ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну как, ты убедился, что я свое слово держу? -спросил я его. — Ты мой пленник.

При этих словах я снял с его шеи амулеты и вытащил из кармана спички. Он в испуге воскликнул:

— Что ты хочешь делать с моими амулетами?

— Я сожгу их.

— Уфф, уфф! Значит, моя душа погибнет?

— Да, но ты заслужил это. Ты захотел нарушить данное мне слово и убить меня. Поэтому тебя накажут трехкратно: ты будешь повешен, я сниму с твоей головы скальп и сожгу твои амулеты.

Повешение для индейца — самый позорный вид смерти. Он согласится лучше на самую мучительную, медленную, но при этом более почетную кончину. Остальные мои угрозы тоже были страшны для него. Потеря скальпа и сожжение амулетов означает гибель души в этой и потусторонней жизни на вечные времена! Он попытался разорвать свои путы и воскликнул срывающимся от ужаса голосом:

— Ты этого не сделаешь; ты не станешь этого делать!

— Что же мне помешает?

Я чиркнул спичкой и поднес ее маленькое пламя к мешочку с амулетами, который тут же задымился.

— Подожди, подожди! — вопил он. — Спаси меня! Убей меня, оставь мне только душу! Скажи, что я должен сделать? Что мне надо делать, чтобы ты исполнил мою просьбу?

Я погасил спичку и ответил:

— Для того, чтобы спасти свою душу и себя самого, у тебя есть только один путь.

— Какой? Говори быстрее!

Его глаза были широко раскрыты и, казалось, готовы вылезти из орбит, потому что я вытащил вторую спичку.

— Прикажи своим людям, чтобы они сдались в плен и отдали свое оружие!

— Этого я не могу сделать!

— Тогда умри и пропади пропадом!

Спичка зажглась, и мешочек опять начал дымиться. Вождь завопил во всю силу своих легких так, что его было слышно, наверное, очень далеко.

— Остановись, остановись же! Я готов это сделать! Я прикажу сейчас!

— Хорошо! Но смотри, не пытайся выиграть время или обмануть меня! Я даю тебе твердое, нерушимое слово, что, если ты только на одно мгновение заколеблешься, никакие твои просьбы уже не помогут и я сожгу твои амулеты. Я сказал, и помни мои слова!

— Я все сделаю, будь уверен. Пусть все племя будет в плену; но мои амулеты надо обязательно выручить. Что вы решили сделать с пленниками?

— Мы их всех отпустим и тебя тоже.

— И вы оставите нам наши амулеты?

— Да.

— Тогда пусть придет Сенанда-Хази — Медный Змей, наш второй вождь! Я ему отдам приказ, и он сделает все, что надо.

— Это точно?

— Да, он послушается.

Я подошел опять на расстояние слышимости к лагерю команчей и закричал, обращаясь к ним:

— Вождь Нале Масиуф хочет, чтобы второй вождь, Медный Змей, пришел к нему. Но пусть Медный Змей поторопится!

Я вернулся, и, когда названный вождь вышел из толпы команчей и вскоре появился возле нас, командир сказал:

— Какой властью вы обладаете над людьми, сэр! Мне бы и в голову не пришло пригрозить сожжением амулетов.

— Это как раз то, о чем я вам говорил: надо очень хорошо знать нравы и обычаи краснокожих; только так можно избежать тех неприятностей, которым нередко подвергается тот, кто их не знает.

Сенанда-Хази — Медный Змей, не глядя на нас, подошел к вождю и сел рядом с ним. Разговор проходил тихо, но видно было, что он напряженный. Потом второй вождь встал, повернулся ко мне и сказал:

— Олд Шеттерхэнд на этот раз победил нас одним ударом своего кулака и хитростью; но придут лучшие для нас времена, когда великий Маниту отнесется к нам благожелательнее, чем сейчас. Мы готовы сдаться в плен и отдать вам свое оружие. Куда его складывать?

— Пусть подходят по десять человек и складывают здесь, возле вождя, свое оружие и боеприпасы. Но имей в виду: кто утаит какое-нибудь оружие, будет расстрелян!

Он ушел, и вскоре стали подходить команчи группами по десять человек и с мрачным выражением лица складывать свои ружья, ножи, томагавки, стрелы, луки, дротики, порох и пули. Когда эта операция закончилась, я сказал командиру:

— Я передал вам пленников. Ваше дело теперь следить за тем, чтобы все было в порядке. Не упустите ни одного!

