ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кости зверя
Ветер над сопками
Гридень. Из варяг в греки
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Как в СССР принимали высоких гостей
Птицы, звери и моя семья
Путь к характеру
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Слова на стене

— А во-вторых?

— Во-вторых, они — обыкновенные бродяги, а не какие-то ясновидцы. С чего бы это их осенило, что мы отправились прямо к бонансе? Если бы она действительно здесь была, мы должны были бы скорее обходить ее, чем искать.

— Да, сдается мне, эти ребята вообще не любят утруждать свои мозги. Ну, так надо дать им этот шанс.

— Не знаю, мне не кажется, что затея с запиской себя оправдает.

— Да не в этом дело. Я уже вижу их лица в тот момент, когда они будут ее читать, да так, как будто рядом стою.

— Так что должно быть в этом послании?

— Надо подумать над текстом всем нам вместе. Они должны просто лопнуть от досады, когда прочтут записку!

Он был так воодушевлен своей, разумеется, совершенно мальчишеской идеей, что я не смог сопротивляться этому бешеному напору и в конце концов дал ему листок из записной книжки и карандаш, но от участия в сочинении текста отказался. Тресков и трое вождей последовали моему примеру. К ответственной литературной работе, таким образом, оказались готовыми только двое: сам Хаммердал и его приятель.

Но Холберс, немного помявшись, смущенно выдавил из себя:

— Ты уж сам давай пиши. Признаться, я не мастак по этой части.

— Хм, — пробормотал Хаммердал, тоже вдруг потерявший весь свой кураж, — вообще-то меня этому учили, да, учили, но в этом деле, понимаешь, для меня есть одна загвоздка…

— Что за загвоздка?

— Писать-то я умею, но вот какая штука… — прочитать потом то, что сам написал, никак не могу…

— А другие могут?

— А другие тем более не могут. Вот, понимаешь, где собака-то зарыта! Ну ладно, если джентльмены не хотят вместе со мной сочинять записку, то, может быть, найдется среди них хотя бы один, кто будет настолько любезен, что не откажется перенести на бумагу то, что я сочиню?

После недолгих уговоров Тресков согласился на эту роль.

— Well! — снова воодушевился Хаммердал. — Начинай, Пит!

— Дорогой мой, — сказал Холбер, — я думаю, что с началом ты справишься сам, а как только дойдешь до главного, я тебе, конечно, помогу.

— Ладно, я сочиняю отлично, раз никто, кроме меня, в этом не силен, придется взять все на себя.

Здесь я должен заметить, что под «сочинительством» Дик Хаммердал и Пит Холберс, как и все неграмотные люди, понимали способность писать вообще. Тресков знал об этой их особенности и решил немного подшутить над приятелями.

— Братцы мои, а известно вам, что в таком послании строчки надо рифмовать?

— Рифмовать? — Хаммердал так и застыл на месте с открытым ртом. — Тысяча чертей! Об этом я и не подумал. Значит, рифмовать прямо как стихотворение?

— Само собой!

— Приведите пример!

— Ну, скажем, кровь — любовь, конь — огонь, беседа — с соседом и так далее в этом же роде.

— Не надо продолжать, не надо! Я тоже так умею. Кобыла — забыла, штаны — нужны, шляпа — у папы. Здорово? Да тут ничего сложного вовсе нет. А как у тебя с этим, дорогой Пит? Можешь рифмовать?

— А почему нет? Чтобы такой парень, как я, да не справился с эдакой ерундой! — ответил Пит Холберс.

— Ну-ка, ну-ка, валяй, срифмуй что-нибудь!

— Сейчас… А, вот как: удар — шар, день — тень, шило — мыло, седло и… и…

— К седлу не так-то просто подобрать парочку. Давай переключись на что-нибудь другое.

— Пожалуйста! Рука — мука, вилки — бутылки, старуха — ухо, корова — здорова.

Толстяк заорал:

— Слушай! Если ты будешь сочинять мне про корову, то что это будет за послание?

— Знаешь что: кто предложил сочинять, тот и должен начинать.

— Well! Сейчас я покажу тебе, как это делается.

