ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Голос рода
Тайная жена
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Поединок за ее сердце
Популярная риторика

— Вам это не поможет. Нам известно, что в этом случае произойдет, и я не советовал бы тебе себя обманывать. Если будет бой, никто из вас в живых не останется.

— Но вы тоже потеряете много людей!

— Едва ли! Достаточно будет одного моего волшебного ружья, чтобы держать вас всех на расстоянии. Оно посылает пули так далеко, что никакое из ваших ружей не сможет нас достать.

— Подумай об Олд Уоббле, ведь он у нас в руках!

— Я о нем думаю.

— Он будет первым из тех, кто умрет.

— Но не последним, вы все отправитесь за ним. Если прольется его кровь, пощады вам не будет.

— Уфф! Олд Шеттерхэнд считает, что с Вупа-Умуги он сможет поступить так же, как с Нале Масиуфом?

— Да, я так считаю.

— Ты смог его победить только потому, что взял его амулеты.

— А разве я тебе не сказал, что добуду также и твои?

— Ты так сказал, но ты их не получишь.

— Хау! Нет ничего легче, чем сделать это. Я знаю, где ты их оставил.

— Где?

— В Каам-Кулано.

— Уфф!

— Они висели перед твоей палаткой, а около нее стояла другая, в которой находился связанный негр.

— Уфф! От кого Олд Шеттерхэнд узнал это?

— Я об этом не только узнал, но и видел своими собственными глазами. Угадай, что я сейчас сделаю?

Я встал, вытащил нож, и, нарезав сухих кактусов, сложил их в кучу, после чего обернулся к Вупа-Умуги:

— Я прискакал в Каам-Кулано из Альчезе-чи.

— Уфф!

— И управился там с тремя делами.

— Какими?

— Негр…

— Это неправда!

— Твой любимый молодой конь…

— Я в это не верю!

— И твои амулеты…

— Все это ложь… просто большая ложь!

— Олд Шеттерхэнд никогда не лжет. Гляди!

Я расстегнул свою охотничью куртку, вынул амулеты и положил их на кучу сухих кактусов. Когда вождь -увидел это, его глаза, казалось, начали вылезать из орбит. Он страшно напрягся, и я понял, что в следующее мгновение он может на меня прыгнуть. Быстро выхватив револьвер, я направил его на него, закричал:

— Сидеть! Я обещал тебе безопасность и возвращение в твой вигвам и сдержу слово, но эти амулеты теперь принадлежат мне, и, как только ты попытаешься ими снова завладеть, я тебя пристрелю без малейшей жалости!

Он как-то сразу обмяк и простонал:

— Это… мои… амулеты… это они… мои амулеты!

— Да, это они, и ты наконец-то начинаешь понимать, что Олд Шеттерхэнд всегда знает, что говорит. Я дал тебе слово обойтись с тобой так же, как с Нале Масиуфом. Отвечай быстро: согласны ли вы сдаться на тех условиях, которые тебе известны?

— Нет… этого… мы… не сделаем.

— В таком случае я сначала сожгу твои амулеты, затем возьму у тебя скальп, а потом повешу тебя самого. Хуг!

Я вынул спички, зажег одну из них и немного подержал около кактусов, которые тотчас же загорелись.

— Подожди! Мои амулеты, мои амулеты! — завопил в сильном страхе вождь. — Мы сдаемся, мы сдаемся!

Я все еще держал перед ним револьвер, и он не решился покинуть свое место. Я погасил огонь и, держа в руке еще одну спичку, сказал ему строгим тоном:

— Слушай, что я тебе сейчас скажу! Я убил огонь, потому что ты обещал мне, что вы сдадитесь. Не вздумай нарушить свое обещание! Если ты хоть чуть-чуть уклонишься от данного слова, я зажгу его опять и погашу не раньше, чем все амулеты полностью сгорят. Эти мои слова имеют ту же силу, как если бы я произнес их, держа в руках трубку клятвы!

— Мы сдаемся, сдаемся! — уверял он, дрожа от страха. — Я получу мои амулеты обратно?

— Да.

— Как скоро?

— В тот момент, когда мы вам снова дадим свободу, не раньше. До тех самых пор мы будем с вами хорошо обращаться, но уничтожим немедленно, если вы сделаете попытку освободиться сами. От тебя я требую следующее: ты остаешься у нас, отдаешь нам оружие и будешь связан. Согласен?

— Я сделаю это, но не потому, что ты меня убедил, а только из-за того, что у тебя в руках мои амулеты!

— Апаначка возвратится обратно к вашим воинам и сообщит им о нашем решении. Они сложат вот здесь, где мы сейчас стоим, свое оружие и по одному подойдут к воинам, которые свяжут им руки. Ответь как вождь: они сделают это?