— Не беспокойтесь, сэр! Очень рад, что они сдались нам в плен. Мы окружим команчей со всех сторон и свяжем их собственными ремнями.

Когда он с помощью своих солдат привел все это в исполнение, я отошел от них несколько в сторону, сложил около рта ладони рупором и прокричал Олд Шурхэнду:

— Сис интех пенихил! 49

Мой призыв был услышан, и через несколько минут во главе апачей он галопом подъехал к нам. Я подошел к нему. Он соскочил с лошади и спросил:

— Мы видели, как вождь хотел вас зарезать; вы ему, однако, здорово дали по голове. А что же теперь? Ого, все оружие уже лежит здесь, и индейцев окружают драгуны! Они были вынуждены сдаться?

— Да.

— Как это вам удалось, сэр?

— Я пригрозил, что сожгу амулеты Нале Масиуфа.

— Понятно! Вот суеверные глупцы! Что мы с ними, однако, будем делать? Ведь тащить их с собой так хлопотно. Да и об оазисе они узнают.

— Нет. Командир пришел к мысли, что ему лучше с нами не ехать, а повернуть обратно. Вот ему я их всех и передал. Он получит за это их лошадей и все оружие, а на свободу отпустит только по ту сторону Рио-Пекос.

— Well! Это лучшее решение, какое только можно было найти. Значит, мы теперь поскачем за Вупа-Умуги без драгун?

— Да.

— А когда?

— Нам здесь больше делать нечего. Наши лошади напоены и фляжки наполнены. Можем отправляться немедленно.

— Тогда не будем медлить. Чем быстрее мы начнем наступать на пятки найини-команчам, тем лучше.

— Да. Но прежде устроим сердечные проводы дорогому командиру!

Я вскочил на лошадь и поскакал с Шурхэндом к нему.

— Уже готовы в путь, сэр? — спросил он. — Мне очень жаль, что мы не можем быть подольше вместе с вами.

— Нам тоже, — ответил я. — Мы с удовольствием предоставили бы вам еще много поводов для знакомства с недотепами — искателями могил.

— Ох… Ну, не стоит!.. — протянул он смущенно.

— Я надеюсь, вы поняли теперь, какое значение иногда имеет одежда — охотничья куртка вестмена или мундир драгунского офицера. Не забывайте нас, и всего вам хорошего!

— Всего… хорошего! — повторил он, еще больше смутившись.

Мы встали во главе наших апачей и поскакали прочь. Уже через несколько минут, оглядываясь назад, мы не могли разглядеть Сто деревьев. Мы скакали от кола к колу, следуя по широкому следу найини-команчей. Чем дальше мы были, тем надежнее должна была захлопнуться ловушка, предназначенная для команчей.

Глава IV

ГЕНЕРАЛ

Сопоставив час, когда Вупа-Умуги покинул Сто деревьев, с тем моментом, когда мы туда прискакали, и приняв во внимание, что он не мог слишком сильно гнать своих лошадей из-за дневной жары, мы легко могли прикинуть, какое именно преимущество в пройденном расстоянии было у него по сравнению с нами. Мы двигались довольно быстро и думали поэтому, что часам к двум пополудни сумеем догнать его команчей.

Однако этого не случилось. Когда, судя по положению солнца, было уже больше трех часов, никаких краснокожих мы еще не видели, хотя след, оставленный копытами их лошадей, был настолько свежим, что стало ясно — они побывали здесь не более чем три часа назад. Мы перешли на галоп, и вскоре в подзорную трубу я увидел в юго-восточной части горизонта небольшую группу всадников, которая направлялась явно к поставленным шестам. При этом было очевидно, что они держались того же направления, что и мы.

— Похоже, это найини? — с сомнением в голосе спросил Олд Шурхэнд.

— Наверняка, — ответил я.

— Хм, однако клясться, что это именно они, я бы не стал!

— Почему? Вы думаете, что, кроме нас, найдется еще кто-то, кто отправится с ними в Льяно?

— А разве это невозможно?

— Возможно; однако они явно держат курс на колья.

— Это еще ничего не доказывает.

— Как раз наоборот! Они скачут на юго-восток, следовательно, пришли с северо-запада, то есть оттуда же, откуда и мы, но осталось ждать совсем немного: скоро мы их увидим совсем близко.

вернуться

49

Пусть апачи спускаются сюда!

85
{"b":"18384","o":1}