ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неймар. Биография
Десант князя Рюрика
Пиковая дама и благородный король
Диссонанс
Камни для царевны
Мод. Откровенная история одной семьи
Древний. Расплата
Дитя
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть

— Разоружить их и связать! — закричал Виннету.

Команчи оказались на земле, прежде чем успели подумать о сопротивлении, под навалившимися на каждого из них пятью-шестью апачами. Меньше, чем через две минуты после последнего издевательского предложения Большого Шибы, все были связаны, и ни один из апачей не получил даже малой царапины. Команчи неистовствовали, пытаясь освободиться от прочных ременных пут, но все было напрасно.

— Так я, сэр, хорошо выполнил свою задачу? — спросил, подходя ко мне, Олд Уоббл.

— Да, — отвечал я. — Но особо заноситься все же не следует, ведь это же была просто детская забава.

— Конечно, когда дело проходит гладко, это похоже на забаву. — И он отвернулся, похоже, смутившись.

Ложбина теперь была запружена лошадьми и людьми; лошади были на привязи, а люди расположились на земле. Пленников собрали в одно место, и они теперь лежали вплотную друг к другу. Однако их молодого вождя я оставил в некотором отдалении от остальных, чтобы его люди не слышали, о чем мы с ним будем говорить. Это было сделано из уважения к нему, я нисколько не хотел унижать его. Если бы оскорбления, которые ему предстоит выслушать, достигли бы их ушей, то ему пришлось бы навсегда отказаться от своего положения вождя. Я слишком хорошо знал, что его сегодняшнее поражение уже само по себе будет иметь достаточно неприятные последствия, даже если мы ничего плохого ему больше не сделаем.

Согласно джентльменским правилам Запада, было бы недостойным делом подвергать его еще дополнительным унижениям; мне можно было бы об этом не говорить; но сейчас дело было совсем в другом. Мне хотелось повлиять на молодого, полного надежд индейца таким образом, чтобы он стал хоть немногим лучше других вождей — к сожалению, слишком часто людей довольно грубых и кровожадных. Я присел возле него и жестом попросил других оставить нас наедине, поскольку я считал, что в данной ситуации будет лучше, если больше никто не будет нас слышать. Он отвернулся от меня и закрыл глаза.

— Ну как, — спросил я его, — мой молодой брат все еще будет утверждать, что он знаменитый, великий вождь?

Он ничего не отвечал, однако, почувствовав мягкость моего тона, несколько изменил выражение своего лица, оно перестало быть мрачным.

— Или Большой Шиба все еще считает, что Олд Шеттерхэнда можно сравнивать со старой женщиной? — продолжил я.

Он по-прежнему молчал, оставаясь неподвижным. А я повел разговор дальше:

— Отца моего молодого друга звали Тевуа Шохе, что значит Огненная Звезда; я был его другом и братом, и он был единственным воином команчей, которого я любил.

Он приоткрыл глаза и бросил изучающий взгляд на мое лицо, но и только, слов у него не нашлось.

— Огненная Звезда погиб от руки белого убийцы, и мое сердце очень болело, когда я об этом услышал. Мы отомстили его убийце, а моя любовь к нему перешла на его сына.

Он открыл глаза, повернул голову в мою сторону и посмотрел на меня, продолжая упорно молчать. Я же продолжал:

— Когда имя Олд Шеттерхэнда звучало у многих лагерных костров, Большой Шиба был тогда еще мальчиком и его никто не знал. Но вот он собрал своих людей и подумал, что молодой сын команчей может быть мужчиной, как его отец, с добрым и преданным сердцем, со светлым и ясным умом и к тому же с крепкими кулаками. Я как-то был твоим проводником в еще тогда необитаемом Льяно-Эстакадо; я помогал тебе сражаться против твоих врагов; я привел тебя в жилище Кровавого Лиса и был твоим учителем все время, пока мы там жили. Когда я к тебе обращался, мой голос звучал для тебя так же, как голос твоего умершего отца; когда я брал твои руки в свои, на твоем лице разливалось блаженство, как будто мои руки — это руки твоей матери. Тогда ты меня любил.

— Уфф, уфф! — произнес он тихо, и глаза его увлажнились.

— Тогда я набил свою калюме и выкурил с тобой трубку мира и братства; я был старшим, а ты младшим братом, потому что мы оба имели одного отца, доброго Маниту, о котором я тебе рассказывал. Ты всегда был в моем сердце и в моих мыслях, и я верил, что выращу всходы маиса из каждого зернышка, и будет богатый урожай, твое сердце казалось мне плодородной почвой, которая оправдает мои усилия и даст тысячекратные результаты.

