ЛитМир - Электронная Библиотека

— Постойте, сэр! Это как раз тот пункт, по которому мы должны найти согласие, прежде чем твердо договоримся о поддержке, которую я вам обещал.

— Что такое?

— Я не убийца!

— Я тоже!

— Но сейчас здесь вы ведь хотите убивать!

— Убивать? Нет. Я призван воевать против индейцев, пока не добьюсь победы или пока они не сдадутся.

— А если они сдадутся без борьбы?

— И в этом случае они должны быть наказаны.

— Как вы себе это представляете?

— Я прикажу расстрелять каждого десятого или двадцатого, ну, может быть, тридцатого из них.

— Сомневаюсь, удастся ли вам такое! Но на нашу помощь, во всяком случае, не надейтесь!

— Что это вы надумали? Я совсем в вас не нуждаюсь, сначала, правда, вы будете мне нужны!

— Я тоже так думаю, и поэтому судьба краснокожих не в ваших, а в наших руках.

— Только в ваших?

— Да.

— Этого не может быть, мистер Шеттерхэнд.

— И тем не менее!

— Нет. Я, конечно, должен очень высоко ценить все, что вы сделали и хотите сделать еще, но могу потребовать, чтобы вы, в свою очередь, признали те права, которыми обладаю я.

— Абсолютно верно, если, конечно, вы их имеете. Однако давайте уточним, какими именно правами вы обладаете!

— Вы и я — союзники в борьбе против команчей; если мы победим, то оба должны решить, что делать с краснокожими. Вы, однако, должны согласиться, что без наказания здесь обойтись невозможно!

— Нет, на это я согласия не дам.

— Значит, у нас по этому вопросу разные мнения; но я надеюсь, что мы в конце концов придем к согласию. Если вы чуть-чуть уступите, уступлю немного и я, а в золотой середине мы объединимся, и каждый тогда сможет сказать, что его пожелания выполняются с той и другой стороны поровну.

— Для меня в этом не может быть середины. Если команчи будут сопротивляться, мы, конечно, применим свое оружие; если же они сдадутся, ни с кем не должно произойти ничего плохого. Это мое мнение, от которого я не откажусь ни в коем случае.

— Но, сэр, без наказания обойтись никак невозможно!

— За что вы собираетесь их наказывать?

— За то, что они бунтовали.

— Что вы называете бунтом? Если человек защищает свои права? Если индеец протестует против насильственного вытеснения его с мест исконного жительства? Если он требует от правительства соблюдения договоренностей, с помощью которых его, обведя вокруг пальца, обделили?

— Хм! Я убеждаюсь, что то, что о вас говорят, правда, мистер Шеттерхэнд.

— Что именно вы имеете в виду на этот раз?

— Что вы гораздо больше поддерживаете краснокожих, чем белых.

— Я в хороших отношениях с каждым добрым, честным человеком и в плохих отношениях с людьми, недостойными уважения.

— Но ведь краснокожие его недостойны!

— Хау! Не будем об этом спорить! Вы янки и к тому же офицер; я не стану обращать вас в мою веру. Я понял, что вы не просто в военной тактике ошибаетесь, а в гораздо более важных вещах.

— Но какие у вас доказательства этого?

— Вы их не получите, потому что не будете победителем.

— Нет? А кто же, позвольте узнать, им будет?

— Мы.

— Гром и молния! Что-то я вас не понимаю.

— Но это же так понятно. Хорошо, я объясню вам все еще раз. Вы признали, что чуть не попали в ужасную западню, так?

— Я и сейчас это подтверждаю.

— А также то, что мы вас спасли?

— Да!

— Well! Мы вас спасли от гибели, и вы должны быть нам за это благодарны.

— Должны благодарить… Черт возьми, да! Однако и команчей наказать мы тоже должны!

— А вот это — не ваше дело.

— Что вы себе позволяете? Не хотите ли вы объясниться?

— Объяснения не требуется. Мы, небольшая группа белых охотников, решили помериться силами с целым отрядом команчей. У нас триста апачей, которые много лучше вооружены и более дисциплинированны, чем команчи. Кроме того, особенности окружающей местности нам на руку, а о других преимуществах и не будем говорить. Вы верите, что мы победим команчей?

— Да.

— Без вашей помощи?

