ЛитМир - Электронная Библиотека

— Добро пожаловать, сэр! Считаю своим долгом пожать вашу руку, спасибо за то, что вы пришли. Страшно волновался за исход всего этого дела. Но зато теперь снова все в порядке, this is clear!

— Ну нет, далеко не все и совсем не ясно! — ответил я, сделав вид, что не вижу его руку. — Я больше не желаю иметь с вами никаких дел!

— Как? О! Почему?

— Потому что вы, несмотря на ваш почтенный возраст, всего лишь глупый, вздорный мальчишка, от которого должен держаться как можно дальше каждый серьезный и отдающий себе отчет в своих действиях мужчина. Убирайтесь прочь с моих глаз!

Я отвернулся от него так же, как некоторое время назад от Генерала, и он побрел сначала к Олд Шурхэнду, потом к Паркеру и Холи, но они также не стали с ним разговаривать. Он так и стоял один, пока к нему не присоединился Генерал.

Но вот один за другим, поодиночке, как я от них и требовал, начали подходить команчи. Возможно, мнение Апаначки имело для них столь огромное значение, а может быть, они и сами пришли к выводу, что сопротивление ни к чему хорошему не приведет. Каждого из них обыскивали, чтобы убедиться, не спрятал ли он оружия, после чего крепко связывали. Среди них не оказалось таких, у кого бы нашли что-нибудь подозрительное. Все, что хотя бы отдаленно напоминало оружие, они сложили в кучу около своих лошадей. Сейчас, когда они, связанные, лежали друг около друга на земле — сто пятьдесят храбрых, бессовестных и не знающих пощады к врагам индейцев, вышедших на тропу войны, чтобы грабить и убивать, — только сейчас нам стало ясно, какой опасности, какой страшной участи нам удалось избежать.

Сказав, что все команчи лежали на земле, я допустил одну неточность — все, за исключением Апаначки, который пришел последним. Я знаком показал апачам, что его не надо связывать, так они и сделали. Когда был связан последний из команчей, юный вождь подошел ко мне и сказал:

— Олд Шеттерхэнд прикажет связать меня, как и остальных?

— Нет, — ответил я, — для тебя мне хочется сделать исключение.

— Почему именно для меня?

— Я испытываю доверие к тебе, ты не такой, как другие сыновья команчей, которым ни в чем нельзя верить.

— Но разве ты меня знаешь? Сегодня ты увидел меня в первый раз!

— Это так, но тем не менее я тебя хорошо знаю. Твое лицо и твои глаза не могут лгать. Ты можешь оставить при себе свое оружие и несвязанным ехать рядом с нами, если дашь мне обещание не предпринимать попыток к бегству.

Виннету и Олд Шурхэнд стояли рядом со мной. По лицу Апаначки скользнула радостная улыбка, но он ничего не ответил.

— Ты обещаешь мне это? — спросил я.

— Нет, этого я обещать не могу.

— Значит, ты хочешь бежать?

— Нет.

— Тогда почему ты не можешь дать мне обещание?

— Потому что мне незачем бежать. Я в любом случае или стану свободным, или погибну, если Олд Шеттерхэнд и Виннету в самом деле такие благородные и честные воины, какими я их считаю.

— Я догадываюсь, что ты имеешь в виду, однако прошу тебя высказаться яснее.

— Хорошо, я скажу. Апаначка не трус, который сдается без сопротивления. Вупа-Умуги, конечно, может отказаться от борьбы от страха за свои амулеты, но про меня никто не сможет сказать, что я испугался. Ради своих и его воинов я согласился на то, чтобы они сложили оружие, но в глубине души исключил себя из их числа. Апаначке нельзя подарить ни жизнь, ни свободу, тем, что у него есть, он обязан не чьей-либо милости, а только самому себе. Я хочу драться!

Именно это мы с Виннету и предполагали. Этот юноша мог любого заставить уважать себя. Он вопросительно посмотрел на нас и, поскольку мы задерживались с ответом, добавил:

— Если бы мои слова услышали трусы, они отмахнулись бы от меня, но я имею дело с храбрыми и знаменитыми воинами, которые могут меня понять.

— Да, мы тебя хорошо понимаем, — ответил я.

— Значит, вы даете свое согласие?

— Да.

— Подумайте хорошенько: согласие может стоить жизни одному из вас.

— Ты думаешь, у нас меньше мужества, чем у тебя?

