ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самый одинокий человек
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Колыбельная звезд
Ищу мужа. Русских не предлагать
Орудие войны
Издержки семейной жизни
Перебежчик
Быстро вращается планета

Расстояние до кактусовых зарослей, которые должны были стать ловушкой для команчей, как считал Виннету, нам надо было покрыть за два часа езды, однако понадобилось три — из-за того, что лошади найини шли уже на пределе своих сил. Мы все время двигались таким образом, что они нас не могли заметить, зато мы их хорошо видели в наши окуляры. Никакого строя они не соблюдали, а ехали кому как в голову взбредет, разойдясь довольно далеко в разные стороны от основного направления движения. Но вдруг, на исходе третьего часа пути, всадники начали сближаться и вскоре образовали тонкую непрерывную линию.

— Ну что ж, наступает решающий момент, — сказал я Виннету, — они совсем не останавливаются, судя по всему, они ни о чем не догадываются.

— Да, — ответил он, — они подошли к тому месту, где начинается тропа через кактусовые заросли. Они не могут окинуть одним взглядом это пространство и думают, что оно простирается не особенно далеко, потому что Большой Шиба якобы его пересек. Кроме того, их гонит вперед жажда. Они не сомневаются: там, где растет кактус, есть влага, и потому где-то недалеко от поля должен быть оазис. А ведь вода, которую пьют эти растения, находится глубоко под землей, и к тому же им нужно ее совсем чуть-чуть.

Очень скоро мы тоже увидели кактусовые заросли.

Это было величественное зрелище. Колючки на мясистых стеблях маячили до самого горизонта, глазам казалось, что где-то на определенном расстоянии они начинают сплетаться в своеобразное гигантское кружевное полотно, накинутое чьей-то властной рукой на эту безрадостную землю словно бы в утешение ей. В глубь поля вел неширокий проход — некое подобие дороги. И как раз там, где эта дорога начиналась, Виннету вбил очередной шест, чтобы команчи не сомневались: именно здесь надо войти в кактусы.

И они это сделали, изумив нас в очередной раз тем, что как будто напрочь утратили свойственное им чувство осторожности. Должно быть, жара на них так действовала… Когда мы были у края зарослей, они углубились в него уже довольно далеко. Мы остановились и спешились. Лошадей отвели на расстояние, превышающее длину полета пули, и заняли положение, которое позволяло нам полностью контролировать проход на значительном удалении от его начала и лишало команчей возможности как-то пробиться через наши ряды или обойти нас.

Этот проход был в своем начале шириной около двадцати шагов, но еще в пределах досягаемости наших ружей становился настолько узким, что в ряд в нем могло встать не больше четырех или пяти всадников. Если бы команчи обезумели настолько, что стали сопротивляться, то глубина их строя составила бы примерно тридцать всадников при ширине не более пяти, и нам бы вполне хватило пятой или шестой части наших людей, чтобы отразить нападение. Нужно было только сразу положить передних, и тогда их тела образовали бы вал, который не смогли бы преодолеть остальные нападавшие, в то время как кактусы не позволили бы им повернуть направо или налево.

Враг оказался в надежной ловушке. Чтобы выйти из нее, команчи могли сделать только одно — повернуть назад, вернувшись к месту начала прохода.

Мы прождали час, два — команчи не появлялись.

Видимо, они, сообразив наконец-то, что зашли в тупик, не повернули сразу, а задержались и начали совещаться. Но не вернуться они никак не могли, в этом у нас не было ни малейшего сомнения.

Итак, мы напряженно вглядывались в то место, откуда они должны были появиться.

— Уфф! — наконец воскликнул Виннету, показав рукой вперед.

Его зоркие глаза обнаружили врагов раньше, чем мои. Команчи приближались медленно, уставшие и разочарованные. Нас они пока не видели, потому что мы лежали на земле, а наши лошади стояли довольно далеко от этого места. Но вскоре они остановились -заметили нас, и мы встали во весь рост.

Если они и были до сих пор того мнения, что их преследуют драгуны, то теперь им пришлось убедиться, что они ошибаются.

— Какой страх они, должно быть, сейчас испытывают! — сказал стоявший рядом со мной Олд Шурхэнд.

— Нет-нет. Пока еще не страх, а только удивление.

— Почему?

— Они могут принять нас за команчей Нале Масиуфа.

— Вполне вероятно.

