ЛитМир - Электронная Библиотека

— А мы погасим костер. Мы жгли его потому, что ждали ваших воинов, чтобы перевести их через брод.

И они разошлись в разные стороны. Когда индейцы были уже довольно далеко, я и Шурхэнд внимательно посмотрели друг на друга, хотя в темноте это не имело никакого смысла, выражения лиц уловить было невозможно. Получилось смешно, но нам было не до смеха: то, что мы только что услышали, имело для нас огромное значение.

— Индеец сейчас обязательно произнес бы «Уфф, уфф, уфф!», — сказал Олд Шурхэнд.

— Но я бы этого на его месте не сказал, — возразил я.

— Да что вы? Такой план!

— Я был в лагере драгун, и скажу, что Нале Масиуф просто не представляет, кого он хочет обвести вокруг пальца. И вообще он мне не особенно нравится. Этот парень заносчив и заслуживает того, чтобы его проучили. Скорее всего, именно так и получится: то, что собираются сделать краснокожие с его подачи, вряд ли удастся.

— Вы встречались когда-нибудь раньше с ним?

— Приходилось.

— А он знает, кто вы?

— Нет.

— Вы не назвали себя ему?

— Мне это и в голову не приходило.

— Значит, и план его вам, как я понял, не нравится?

— Толковым его никак не назовешь.

— Что ж, тогда примите во внимание мое замечание. Драгунский капитан — не вестмен, не забывайте это, мне кажется, индейцам не составит большого труда заманить его в Льяно-Эстакадо.

— А я даже убежден в этом. И отозвался неодобрительно о его плане вовсе не потому, что план никуда не годится. Просто мы с вами придумали бы все гораздо лучше. Однако драгуны как миленькие попадутся в приготовленную для них ловушку.

— Потому-то Вупа-Умуги согласился с Нале Масиуфом! А вам не кажется, что нам сейчас же надо тоже отправиться к Голубой воде, чтобы понаблюдать за тем, что там будет происходить?

— В других обстоятельствах это нужно было бы сделать обязательно.

— Какие же обстоятельства препятствуют нам в данном случае?

— Их два. Во-первых, мы можем не сомневаться, что, если от имени Вупа-Умуги сказано, что он поддерживает план Нале Масиуфа, значит, так оно и будет, то есть ничего нового мы там не узнаем. Во-вторых, мы просто-напросто не располагаем временем для того, чтобы ехать туда. Я убежден, что Большой Шиба завтра утром или даже еще сегодня ночью отправится к Ста деревьям, и если мы хотим оказаться там раньше его, нам надо спешить, чтобы убедиться в том, есть там апачи или нет. Если да, то к утру мы должны быть в Льяно.

— А вам знакомо это место, которое команчи называют «Сто деревьев»?

— Очень хорошо знакомо. Я всегда останавливаюсь там, когда еду к Кровавому Лису или от него. Интересно, что и на языке апачей это место зовется тоже Сто деревьев.

— Значит, там растет лес?

— Леса в обычном значении этого слова там, конечно, нет, если же учесть близость пустыни, то, пожалуй, тамошнюю поросль можно назвать леском, хотя настоящих деревьев там очень мало, но растет довольно высокий и густой кустарник, из толстых ветвей которого Большой Шиба и собирается наделать кольев. А сейчас нам нужно вернуться к нашим спутникам и перевести их через брод, благо теперь путь свободен. Поехали!

Когда мы снова оказались рядом, Олд Уоббл сказал:

— Если бы ваше отсутствие продлилось еще хоть немного, я бы последовал за вами.

— Ну да, и впутали бы нас в какую-нибудь новую историю, — ответил я. — Это как раз то, чего я больше всего опасаюсь и от чего вас предостерегал. Мне не дает покоя предчувствие, что ваша ошибка будет иметь еще какие-нибудь печальные последствия.

— Олд Уоббл — и печальные последствия? Такого быть не может!

Он был совершенно искренен, этот седовласый авантюрист, невзирая на свой возраст, сохранивший юношеское легкомыслие и ковбойский кураж. Если бы он тогда мне поверил! Мое предчувствие, увы, сбылось.

Мы перешли брод и медленно поехали вдоль берега. Звезды светили достаточно ярко, путь был виден хорошо, и до горы Дождей мы добрались даже скорее, чем рассчитывали. Ближе к полуночи перед нами всплыли две невзрачные вершины этой самой горы.

Подножие горы заросло кустарником. Поднявшись, мы услышали возглас на языке апачей:

— Ти арку? 34

— Олд Шеттерхэнд, — ответил я.

— Ован устах архунда! 35

Мы проехали немного. К нам вышел краснокожий и, подойдя почти вплотную, принялся бесцеремонно разглядывать меня.

