ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черное пламя над Степью
Ненужные (сборник)
Последний вздох памяти
Истории жизни (сборник)
Воскресни за 40 дней
Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
Стань эффективным руководителем за 7 дней
Бертран и Лола
Моя девушка уехала в Барселону, и все, что от нее осталось, – этот дурацкий рассказ (сборник)

— Что предложит мой брат сделать с бледнолицым, которого называют «Генералом»?

— Посмотрим. Трампы обязательно захотят от него избавиться. Жить, я думаю, они ему позволят только до утра, поэтому нам надо забрать его нынешней же ночью.

Мы осторожно двигались от дерева к дереву. Дорога обратно оказалась вдвое длиннее дороги туда. Не прошло и четверти часа, как мы услышали звуки, похожие на то, как будто кто-то обламывает ветви. Бросившись на землю, мы приложили ухо к подстилке из листьев. С той стороны, куда мы двигались, безусловно, тихо крались какие-то люди. Они крались!

— Уфф! — произнес Виннету. — Это те самые люди, что сидели у нижнего костра?

— Судя но тому, как мягко они ступают, это индейцы.

— Да, это краснокожие. Откуда и куда они движутся? От одного костра к другому? Может, им надо туда, где наш лагерь?

— Надо это выяснить, Виннету.

— И как можно скорее, наши спутники в опасности. Им ничто не будет угрожать, если среди них окажется мой брат Олд Шеттерхэнд.

— То есть, если я тебя правильно понял, ты предлагаешь мне вернуться в наш лагерь?

— И как можно скорее, только смотри, чтобы тебя не задержали трампы.

— А ты?

— Я пойду вниз, ко второму костру.

— Если индейцы окажутся между тобой и нами, тебе не ускользнуть!

— Хау! В такую простую ловушку Виннету не заманишь.

Он исчез из виду, а я повернул в другую сторону. Мой маршрут был теперь куда опаснее — где-то передо мной маячили индейцы. Я предположил, что их цель — полуостров, и забрался поглубже в лес, чтобы, не дай Бог, с ними встретиться.

Прекрасные пейзажи, попадавшиеся мне на пути, на этот раз описывать не буду. Никогда прежде я так не волновался, как в тот раз.

Потный, с исцарапанным лицом, я добрался наконец до лагеря, где сразу же, естественно, спросили, где Виннету. Я все рассказал и посоветовал выставить в лесу дозор. Это единственное, что мы могли сделать тогда для нашей безопасности.

Мы все сидели на земле с ружьями в руках. Прошло примерно четверть часа, и тут с полуострова до нас донесся душераздирающий вопль. Индейцы, шедшие перед нами, напоролись на трампов. Но выстрелов не было слышно. Белые не оказали сопротивления краснокожим. Потом снова воцарилась тишина.

Одно-единственное мгновение в ночной тишине леса…

А сколько оно могло изменить, сколько стоило жизней! Таков он — этот кровавый Дикий Запад!

Прошел, наверное, еще один час, прежде чем на полуострове мы заметили еще один костер. И тут же второй — чуть ниже. Еще через два часа я услышал громкие шаги. Это мог быть только Виннету, любой другой человек обязательно стал бы таиться. Это он и оказался. Вождь апачей был так же исполосован ветками, как и я, правда, это мы рассмотрели на следующее утро. Виннету успокоил нас: «Братья могут не волноваться, до утра враг не подойдет!»

Я установил цепь постов и, когда мы снова все собрались, спросил апача:

— Мой краснокожий брат был у последнего огня?

— Был, — ответил тот.

— Те индейцы, что нам встретились, расположились там лагерем?

— Да.

— Ты выяснил, какого они племени?

— Да. Двоих отослали назад, чтобы присмотреть за лошадьми. Олд Шеттерхэнд очень удивится, просто очень!

— Капоте-юта ли это?

— Да, это они со своим вождем Тусага Саричем!

— Ну и дела! Они должны встретиться с Генералом, который уж знает, как их победить. Подозреваю, что эти места знакомы им давно, поэтому они и оказались впереди.

— Да, мой бледнолицый брат угадал: двое часовых, разговор которых я подслушал, говорили об этом, и я слышал: Генерал отправился к острову и не вернулся, индейцы были заняты его поисками.

— А что ему там было надо?

— Этого он не сказал. Он никого не захотел брать с собой. Это какой-то секрет. Индейцев это задело, и, когда стемнело, они последовали за Генералом. Как только индейцы увидели трампов, они напали на бродяг и освободили Генерала.

