооруженным навозными вилами, так и всякому честному человеку, оказавшемуся в прерии, надо избегать встречи с этими отбросами общества — не столько из страха, сколько из отвращения.

Вот и мы, не долго думая, повернули на юг и к вечеру достигли Северного Соломона, на правом берегу которого стали лагерем.

Здесь Апаначка нарушил молчание и рассказал мне о том, что с ним было после того, как мы расстались с ним в Льяно-Эстакадо. Впрочем, все это было не слишком интересно. Их поездка с Олд Шурхэндом в Форт-Террел оказалась безрезультатной, они искали там Дэна Эттерса, но не нашли, никто о нем там даже не слышал. После того как Апаначка рассказал это, я сказал:

— Таким образом, мои прежние предсказания сбылись. Я не доверял этому так называемому Генералу. Мне сразу показалось, он хотел обмануть Олд Шурхэнда насчет этого Эттерса. У него были какие-то особые планы при этом, которые я, к сожалению, не смог разгадать. Мне показалось, что он лучше знает взаимоотношения Шурхэнда и Эттерса, чем говорил нам. Тогда же я заметил это нашему другу, но он не мог в это поверить. Он говорил об этом с моим краснокожим братом Апаначкой?

— Нет.

— И он ни разу даже не намекнул, зачем ему так нужен Эттерс?

— Ни разу.

— После этого вы расстались на Рио-Пекос, и ты вернулся к своему народу?

— Да. Я поскакал в Каам-Кулано.

— Где тебя, конечно, с радостью встретила твоя мать?

— Она узнала меня сначала, а потом ее дух снова покинул ее тело, — ответил он печально.

Несмотря на такое его настроение, я все-таки спросил его:

— Ты помнишь слова, которые я слышал от нее?

— Да, помню. Она всегда говорит их.

— Ты и сейчас, как тогда, думаешь, что эти слова из области индейской медицины?

— Да.

— Я так никогда не думал и не думаю так и сейчас. В ее душе живут образы людей и туманные воспоминания. Не замечал ли ты, хоть на мгновение, что эти образы светлеют и очищаются?

— Никогда. Я не часто был возле нее. И в тот раз мне надо было скоро возвращаться домой.

— Почему?

— Воины найини, особенно Вупа-Умуги, их вождь, не простили мне, что я уважаю и ценю моего белого брата Шеттерхэнда и что я курил с ним трубку дружбы и верности. Они сделали для меня жизнь в Заячьей долине невыносимой, поэтому я уехал.

— Куда?

— К команчам-канеа.

— Они сразу же приняли моего брата?

— Уфф! Если бы меня спрашивал об этом не Шеттерхэнд, то я засмеялся бы. Хотя я был тогда самый молодой вождь найини, но меня никто не мог победить. Поэтому никто не возражал против меня, когда воины канеа решали, принимать меня или нет. Теперь я главный вождь канеа.

— Я рад это слышать. А ты не мог увезти с собой свою мать от найини?

— Я хотел это сделать, но человек, который ее муж, не разрешил мне.

— Знахарь? Ты не называешь его отцом. Мне уже тогда показалось, что ты его терпеть не можешь.

— Я никогда не любил его, теперь же ненавижу, потому что он разлучил меня со скво, которая меня родила.

— Ты точно знаешь, что она твоя мать?

Он с удивлением посмотрел на меня и сказал:

— Почему ты спрашиваешь так? Я убежден, что мой брат Шеттерхэнд никогда ничего не скажет без причины, то, что он делает или говорит, всегда тщательно продумано. Поэтому, конечно, он не зря спрашивает об этом.

— Нет, не зря. Но этот вопрос — не плод раздумья, во мне говорит внутренний голос. Мой брат не хочет отвечать на него?

— Если Шеттерхэнд спрашивает, то я отвечу, однако я все равно не понимаю, в чем смысл вопроса. Скво, о которой мы говорим, моя мать. Я всегда это знал, и я люблю ее.

— И она действительно скво знахаря?

— И этого вопроса я не понимаю. Сколько я себя помню, их всегда считали мужем и женой.

— Ты тоже?

— Да.

— Но он тебе не нравится?

— Я сказал только то, что ненавижу его.

— И тем не менее убежден, что он твой отец?

— Его всегда называли моим отцом.

— И он сам себя так называл? Подумай хорошо.

Он опустил голову, помолчал немного, потом снова резко вскинул голову и сказал:

— Уфф! Теперь только я понял, что он никогда, ни единого раза не называл меня ши йе.

— А твоя мать говорила тебе се це?

— Тоже нет!

У большинства индейских народов отец и мать по-разному говорят «мой сын». В данном случае отец должен был бы говорить «ши йе», а мать — «се це».

Апаначка снова заговорил:

— Оба всегда обращались ко мне «оми» — ты. Только мать иногда говорила мне «се це», но только тогда, когда она говорила обо мне с другими.

— Странно, очень странно! Теперь я хотел бы у тебя узнать, называл ли он ее «иво ушингва» — моя скво, а она его «ивуете» — мой муж?

Он снова помедлил немного и затем ответил:

— Мне кажется, что, когда я был маленький, они говорили друг другу так. Но с какого-то времени я перестал слышать эти слова.

— С этого времени они стали употреблять только имена Тибо-така и Тибо-вете?

— Да.

— И ты считаешь, что это выражения знахарей?

— Да.

— Почему?

— Потому что отец всегда говорил, что эти слова знахарские. Наверное, это так, потому что нет ни одного белого или краснокожего, который знал бы эти слова. Или их знает мой брат?

Я, конечно, не знал. Хотя мне сразу пришло на ум французское имя Тибо, но было, разумеется, слишком рискованно как-то связывать эти, пусть даже и похоже звучащие, слова друг с другом. Только я хотел ответить, как в наш разговор почти одновременно и с одинаковой поспешностью вмешались двое — именно после того, как услышали эти имена: Тибо-така и Тибо-вете.

Первым заговорил Виннету, которому я ничего не говорил о матери Апаначки и ее непонятных словах, потому что обещал Апаначке еще тогда, в Льяно-Эстакадо, молчать. Виннету сказал:

— Тибо-така и Тибо-вете? Я знаю эти имена!

Не успел он договорить, как вождь осэджей воскликнул:

— Тибо-така и Тибо-вете я тоже знаю! Они были в лагере осэджей и украли у нас много шкур и лучших лошадей.

Мы с Апаначкой были, естественно, очень удивлены. Команч обратился сначала к Виннету:

— Откуда Виннету знает эти имена? Он был в лагере найини?

239
{"b":"18384","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всеобщая история чувств
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Там, где цветет полынь
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее
Охотник за тенью
Черный кандидат
В плену
Дети мои