— Да, это Олд Шеттерхэнд, великий вождь апачей, — наконец констатировал он. — Ожидая вас, мы расставили на разных склонах горы свои посты.

— Воины апачей уже здесь?

— Да, их три раза по сто.

— С провиантом?

— Мяса и муки у них на несколько недель.

— А кто их ведет?

— Энчар-Ро, Большой Олень, друг Виннету, как известно моему другу Олд Шеттерхэнду.

— А не встречался ли вам здесь Длинный Нож с двумя бледнолицыми?

— Они здесь и уже рассказали о делах Олд Шеттерхэнда. Мои братья могут следовать за мной.

Он провел нас по узкой низине, вьющейся между гор, и вскоре мы оказались в лагере апачей.

Энчар-Ро был не только другом Виннету, но и моим давним приятелем. Мы оба искренне были рады встрече, и он объяснил мне, что весь его отряд переходит под мое командование. Тут подошли и Паркер с Холи. Мы в нескольких фразах рассказали о том, как нам удалось освободить Боба, и они порадовались вместе с нами.

Подробное обсуждение наших планов даже не понадобилось. Я ввел Энчар-Ро в курс дела и попросил его отдать соответствующее распоряжение своим воинам — выступить в Льяно рано утром.

Когда взошло солнце, мы были уже далеко от горы Дождей и наш караван все быстрее и быстрее продвигался по долине к уже упоминавшемуся высокогорному проходу, откуда можно было спускаться в Льяно. На восточных его склонах текли ручьи, вскоре исчезающие в песке, потом, наверное, впадающие в озеро, на берегу которого Кровавый Лис построил свое засекреченное жилище.

Олд Шурхэнд не мог нарадоваться на наших апачей. Он заметил, что они практически все прошли военную выучку. Таким опытом по запасению провианта не обладало ни одно индейское племя, и когда я рассказал, сколько усилий затратил Виннету, чтобы сделать из простых индейцев образцовый воинский отряд, все прониклись к нему еще большим уважением. Ведь у них имелись даже мешочки с водой из кожи вилорога, чтобы не страдать от жажды в дальних походах в безводной местности.

После полудня мы перевалили те самые высоты. Я вел отряд в одну, только мне известную, долину, в которой мы расположились на отдых — возле небольшого прохладного ручейка, текшего затем в Льяно-Эстакадо, к беловато-желтым пескам. Долина лежала в нескольких часах пути к югу от Ста деревьев, куда собирались подойти команчи.

Когда солнце зашло, мы сделали в пустыне привал. Она лежала вокруг нас, не нарушаемая ничем песчаная равнина, горизонт которой образовывал выписанную, как по циркулю, дугу, — огромный, посыпанный манной крупой и сахаром кухонный противень. По-моему, очень удачное сравнение, когда речь идет о пышущей, как печка, Льяно-Эстакадо!

Мы выставили часовых, хотя опасаться нам было нечего, и улеглись спать, дав лошадям воды и кукурузных початков, которых у нас с собой было великое множество. Прохладная ночь дала нам возможность хорошо выспаться, наутро мы были бодры и готовы к дальнейшему маршу.

Дорога привела нас в густые заросли кактусов, где пришлось во все глаза следить за нашими лошадьми, чтобы те не поранили ноги. Кактусы росли так тесно, что порой между ними просто невозможно было протиснуться. Тот, кто не знаком с их природой, не знает, как они растут, в каком порядке обычно располагаются, может запросто заблудиться среди этих колючих великанов и погибнуть без пищи и воды.

После полудня зной стал совершенно невыносимым. Дул обжигающий ветер, наполнявший воздух плотным мелким песком. Моя задача была самой сложной, потому как я нес ответственность за все происходящее, и прежде всего за людей. Сквозь пыльный горячий воздух невозможно было ничего разглядеть, но по отдельным признакам мне все же удавалось ориентироваться. Со мной, правда, был негр, он уже пересекал пустыню вместе с Кровавым Лисом, но тогда все решения принимал Лис, и Боб не мог мне ничем помочь. К тому же, с тех пор, как это было, какие-то кактусовые заросли исчезли, новые появились. Полагаться на компас мне не хотелось: чутье вестмена часто оказывается куда надежнее, чем прыгающая стрелка магнитного прибора.

вернуться

34

Кто идет?

вернуться

35

Проходи.

56
{"b":"18384","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неоконченная хроника перемещений одежды
Будда слушает
Заботливая мама VS Успешная женщина. Правила мам нового поколения
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Всё сама
Авантюра леди Олстон
Башня у моря
Уроки плавания Эмили Ветрохват
Молочные волосы