ЛитМир - Электронная Библиотека

— На восток.

— А потом?

— Потом к озеру, которое индейцы называют Голубой водой.

— К Голубой воде? — воскликнул он удивленно, почти испугавшись. — Но ведь как раз там располагается очень большой отряд команчей!

— Ну и что? — спросил я как можно более равнодушно.

— Как «ну и что»?.. О! — воскликнул он, подражая моему голосу. — И они вас не заметили и не поймали?

— Заметили? Возможно! Поймали? Нет! Мы даже немного поплавали в озере.

— И вас не обнаружили?

— Нет. Если бы это было так, я думаю, мы сейчас не сидели бы здесь с вами.

Он рассмеялся, а потом сказал:

— А вот это верно, совершенно верно! Они бы вас прикончили и сняли с вас скальпы!

— Сэр, это не так легко сделать, как вы думаете!

— Почему?

— Мы вооружены.

— И смогли бы сопротивляться ста пятидесяти краснокожим?

— Да.

— С вашими воскресными ружьями?

— Да.

Я сказал это так серьезно и уверенно, что опять раздался затихший было смех. Олд Шурхэнд прикладывал все усилия, чтобы сохранять серьезное выражение лица; но я, однако, видел, как в душе он веселится. Когда хохот стих, командир продолжил:

— Господи, как же вы глупы. Значит, вам кажется, вы вооружены?

— Конечно!

— Так я вам скажу, что эта уверенность — чистое безумие. Столкнувшись с команчами, вы в одну секунду были бы продырявлены не менее, чем полутораста пулями.

— Хм! Хм!

— Хотите верьте, хотите нет. Я знаю, что говорю. А долго вы пробыли у Голубой воды?

— Один день!

— А потом куда вы поехали?

— Опять прямо на восток.

— Значит, через равнину?

— Да.

— Прямо сюда?

— Да.

— Это действительно чудо, черт возьми! Однако я вижу, что вы на самом деле без какого-либо вреда для себя прибыли сюда целыми и невредимыми!

— Да, мы вполне здоровы. Что с нами могло случиться?

— Что с вами могло случиться? Это замечательно, поистине великолепно сказано! Ведь команчи прискакали от Голубой воды именно сюда.

— Правда?

— Да, правда! — ответил он, уже сильно разозленный моей непонятливостью. — Значит, эти негодяи вас не заметили?

— Этого я не знаю, но они, наверное, могли бы вам ответить на этот вопрос.

— Да уж, — мрачно произнес он. — Они вас наверняка просто не видели, а то вы бы уже были мертвы. Но в это очень трудно поверить. Как же так? Вы ехали все время туда, где были команчи, по той же дороге, были у них все время на глазах и все-таки вас не схватили? С вестменом или солдатом этого не произошло бы, конечно, но с вами! Поистине удача слепа, а дуракам везет.

— Послушайте, сэр, не называйте нас дураками. На моей родине есть хорошая поговорка, которая говорит об том же, но по-другому.

— Как же?

— А вот как: самые глупые крестьяне выращивают самый хороший урожай картофеля.

Как только я, спокойно улыбаясь, это произнес, он посмотрел на меня наконец несколько внимательней, задумался на несколько секунд, а потом сказал:

— Послушайте, хватит изображать из себя супермена!

— О, вы ошибаетесь, сэр! У нас совсем нет намерений сооружать между вами и нами непроходимый горный кряж. Это было бы глупостью.

— Конечно! — кивнул он с облегчением, правда, не совсем поняв смысл моих слов. — Я не считал нужным быть с вами откровенным; но из-за вашей глупости мне стало так жалко вас, что я хочу вам сказать, какова обстановка здесь. Мы напали на команчей и победили их. Они ушли от нас к Голубой воде, а мы их преследовали. Оттуда они опять ушли сюда, и мы их теперь преследуем и гоним в Льяно-Эстакадо, где они погибнут либо от жажды, либо от наших пуль, если нам не сдадутся. Это то, что я вам хотел сообщить и о чем вы, видимо, ничего не знали.

— Ничего не знали? Вы что, действительно думаете, что мы совсем ничего об этом и не знаем? — спросил я его совсем другим тоном.

— Ну что вы можете знать! — ответил он пренебрежительным тоном.

— Прежде всего мы знаем, что вы, если все пойдет точно по вашему плану, команчей захватить ни в коем случае не сможете.

— Ах вот что! — сыронизировал он.

— Да! Я сразу добавлю, что не команчам, а вам придется мучиться в пустыне Льяно.