— Но, хм… хм!…

Он повращал головой, о чем-то раздумывая.

— Уверенно можно сказать, да! Мы действительно в вас совсем не нуждаемся. Я даю вам свое слово, что от нас не уйдет ни один команч, даже если мы совсем откажемся от вашей помощи. Поэтому я считаю, что судьба побежденных будет зависеть только от нас, а вовсе не от вас.

— Вы, наверное, хотите этим сказать, что мы вам не нужны?

— Я это уже сказал.

— Thunder! Это сказано чересчур откровенно, сэр!

— Откровенность — добродетель, которой должен придерживаться всякий, кто считает себя джентльменом.

— Значит, вы нам даете отставку? Отсылаете нас прочь?

— Нет. Я только говорю, что мы в вас не нуждаемся. И добавлю, что выполнение наших планов будет существенно облегчено, если мы сможем рассчитывать на вашу помощь.

— Хорошо; но кто помогает, тот имеет право и вместе судить!

— Тогда мы откажемся от вашей помощи! Если вы нам помогаете, то из чувства благодарности, а не из желания устроить никому не нужное кровопролитие. У нас нет времени, команчи каждую минуту могут появиться здесь. Решайтесь! Или да, или нет!

— Ну, а что будет, если да?

— Тогда мы пойдем обратно, дадим возможность команчам прийти и окружим их здесь, как только они станут на привал.

— И вы думаете, они сдадутся вам просто так?

— Да.

— Без сопротивления?

— Да.

— Но это невозможно!

— Пусть это останется моей заботой! Мы возьмем их в плен и последуем тогда за Вупа-Умуги, чтобы у него в тылу устроить ему западню.

— Well! А что будет, если я скажу нет?

— Тогда я попрошу вас быстро отсюда удалиться, пока не подошел Нале Масиуф и не уехал вслед за Вупа-Умуги.

— А тогда мы сможем опять прийти сюда?

— Да.

— И останемся с носом?

— Не более того.

— Послушайте, мистер Шеттерхэнд, вы, право же, странный человек. Ставите свои условия так жестко, ясно и определенно, что чувствуешь себя перед вами школьником, у которого нет своего мнения и воли!

— У меня, во всяком случае, нет причин быть более многословным. Мы спасли вас от гибели и собираемся схватить триста команчей. Мы это сделаем без какой-либо поддержки: если вы хотите из чувства благодарности оказать нам в этом помощь, мы это принимаем, но с условием, что вы не будете выдвигать никаких требований.

— Но как же наш долг? Мы обязаны наказать мятежных команчей!

— Можете делать это впредь, если уж вам так хочется, но не в этом случае! Эти команчи наши, а не ваши. А вы бы попали в плен к ним, если нас не оказалось!

— Однако что же я скажу своему начальству, если буду вам помогать их взять в плен, а потом отпущу без наказания?

— С точки зрения принципов гуманности мне ответить не трудно, а другие принципы меня не интересуют. Впрочем, с ваших голов здесь не упал пока ни один волос, и я уверен, что ваше начальство не станет от вас требовать какой-нибудь кровавой расправы. Итак, решайтесь!

— Хм! Действительно, вам ничего не возразишь. Дайте мне пять минут времени, мне надо переговорить с моими офицерами!

— Пожалуйста, но не больше. Из-за ваших колебаний возрастет риск.

Я встал и отошел на пять минут. Когда я вернулся, он сообщил о своем решении:

— Ничего не поделаешь, сэр, все будет так, как вы хотите. С нашей стороны было бы подло уехать от вас, оставив без нашей поддержки. Вы спасли нас, и мы останемся здесь, чтобы помочь вам.

— И судьба команчей дело наше?

— Да.

— Значит, мы теперь единодушны, и я рад этому, потому что обрел в вас отважного и гуманного союзника,

— Well! Теперь скажите нам, что надо делать?

— Дайте своим лошадям как следует напиться и снимайте свои палатки! Затем уезжайте вслед за Вупа-Умуги. Шесты укажут вам дорогу.

— Вы остаетесь здесь?

— Только до тех пор, пока не увидим команчей.

— И как далеко нам ехать?

— Не дальше, чем на расстояние видимости лица. Когда эти заросли кустарников трудно будет различить, останавливайтесь. Мы вскоре будем там же.

80
{"b":"18384","o":1}