Толстяк постарался придать своему лицу чрезвычайно озабоченное выражение, наклонил голову набок, как молодой бычок, и стал вышагивать по поляне: то туда, то обратно. Работа началась, но что это была за работа! Мне приходилось видеть, как трудятся лесорубы, рудокопы, корабельные кочегары, я знаю, сколько потов они проливают, но все это детские забавы по сравнению с тем духовным напряжением, которое испытывали Хаммердал и Холберс, складывая попарно слова и строчки. Мы наблюдали за ними молча. Иногда хотелось расхохотаться, но сдерживало то невольное уважение, которое вызывали к себе наши сочинители. Тресков, затеявший весь этот цирк, сам вошел в азарт и иногда подбрасывал какое-нибудь точное словечко в ту словесную кашу, которую замешивали два приятеля. В конце концов примерно через час в судорогах, откашливаниях, поту и дрожи было срифмовано шесть строчек, которые Тресков с торжествующим видом занес на бумагу. Повторить их в точности я не решусь. Представляю тебе, дорогой читатель, немного адаптированный (ибо в натуральном виде он вряд ли был бы принят к печати) мною вариант этого бессмертного сочинения:

Какие мы с тобой, приятель, дураки!

Да, видно, золото искать нам не с руки.

Прерию всю вокруг перерыли.

Но не нашли ничего, кроме пыли.

Кто-то выдумал проклятую бонансу

И теперь над нами потешается.

И подписи:

Дик Хаммердал Пит Холберс

И наши поэты, вытерев со лба следы невыразимых творческих мук, стали копать землю, искренне удивляясь тому, насколько это занятие легче сочинительства. Они не могли остановиться два часа подряд и, только когда яма стала просто огромной, сообразили, что, пожалуй, для послания места уже достаточно. Потом драгоценный клочок бумаги был аккуратно завернут в кусок брезента, чтобы, не дай Бог, на него не попала влага, и яма снова была засыпана. Они старательно утрамбовали землю, уплотнив ее еще камнями, и при этом им даже в голову не пришло, что их собственные усилия окажутся в итоге гораздо большими, чем усилия тех, для кого они готовят свою фальшивую наживку. Естественно, не обошлось без хохота и шуток. Если бы кто-нибудь поглядел на нас в этот момент со стороны, ему наверняка показалось бы, что мы впали в детство, впрочем, отчасти так оно, наверное, и было.

Удовлетворение, которое испытывал при этом Хаммердал, как мне казалось, должно было его успокоить, однако я ошибся: герой нуждался в славе, его самолюбию потребовались еще и медные трубы — то есть высокая оценка всего им совершенного, и для вынесения этой оценки он выбрал меня. Наверное, моя похвала показалась ему слишком сдержанной, судя по тому, что он что-то невнятно пробормотал себе под нос.

Итак, яма была закопана, и мы сели у костра, чтобы обменяться воспоминаниями о добрых старых временах. И тут я заметил, как Виннету, стоявший немного в стороне от костра, осторожно, чтобы не привлекать ничьего внимания, взводит курок своего серебряного ружья. Потом он медленно и все так же осторожно поднял его, одновременно припав на правое колено. На лице его выступили капли пота. Дуло ружья указывало на заросли на противоположном берегу ручья…

Здесь я позволю себе небольшое отступление. Для меня и сегодня мои ружья — штуцер мастера Генри и «медвежий бой» — самые большие ценности. Выше них я ценю только серебряное ружье Виннету. Всякий раз беря его в руки, я испытывал самый настоящий трепет, по-другому это ощущение никак не назовешь.

Помню, когда мы хоронили вождя апачей, то посадили на коня и положили в могилу все его ружья, в том числе и серебряное. А несколько лет спустя я проезжал с моими тогдашними спутниками по следам воинов огаллала. Подъехав к могиле вождя апачей, мы увидели, что сиу раскопали его могилу и уже собирались ее разграбить. Мы отбили могилу у них. Стражем при ней я не мог остаться и потому достал из погребения серебряное ружье, а потом постарался сделать так, чтобы об этом узнали все, кто когда-либо что-либо слышал об этом ружье. Сиу оставили могилу в покое. Теперь это великолепное оружие висит над моим письменным столом, и, когда я его описываю и когда просто смотрю на него, я всегда вспоминаю о мужестве того, кому ни разу не изменил и кто навсегда остался моим лучшим, может быть, единственным другом, другом в самом высоком и истинном значении этого слова.

Я сделал это отступление в моем рассказе, чтобы попытаться внести ясность в одну связанную с нашими именами загадку. Мои читатели знают, что Виннету был похоронен вместе со своим серебряным ружьем, но, приобретая мои портреты, под которыми написано: «Старый Шеттерхэнд с серебряным ружьем Виннету», они недоумевают. Люди, бывающие в моем доме, также испытывают чувство удивления, видя это ружье. Словом, вопросам нет конца. Вот почему я и отвлекся от рассказываемой истории. Но вернемся к ней.

274
{"b":"18384","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Полночный соблазн
Кодекс Прехистората. Суховей
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Душа в наследство
Шифр Уколовой. Мощный отдел продаж и рост выручки в два раза
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Алекс Верус. Бегство