— Правда? Как вы внезапно поумнели! А почему, интересно знать, мы будем мучиться?

— Вы знаете, что в пустыне воды нет?

— Знаю.

— А у вас фляжки есть?

— Нет.

— Так можете ли вы взять с собой запас воды?

— Черт возьми, нет! Не задавайте глупых вопросов! Я же вас предупредил, что мое терпение кончается!

— Мои вопросы совсем не глупые! В пустыне нужен запас воды, а того небольшого количества воды, которое, как вы только что говорили, имеется в мозгу, не хватит для спасения всадника и лошади от мучений. Знаете, как далеко вы должны пройти в пустыню, чтобы настичь команчей? Предполагаете хотя бы, как долго вашим лошадям придется испытывать жажду в знойной Льяно?

— Мы знаем, что далеко в пустыню заходить нам нет нужды, у краснокожих ведь тоже нет воды.

— Вы это точно знаете?

— Абсолютно точно!

— Теперь мне в свою очередь придется пожалеть вас. Команчи очень хорошо знают в Льяно-Эстакадо место, где имеется достаточно много воды.

— Не может быть!

— Почему? Вам разве не известно, что в пустынях есть оазисы?

— Но не в Льяно-Эстакадо.

— А между тем там есть вода, которой хватит и на тысячу лошадей!

— Безумие! Вы и не догадываетесь, что сейчас находитесь на самом краю Льяно; что вы можете знать о той воде!

— Мы знаем то, что вы чудовищно заблуждаетесь, и это будет способствовать вашей неизбежной гибели, если только не найдутся люди, которые возьмутся вас спасти.

— Нашей неизбежной гибели? Что за чушь! И кто же эти славные люди, сэр?

— Их трое, а именно Виннету, Олд Шурхэнд и Олд Шеттерхзнд.

Он удивился и спросил:

— Виннету, вождь апачей?

— Да.

— Олд Шеттерхэнд, его друг, белый охотник?

— Да.

— И Олд Шурхэнд, знаменитый на весь Запад?

— Да, они.

— И они согласны это сделать?

— Они это сделают, ибо не могут быть спокойны, зная, что вы идете в ловушку, расставленную команчами.

— Ловушка? Нам расставленная? Вы в своем уме?

— У меня с головой все в порядке, сэр.

— А вот я все больше и больше склоняюсь к мысли, что вы страдаете галлюцинациями.

— Если кто-нибудь и охвачен ложными предчувствиями, то это не мы, а вы. Знаете ли вы предводителя команчей, с которыми вам придется воевать?

— Мы не знаем, как его зовут. У нас нет разведчиков, которые могли бы это узнать.

— Этого вождя зовут Нале Масиуф, что означает Четыре Пальца. А как зовут вождя тех команчей, которые были у Голубой воды?

— Это, наверно, был опять тот же самый Нале Масиуф, если я правильно назвал его имя.

— Нет, там был Вупа-Умуги, что значит Великий Гром.

— Значит, это другой вождь?

— Да.

— Нет, это не мог быть другой вождь, мы преследовали его вплоть до самой Голубой воды, сэр.

— Вы так думаете? Это не что иное, как галлюцинации. Вы были так любезны, объясняя мне только что положение дел. Теперь наша очередь объяснить вам ситуацию, как представляется она нам, хотя, может быть, вам это и покажется ненужным. Нале Масиуф объединился именно с Вупа-Умуги, чтобы вас уничтожить. Он не к Голубой воде, а в расположение своего племени послал гонца с тем, чтобы ему быстро прислали на помощь еще сто воинов. В то время как вы считали, что преследуете его, он находился у вас за спиной и догонял вас. Потом вас заманили к Голубой воде, где Вупа-Умуги вас уже ожидал, и как только вы туда прибыли, он вам сразу уступил место. Вупа-Умуги, вождь найини, повернул сюда, на это место, где мы сейчас находимся и которое на языке команчей называется Сукс-малестави — Сто деревьев. Вчера вечером он пришел сюда. Вы шли следом за ним, и он до того, как вы его смогли увидеть, отправился в пустыню, чтобы увлечь вас за собой. В то время как вы были уверены, что преследуете его, чтобы уничтожить, он заманивал вас в западню. Так вот, сейчас он со своими найини впереди вас, а за вами следует Нале Масиуф с более чем сотней воинов. Вы находитесь между ними, этими двумя вражескими отрядами. Вот так обстоят дела, сэр. Именно так, и не иначе.

78
{"b":"18384","o":1}