— Сделают, потому что амулеты их вождя для них столь же священны, как и их собственные.

— Отлично! Они страдают от жажды и сейчас получат воду, потом мы напоим их лошадей и покинем это место, чтобы отправиться туда, где больше воды. Если вы будете послушны и хорошо себя поведете, то мы откажемся от излишней строгости в обращении с вами, вернем лошадей, оружие всем или, по крайней мере, некоторым из вас. Как видишь, с тобой я готов обойтись мягче, чем с Нале Масиуфом. Ты понял?

— Да. Я вынужден пойти на это, чтобы спасти мои амулеты, а с ними — душу!

— Тогда Апаначка может идти. Даю ему четверть часа, если по истечении этого времени команчи не начнут один за другим сдавать оружие, твои амулеты будут сожжены.

Юный вождь поднялся со своего места и, шагнув ко мне, сказал:

— Я много слышал об Олд Шеттерхэнде. Он — самый великий из всех бледнолицых. Никто не в состоянии противостоять его уму и силе, это мы знаем по себе. Апаначка был его врагом, но он рад познакомиться с ним и, если останется жив, станет навсегда его другом!

— Останется жив? Но жизнь тебе уже подарили!

Тогда он ответил, гордо выпрямившись:

— Апаначка не ребенок и не баба, а воин, и он не допустит, чтобы кто-то дарил ему жизнь!

— Что ты хочешь этим сказать? Что намерен теперь делать?

— Это ты узнаешь, но не сейчас, а немного позже.

— Ты собираешься оказать нам сопротивление?

— Нет. Я твой пленник, как и остальные воины команчей, и не буду ни сопротивляться, ни пытаться бежать. Но Олд Шеттерхэнд и Олд Шурхэнд никогда не смогут сказать обо мне, что я обязан жизнью страху другого вождя за свои амулеты. Апаначка знает, что такое честь и гордость мужчины!

Он повернулся и не спеша пошел прочь.

— Уфф! — сорвалось с губ Виннету.

В его голосе звучало нескрываемое восхищение. Если молчаливый апач не смог на этот раз сдержать обуревавшие его чувства, значит, для этого имелся весьма серьезный повод. Мои глаза также не отрываясь следили за этим храбрым юным воином, буквально с первого взгляда обратившим на себя мое внимание, поведение которого говорило о далеко не ординарном образе мыслей. Я, как и Виннету, догадывался о его намерениях.

Вупа-Умуги также поднялся, медленно и тяжело, будто на плечи его вдруг лег тяжелый груз. И тот упрек, который он, безусловно, должен был себе сделать за то, что он, верховный вождь найини-команчей, был вынужден сдаться без малейшего сопротивления своим врагам, людям, которых он сам собирался уничтожить, также стал для него тяжким грузом, от которого он едва ли сможет избавиться до конца жизни. Пошатываясь, он шел между нами, когда мы возвращались к своим людям после того, как я снова спрятал у себя его амулеты. Там он безропотно дал себя связать.

Разумеется, Олд Шурхэнд был первым, с кем я поделился результатами переговоров. Потом меня немедленно взял в оборот Генерал. Услышав, что я говорю Олд Шурхэнду, он начал рассыпаться в безудержных похвалах, которые я холодно отклонил. При этом его глаза жадно уставились на мое ружье, на что я тогда не обратил внимания, забегая вперед, скажу, что впоследствии мне еще пришлось об этом пожалеть. Затем он тихо спросил:

— Меня ужасно интересуете вы и все, кто имеет к вам отношение, в частности, Олд Шурхэнд. Это его настоящее имя?

— Полагаю, что нет, — ответил я.

— А как его зовут на самом деле?

— Этого я не знаю.

— Но вам известны его родственники?

— Нет.

— И вы не знаете, откуда он?

— Если для вас так уж важно это выяснить, то я могу дать вам хороший совет.

— Какой?

— Спросите у него самого. Может быть, вам он это скажет. Мне он ни о чем таком никогда не говорил, и у меня не было желания допытываться об этом.

Сказав это, я повернулся и отошел в сторону.

Теперь мы ждали, станут ли команчи сдаваться. Первым появился, однако, не краснокожий, а белый, и это был Олд Уоббл. Он прибыл на лошади. Около меня он остановился, спешился и, протягивая мне руку, как ни в чем не бывало, заорал:

97
{"b":"18384","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Добрый волк
Данбар
Мег. Первобытные воды
Чудо-Женщина. Вестница войны
Дочь убийцы
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Корона из звезд
Ореховый Будда
И все мы будем счастливы