ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот на такой именно случай и рассчитывал тот пеон из Сальты, которого немцам рекомендовал Родриго Серено. Местности этот человек толком не знал, так что и проводником его в настоящем смысле этого слова назвать нельзя было никак. Он вел своих нанимателей уже полдня, неожиданно делая резкие повороты то влево, то вправо, а потом снова влево, вправо, и все сначала… В одном надо отдать ему должное: он очень внимательно осматривал окрестности, правда, делал он это потому лишь, чтобы не открылась вдруг его некомпетентность. Как только он натыкался на следы, оставленные копытами лошади какого-нибудь случайно занесенного сюда всадника, лицо его тотчас принимало выражение крайней озабоченности и важности, но как только он понимал, что это все-таки еще не тропа, опять тушевался и сникал.

Доктор Моргенштерн, погруженный в свои мысли, не замечал никаких странностей в поведении проводника, но от зоркого глаза Фрица это не ускользнуло. В конце концов он счел необходимым сказать своему господину по-немецки:

— А вам не кажется, что этот малый не слишком-то хорошо знает эти места?

— Нет, не кажется, а что?

— Присмотритесь к тому, как он себя ведет. То суетится, а то напряжен, как будто его судорога сводит, — так ведут себя обычно люди, не очень уверенные в себе, и именно поэтому мы все время мечемся в разные стороны.

— Это я заметил, но мы же всегда возвращаемся на то место, откуда уехали, если направление взято неверно.

— Да вот то-то и оно, что кружим без всякого толку, нет, этот дядя определенно заблудился, вот что я вам скажу.

— Это в высшей степени неприятно, или «инамоэнус», как говорили в Древнем Риме. Если этот человек назвался проводником, то он обязан знать дорогу.

— Логичное предположение, но дело в том, что мы-то имеем дело с человеком, который и не подозревает, что существует на свете логика. Ну вы присмотритесь к нему повнимательней! Он же совершенный дикарь.

Это было верное наблюдение. Лицом пеон был диковат, можно было даже, пожалуй, сказать, что в его внешности присутствовало нечто разбойничье.

Они подъехали к месту, с которого перед ними открылись, две неширокие долины — слева и справа. Проводник остановился, осмотрелся и наконец дал понять, что надо свернуть, чем переполнил чашу терпения Фрица. Он отбросил прочь все приличия и заорал:

— С какой стати? Вы что, потеряли дорогу?

— Как вы можете так думать, сеньор? — виноватым тоном стал оправдываться пеон. — Я же знаю, где мы находимся.

— О, вот в этом я нисколько не сомневаюсь. Вы, так же, как и мы, прекрасно знаете, что мы находимся в Андах, но в каком именно их пункте, вы нам сказать вряд ли сможете.

— Я знаю эту дорогу, как свои пять пальцев, и еще ни разу в жизни не заблудился, — поняв, что терять ему уже нечего, с отчаянным нахальством заявил проводник.

— Ах, вот как! Значит, вы до сих пор считали, что просто не способны заблудиться. Так вот: должен вас огорчить — такими способностями вы все же обладаете, и, должен заметить, вы — редкий путаник!

— Вы хотите меня унизить, сеньор! — вскипел «кабальеро». — В таком случае, я возвращаюсь!

— А вот это у вас, мой милый, вряд ли получится!

— Почему это?

— А потому, что мул, на котором вы, сеньор, имеете честь восседать, принадлежит не вам, а нам.

— А я вот возьму и не верну его вам!

— Не говорите глупостей! Или вы не видите, что мы вооружены? В здешних местах не принято задавать вопросы о том, кто и почему стреляет, да будет вам известно. Обещаю, что непременно пошлю вам вслед пулю, как только вы повернете своего мула обратно. Я не шучу, учтите. Так что вперед, любезный, только вперед!

Пеон счел за лучшее не связываться с этим не в меру горячим немцем и направил своего мула в долину, лежащую слева. Доктор Моргенштерн и Фриц — за ним.

Долина имела множество изгибов и заканчивалась узким глубоким ущельем, которые в Северной Америке называют каньонами.

Пеон придержал своего мула, поняв, что в этих местах он никогда раньше не бывал и ущелья этого в глаза не видел. Поразмыслив несколько минут над тем, что же ему делать дальше, решил, что самое разумное в его положении — честно сознаться немцам в своей ошибке. Подъехав к ним, он сказал:

— Сеньоры, мы поехали в неверном направлении. Надо было ехать прямо, а не сворачивать влево. Необходимо вернуться!