— Но даже если это так, все равно наше присутствие должно их озадачить, потому что они убеждены, что перед Нале Масиуфом скачут драгуны.

— Верно! Однако любопытно, что они будут делать.

— Что они сделают, я знаю. Вышлют вперед одного или двух воинов, чтобы разузнать поточнее, кто мы такие. А вот и они!

Мы увидели, как двое индейцев-команчей, оставив лошадей, отделились от основной группы и начали медленно приближаться к нам.

— Не хочет ли мой брат выйти со мной к ним навстречу? — спросил я Виннету.

— Да, надо сделать это, — ответил он.

Так же медленно, как и команчи, мы зашагали навстречу им к кактусам. Увидев, что один из нас краснокожий, а другой белый, те остановились в замешательстве. Мы сделали знак, показывающий, что продолжаем движение, и пошли дальше. Еще немного помедлив, они сделали несколько шагов, но вскоре снова остановились.

— Мой брат Шеттерхэнд может говорить! — сказал Виннету.

В подобных ситуациях он всегда отдавал мне право вести разговор. Я крикнул обоим найини:

— Воины команчей могут спокойно приблизиться к нам! Мы хотим поговорить с ними и не станем им угрожать если они не попытаются применить против нас оружие.

Они подходили все ближе к нам. Я отошел еще немного назад и жестом пригласил их следовать за мной, это было необходимо, иначе мы бы оказались на расстоянии полета пули со стороны команчей. Наконец мы сошлись. Парламентеры команчей не захотели, несмотря на все мои знаки, подходить к нам вплотную.

— Вупа-Умуги, вождь найини-команчей, послал вас для того, чтобы узнать, кто мы такие, — сказал я. — Меня вы знаете?

— Нет, — ответил тот, что был постарше, не сводя удивленно-испуганного взгляда с Виннету, впрочем, так же как и его младший собрат.

— А краснокожий воин, стоящий рядом со мной, вам тоже не знаком?

— Уфф! Это Виннету, вождь апачей!

— А я — Олд Шеттерхэнд, его белый друг и брат.

— Уфф, уфф! — воскликнули одновременно оба и внимательно посмотрели на меня. Узнав апача, они смутились и испугались, но, услышав мое имя, испытали просто ужас, хотя и постарались это скрыть.

— Вы думаете, что вас преследуют белые всадники? — продолжил я.

Ответа не получил.

— А за ними скачет Нале Масиуф?

— Откуда Олд Шеттерхэнд это знает? — спросил старший.

— Я знаю гораздо больше, чем. вы можете себе представить, да, я знаю все о ваших намерениях. Вы хотели заманить белых всадников в ловушку, но угодили в нее сами. Посмотрите вперед! Там стоят три сотни воинов апачей-мескалерос, которые держат наготове оружие, и не сомневайтесь: они пустят его в ход, если вы вздумаете сопротивляться.

— Уфф, уфф!

— Поймите, назад для вас пути нет, опрокинуть нас и пройти вперед вам тоже не удастся. Вам не остается ничего другого, как сдаться. Если же вы этого не сделаете, то либо будете застрелены, либо погибнете в этих кактусовых зарослях, откуда нет выхода!

Команчи посмотрели друг на друга. Хотя они и прилагали все усилия, чтобы скрыть то впечатление, которое произвели на них мои слова, тем не менее скрыть, что они совершенно растеряны, им не удалось. Затем опять-таки старший из них спросил:

— Где белые всадники?

— Ты, я думаю, и сам не веришь, что я тебе это скажу!

— Тогда где сейчас Нале Масиуф?

— Этого мы тоже не скажем. В свою очередь, я тебя хочу спросить, где Большой Шиба с его пятьюдесятью команчами?

— Уфф! Большой Шиба! Этого мы не знаем!

— Зато я знаю.

— Где?

— Во всяком случае, довольно далеко отсюда. Вы думали, что следуете за ним, однако это было не так.

— Но как это получилось?

— Вы рядовые воины, а мы — вожди, которые говорят только с вождями. Нам не подобает отвечать на ваши вопросы, однако я все же расскажу вам кое-что для того, чтобы вы передали это Вупа-Умуги.

92
{"b":"18384","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дама сердца
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Мы из Бреста. Путь на запад
Слепое Озеро
Карильское проклятие. Возмездие
Предложение, от которого не отказываются…
С любовью, Лара Джин
Душа моя Павел