— Мой брат Виннету побывал там еще раз?

— Да, но юта погасили свой костер.

— Почему?

— Этого Виннету не знает.

— А ты не видел их?

— Не видел и даже не слышал.

— Что же делать? Генерал нам нужен позарез!

— Если огонь не горит, у нас это не получится. Невозможно захватить.

— К сожалению, ты прав. Давай подождем, пока они его разожгут. Нам просто ничего другого не остается. Или у тебя есть более разумное предложение?

— То, что придумал Олд Шеттерхэнд, мне нравится!

— Тогда давайте ложиться спать, но выставим двойную охрану.

— Виннету все понял. Мы находимся в опасном месте, где нужно быть предельно осторожным, спать нужно не на берегу, а в глубине леса, чтобы капоте-юта не обнаружили нас с первыми лучами солнца.

И мы уползли дальше в лес, оставив лошадей пастись неподалеку. Один страж остался с ними, один — у нас. Все было спокойно, и я уснул.

А когда я встал, день уже два часа как занялся. Я рассердился, что меня так долго не будили, но Виннету сказал успокаивающе:

— Мой брат ничего не потерял. Я нес дозор последним и за это время успел все хорошо обдумать. Нам нельзя нападать на юта на полуострове и брать у них пленных. Нужно узнать, куда они поскачут, и напасть в более укромном месте. Мой брат Шеттерхэнд знает, что побеждает всегда тот, кто определяет место боя. И мы воспользуемся этим преимуществом.

То, что он сказал, было разумно и верно, и мы остались лежать там же, где лежали, ожидая отхода индейцев.

Виннету выдвинулся немного вперед, заняв наблюдательный пост. Лошади находились с нами в лесу.

Час шел за часом. Полуостров оказался дальше, чем представлялось нам в темноте, и рассмотреть, что там происходит, было трудно. Виннету, хотя нас и успокаивал, но по существу ничего утешительного не мог сказать. Потом он объявил, что слышит громкие удары — юта рубили томагавками дерево. После полудня они наконец тронулись. Стоя от них в сотне шагов за деревом, он наблюдал за их отъездом…

— А забрали ли они своих коней оттуда, где горит второй костер? — спросил я.

— Да, забрали, — ответил он. — Я видел, как они это сделали.

— Ты всех их видел, когда они отъезжали?

— Нет, нас загораживали деревья, слишком много стволов.

— Среди них были пленные?

— Я был так далеко, что даже не мог отличить бледнолицых от краснокожих, а ближе не отважился подойти.

— А в каком направлении они поскакали?

— На северо-запад. Это путь, по которому пойдем и мы.

— Хм. Поскачем сразу или сначала посмотрим, все ли вокруг надежно?

— Об этом мой брат может не беспокоиться. Виннету уже сходил и посмотрел, достаточно ли они удалились.

Мы снялись с места и поехали в сторону полуострова. Подъехав, мы наконец смогли рассмотреть юта. Да, они отъезжали, нам не грозило неожиданное нападение. И мы без особых опасений двинулись туда, где стояли лагерем Олд Уоббл и трампы. Подъехав к лагерю, мы спешились.

Трава и мох вокруг были сильно вытоптаны, как всегда бывает на покинутой стоянке… Мы не очень-то рассчитывали найти здесь что-нибудь интересное, но, по своему обыкновению, на всякий случай все вокруг обшарили. Следы краснокожих расходились по многим направлениям. Мы разделились, чтобы обследовать окрестности, как вдруг раздался крик Олд Шурхэнда: «Сюда, сюда! Вот они лежат! Быстрее!»

Я подошел к нему. Боже! Что за зрелище открылось моим глазам! Они лежали под деревьями. С них сняли скальпы, а потом положили по росту в ряд — одного за другим. Но перед этим зарезали.

Какое зверство! Эти люди все-таки не были замешаны ни в каких преступлениях, и вот они мертвы! Ужас!

Так быстро убить двадцать человек. Наверняка каждый индеец знал, на кого он набросится. Пятьдесят индейцев и двадцать белых. Трупы давно остыли. Значит, убили их не сегодня утром, а вчера вечером. Но почему индейцы оставались здесь до утра? Что-то задержало их. Но что? Олд Уоббл. Его тела здесь не было. Видно, Генерал забрал его, чтобы отомстить старику каким-то особым способом…

297
{"b":"18384","o":1}