— Нет, но я хочу быть честным и поэтому обращаю на это ваше внимание.

— Это доказывает, что мы не ошиблись в Апаначке. Он может сказать нам, как он представляет себе этот бой за свободу и жизнь? С кем хочет он помериться силами?

— С тем, кого он изберет.

— Хорошо. Ты можешь сам выбрать себе противника. Каким оружием вы будете драться?

— Это решать вам.

— Мы предоставляем это тебе.

— Олд Шеттерхэнд великодушен…

— Вовсе нет. Мы — победители и хорошо знаем силу каждого из нас. Естественно, мы считаем неприемлемым использовать это свое преимущество для того, чтобы подобрать тебе противника, о котором мы заранее будем знать, что он тебя одолеет.

— Одолеет? Но Апаначка еще не встречал человека, который смог бы его победить.

— Тем лучше для тебя. Осталось определить вид и правила схватки. Это мы тоже предоставляем тебе. Выбирай!

— Тогда я выбираю нож. Левые руки противников должны быть связаны вместе, а в правой руке у каждого будет нож. Драться насмерть. Олд Шеттерхэнд не против таких условий?

— Нет. Ты уже наметил кого-нибудь в противники?

— А ты согласишься, если я назову тебя?

— Да.

— А Виннету?

— Я тоже, — ответил апач.

Лицо команча озарилось радостной улыбкой, он сказал:

— Апаначка гордится тем, что два самых знаменитых воина Запада готовы с ним драться. Сочтут ли они его трусом, если он предпочтет сделать выбор не из их числа?

— Нет, — ответил я, — у тебя могут быть свои основания для этого.

— Благодарю тебя. Виннету и Олд Шеттерхэнд слывут непобедимыми воинами, и если я избегаю противоборства с ними, то кто-то может подумать, что мне недостает мужества. Но в моих глазах эти двое вестменов — почти боги, которых я недостоин коснуться, они — друзья всех краснокожих и белых воинов. Если один из них падет от моего ножа, это будет потеря, которую ни я и никто другой не сможет восполнить. Вот почему мой выбор не пал ни на белого охотника, ни на вождя апачей-мескалерос.

— Так выбери себе кого-нибудь другого!

Его взгляд скользнул по рядам апачей, миновал Олд Уоббла, Паркера и Холи и остановился на Олд Шурхэнде.

— Апаначка — вождь и не может биться с рядовым воином, — сказал он, немного помолчав. — Кто этот бледнолицый, что стоит рядом с вами?

— Его имя Олд Шурхэнд, — ответил я.

— Олд Шурхэнд? Я много о нем слышал. Он силен, опытен и смел. Его я могу взять себе в противники, и при этом меня никто не сможет заподозрить в том, что я выбираю заведомо слабого противника, он примет мой вызов?

— Я его принимаю, — ответил Олд Шурхэнд, ни секунды не колеблясь.

— Апаначка повторяет: драться будем насмерть!

— Не нужно ничего повторять. Я знаю, что это не игрушки. Апаначка может сказать, когда начнется бой?

— Я хочу, чтобы он начался прямо сейчас. Олд Шеттерхэнд согласен?

— Да, — ответил я.

— Тогда у меня есть одна просьба.

— Говори.

— До сих пор условия ставил я. Поэтому мой противник должен иметь преимущество.

— Какое именно?

— Он может сделать первый порез. Он не почувствует моего ножа, пока меня не коснется его оружие.

Тут вмешался Олд Шурхэнд:

— С этим я не согласен! Никто не должен иметь такого права.

— Это правильно, — согласился я, — никто не должен иметь преимущества. Апаначка может пойти и принести свой нож.

Его оружие лежало там же, где и ружья и ножи остальных команчей. Он пошел за ним.

— Славный парень! — сказал, глядя вслед Апаначке, Олд Шурхэнд. — Он достоин уважения, и, откровенно говоря, мне он даже понравился. Жаль его, очень жаль!

— Почему?

— Потому что я буду вынужден его зарезать.

— Хм! Вы до такой степени уверены в себе?

— Я так считаю, хотя слепой случай может все повернуть, как ему будет угодно.

— Совершенно справедливо. И я прошу вас не забывать об этом. Физически он очень силен.

— Ну, что касается силы, то полагаю, что я вполне в состоянии с ним потягаться. Не так ли?

98
{"b":"18384","o":1}