— Старая песня! Так я и думал! — недовольно пробурчал Фриц. — Но теперь-то вы хоть знаете, какое направление — верное?

— Да! Дело в том, что мы слишком сильно взяли влево, нам надо вернуться и повернуть направо.

— Если это так, то я буду очень рад, потому что мне кажется, что…

Он замолчал, потому что издалека донесся какой-то неясный шум.

— Что это? — спросил Фрица доктор Моргенштерн. — Как ты думаешь?

— Я пытаюсь понять… Похоже на стук копыт…

— Значит, я вывел вас на правильную дорогу! — воскликнул пеон, повернув к спутникам просиявшее лицо.

— Если даже так, то вышло это совершенно случайно, — охладил его Фриц. — Вы, как я теперь понимаю, с самого начала вели нас наобум. Надеюсь, теперь-то мы, наконец, узнаем, в какой части Нового Света находимся.

Доктор Моргенштерн, Фриц и пеон находились в этот момент в таком месте, где ущелье в очередной раз изгибалось. Из-за поворота показались трое всадников. Первый, судя по его обличию, был аррьеро, или погонщик мулов. За ним шел тяжело навьюченный мул. Второй всадник, следовавший за этим мулом, имел внешность довольно редкую для Аргентины — он был светловолос и сероглаз, высок ростом, хотя одет так же, как одевается большинство жителей Латинской Америки. Третий, заключавший эту небольшую процессию, по виду, также как и первый, был типичный аррьеро. Догадаться о том, что это за компания, не составляло особого труда: скорее всего, путешествующий блондин, возможно, прибывший в Аргентину из Европы, нанял этих двух аррьеро в качестве проводников, вот и все. Еще несколько минут, и эта догадка скорее всего подтвердится или будет слегка откорректирована, но ни в коем случае не опровергнута, думал про себя Фриц, спокойно разглядывая встречных.

— Кого я вижу! — воскликнул вдруг аррьеро, ехавший последним. — Это же Мальсесо, пеон сеньора Родриго Серено из Сальты!

— Да, это я! — ответил несколько растерянно пеон. — А откуда вы меня знаете?

— Я бывал у вашего хозяина не раз, там видел вас и узнал, как вас зовут. А вы нанялись проводником к этим сеньорам, которые с вами?

— Да, я у них проводник.

— О небо! Как же вы решились на это? Не всякий аррьеро возьмется за такую работу.

— Я знаю горы гораздо лучше, чем вам кажется! — ответил пеон заносчиво. — Во всяком случае, не хуже вас! А кроме того, мы не собирались идти через перевал

— Ах, вот оно что! Так вы путешествуете только по эту сторону Анд! Тогда, конечно, другое дело! Но учтите, вы уже миновали Пуну и вышли на дорогу, которая ведет на Пуну браву, но в совершенно безлюдное место Могу я спросить, куда же вы все-таки хотите попасть?

— Туда, куда и направляемся В Салину-дель-Кондор.

— В Салину? Как и мы! И вы, значит, думаете что едете именно туда?

— Ну конечно!

— Вы ошибаетесь, сеньор! Мы едем из Перу в Сальту И следовательно вы находитесь на неверном пути.

— Вы в этом уверены?

— Разумеется! В этих местах всего две дороги. Одна — та, на которой мы (с вами сейчас находимся а другая начинается в Чили, проходит мимо Салины-дель-Кондор и сливается с этой в том месте, которое вы миновали полдня назад.

— Мне это известно!

— Да? И вы не заметили, что заблудились? Когда вы отправились в путь?

— С восходом солнца.

— Сначала вы шли в верном направлении, но странно, что несмотря на это, все же пропустили го место, где дороги сливаются. Там вам надо было свернуть влево, а вы поехали прямо.

— Так я и думал! — вмешался Фриц. — Мы сделали огромный бесполезный крюк зря потратили, наверное три четверти дня.

— Нет гораздо меньше сеньор, — мягко перебил его аррьеро. — Дорога, которая вам нужна, проходит отсюда строго на запад. Если вы будете придерживаться направления на солнце то часа через три выедете на нее.

103
{"b":"18386","o":1}