— Уфф, уфф, уфф! — повторил он несколько раз тихо и приглушенно, как будто он с трудом сдерживал подступавшие слезы.

— Что же выросло из моих маисовых зерен? Они, бедные, совсем высохли и пропали без влаги и солнца.

— Нет, нет! — отважился от наконец заговорить, от стыда и угрызений совести отворачивая от меня лицо.

— Да, да, горе, горе, — продолжал я, — к сожалению, это так, а не иначе. Что получилось из моего юного друга и брата? Неблагодарный враг, издевавшийся надо мной и грозивший лишить меня жизни. Это печально, очень печально услышать от молодого воина, знающего только строгие законы прерии; еще более печально услышать такое от юноши, крепко подружившегося с христианином, познакомившим его с великим и добрым Маниту 39. Когда ты только что издевался над Олд Шеттерхэндом, ты не мог меня оскорбить; но ты сделал очень больно моему сердцу из-за того, что забыл все мои добрые уроки и стал таким, кому я никогда не могу протянуть своей руки. Кто же в этом виноват?

— Нале Масиуф и другие вожди, — отвечал он, повернувшись опять ко мне. — Я им все рассказал, что от тебя услышал; а они надо мной посмеялись и сказали, что Олд Шеттерхэнд совсем потерял разум и стал жрецом.

— Мой молодой брат, я был бы рад быть жрецом, но все-таки оставаться вместе с тобой! Ты что же, значит, стыдился своей дружбы с Олд Шеттерхэндом?

— Горе, горе, да, да, — кивнул он.

— А я теперь должен стыдиться тебя; однако мне не стыдно, но очень горько за тебя. Другие ваши вожди, знахари и все, кто живет уже по законам великого, доброго Маниту, узнают о ваших делах и отрекутся от вас. А что же вы со мной сделали, если бы я попал к вам в руки?

— Мы привязали бы тебя к столбу пыток.

— Но ведь я вам не сделал ничего плохого. А вы даже хотели лишить меня жизни. Что же, ты думаешь, мы сделаем теперь с вами, захватив вас в плен?

Он покрутился в своих путах, повернулся ко мне, внимательно посмотрел на меня и торопливо спросил:

— Скажи сам, как вы нам отомстите?

— Отомстим? Христианин не мстит никогда в своей жизни, потому что он знает, что великий и справедливый Маниту все дела всех людей оценит по справедливости. Ты будешь несколько дней нашим пленником, а потом мы тебя отпустим на свободу.

— И вы меня не убьете и не будете мучить?

— Нет.

— Ни пытать, ни бить?

— Нет. Мы тебя прощаем.

Он поник головой с тяжелым вздохом, но тут же торопливо, блестя глазами, спросил:

— Ты, Олд Шеттерхэнд, думаешь, что я от страха тебя об этом спрашиваю?

— Нет. Я знаю, что ты не боишься мучений и боли для своего тела. Тебе гораздо страшнее боль душевная, которая тебя будет мучить. Не правда ли?

— Олд Шеттерхэнд прав.

— И еще кое-что я хочу поведать своему молодому другу; к сожалению, я не знаю, хорошо ли ты меня понял. Ты только что думал, что очень хитро и умно меня допросил; но, видишь ли, я уже знал про вас все, потому что еще раньше сумел подслушать воинов найини у Голубой воды и краснокожего вождя Нале Масиуфа, и в моих ответах, которые я тебе давал, скрывались незаметно для тебя мои вопросы, на которые ты, не задумываясь, мне ответил. И получилось, что не ты меня допрашивал, а я тебя. Ты был так горд и уверен в себе, но тем не менее ты сообщил мне, что Вупа-Умуги завтра вечером, а Нале Масиуф на полдня позднее будут в Сукс-малестави. Как ты это объяснишь?

— Я не хотел никого выдавать.

— Я знаю это. Хотя ты и хотел пристыдить Олд Шеттерхэнда и его учение взял под сомнение, однако и я и мое учение еще живут в твоем сердце независимо от твоих настроений. Когда я недавно стоял перед тобой, по твоему мнению, как побежденный, а на самом деле как победитель, то твое сердце противилось тебе самому и заставило тебя сказать о том, о чем ты должен был молчать. Понимаешь теперь?

вернуться

39

Великий Маниту — Маниту был духом-покровителем в верованиях многих народов Северной Америки. Согласно индейским верованиям, все существа и неодушевленные предметы обладали своим «маниту». Однако в романах К. Мая понятие Великий Маниту часто используется как синоним христианского Бога.

64
{"b":"18384","o":1}