ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Назад! — сказал гамбусино. — Ничего не получится

— Как это «не получится?» — изумился капитан Пелехо — Почему?

— А вы не догадываетесь о том, кто перерезал ремни, связывавшие наших пленников?

— Нет. А кто?

— Отец-Ягуар собственной персоной, вот кто!

— Не может быть! Это какая-то ошибка!

— Никакой ошибки! Я видел его людей собственными глазами и слышал его голос собственными ушами. Надо как можно скорее уходить отсюда, причем не бежать сломя голову, а уходить осторожно, потихоньку. Этот человек может напасть на нас в любой момент.

— Бросьте! У страха глаза велики.

— Как? Вы в это не верите? Но почему?

— Судя по всему, у него была одна-единственная цель — освободить наших пленников, если бы он замышлял что-то иное, то, можете не сомневаться, давно бы это сделал.

— Вполне возможно, что вы и правы — на это раз у него была только одна цель, но кто может поручиться, что это так? Я все же знаю его несколько лучше, чем вы, и поэтому не могу себе позволить быть беспечным, это может слишком дорого обойтись всем нам, не только мне одному. Он меня тоже знает, правда, гораздо хуже, чем я его, впрочем, дело здесь вовсе не в том, знакома ли ему моя внешность, а в том, что мы с. ним заклятые враги. Я уверен, что он тоже узнал мой голос. А раз так, он начнет преследовать меня, чего бы ему это ни стоило.

— Что вы хотите в связи с этим предпринять?

— То, что подсказывает мне здравый смысл. Как можно быстрее свернуть наш лагерь и убраться подальше от этих мест. Скоро рассветет, и к вечеру наступающего дня нам лучше быть на безопасном расстоянии от Отца-Ягуара.

— А мне кажется, что вы преувеличиваете эту опасность. Ну с какой стати Отцу-Ягуару рисковать, нападая на нас?

— Но я же уже объяснял вам, что знаю отлично натуру этого человека. Так вот, исходя из своего опыта общения с ним, я повторяю еще раз, специально для вас, сеньор капитан: для Отца-Ягуара и большинства его людей не существует понятия риска как такового вообще, поймите же вы наконец.

Тут решил вставить свое слово и вождь абипонов:

— Если Ягуаром вы называете того, кто освободил пленников, я тоже скажу, что нам лучше уйти. И я знаю Ягуара. Только он мог так дерзко и хитро освободить пленников. Однажды я проклял его, пожелал ему смерти, и он об этом знает. Верно говорит гамбусино, надо уходить, здесь нам негде укрыться в случае нападения. Найдем другое место для лагеря, более удобное для того, чтобы отбиваться.

К этому уже нечего было добавить, а тем более что-то возражать на такие слова. Они стали седлать своих лошадей, и только тут заметили, что исчезли четыре лошади из резервных и оба тюка, принадлежавших пленникам. Но у них было еще достаточно много свободных лошадей, их хватило всем, и скоро они тронулись в путь, выстроившись на индейский манер — цепочкой: всадник за всадником, один в затылок другому.

Прогалина в зарослях становилась постепенно все шире и шире. Вообще говоря, углубляться в такие прогалины бывает порой опасно, очень часто они заканчиваются тупиком, и лучше ловушки нарочно не придумаешь. Но вождь Бесстрашная Рука хорошо знал эти места и не мог ошибиться. Вскоре они выехали в пампу. Здесь все всадники спешились и без какой-либо специальной команды образовали круг. Все понимали, что надо посоветоваться, обсудить создавшееся положение.

Этот импровизированный военный совет открыл вождь Бесстрашная Рука:

— Отец-Ягуар в темноте не мог видеть, в каком направлении мы уехали. Здесь мы в безопасности. Пусть сначала белые сеньоры выскажут все, что им хочется сказать о том, что нам делать дальше.

— Но только не надо слишком затягивать эти разговоры, — заметил гамбусино.

— Я поражен тем, до чего вы боитесь этого Отца-Ягуара, — снова начал подначивать гамбусино капитан Пелехо. — А не могло вам померещиться, что он был там со всем своим отрядом? А если был кто-то другой? В темноте, знаете ли, можно и обознаться, как говорится, все кошки серые.

— Отец-Ягуар в любой операции, которую проводит, всегда берет на себя самое трудное, и я уверен, что пленников освобождал именно он.

— В таком случае, он мог видеть всех нас и слышать то, о чем мы разговаривали у костра.

— Дьявол! Так, так так… Пленники были привязаны к деревьям у нас за спиной. Оттуда, из-за деревьев, всех нас было, безусловно, отлично видно. Ко мне лично это относится меньше, чем к другим: мое лицо ведь было под шляпой Хотя теперь это уже не имеет никакого значения, раз меня выдал мой голос.

— Даже если он и не узнал вас по голосу, у него среди нас есть еще одна мишень — я, — произнес вождь абипонов.

— А из-за чего вы с ним враждуете? — спросил все еще не удовлетворивший свое любопытство Пелехо.

— Это было, когда мы вели очередную свою войну с племенем камба, а он тогда находился среди них. И однажды пришел к нам в качестве парламентера, чтобы договориться о перемирии. Но для этого надо было кое-чем из трофеев пожертвовать, а нам этого не хотелось, и мы отослали Отца-Ягуара обратно ни с чем Он ушел в гневе, а тут еще один из нас послал ему вслед отравленную стрелу, но она застряла в его куртке Потом мы убили двух вождей камба и всех до одного мужчин, многих стариков, не щадили и детей. А женщин увели с собой. Тогда он стал во главе другого клана камба и пошел на нас

— И кто же победил?

— Он. Ягуар владеет любым видом оружия лучше всех, кого я знаю Его гнев вдохновлял камба, и они тоже сражались, как звери, а он очень толково руководил ими Они отобрали у нас обратно все, что мы отняли сначала у них С тех пор мы с Отцом-Ягуаром и стали смертельными врагами. Поэтому нам нужны ружья и порох, мы должны доказать этим ничтожным камба, что абипоны — воины, а не мокрицы, а они без белого вождя — жалкие трусы Если вы предоставите нам ружья и порох, то приобретете очень верных и надежных союзников на долгие времена.

— Вы получите то, что просите.

Тут нашел что вставить в разговор молчавший до сих пор Антонио Перильо:

— Если бы у него даже и не было причины враждовать с вами, повод для этого появился бы немедленно, как только он встретился бы со мной. Вы знаете про то, что случилось на корриде в Буэнос-Айресе он унизил не только меня, но и других эспад Если он попадет мне в руки, пусть не рассчитывает на снисхождение, тем более, что он еще и сторонник генерала Митре…

— Я много слышал об этом человеке, — сказал капитан Пелехо, — но никогда не имел с ним никакого дела. Поэтому, сеньоры, я и задаю вам так много вопросов. А кроме того, я уверен, что Отец-Ягуар пойдет по нашим следам в любом случае, даже если причины, по которым он ненавидит кого-то из вас лично, вдруг почему-то станут для него несущественными. Однако сделать это ему будет не так-то легко и просто.

— Почему? — спросил гамбусино.

— Следы в пампе быстро исчезают.

— Вы в самом деле так думаете, сеньор? В таком случае должен вам сказать, что вас никак нельзя заподозрить в том, что вы — опытный следопыт. Уверяю вас, для Отца-Ягуара не представляет особого труда даже на траве пампы прочесть суточной давности следы от копыт лошадей. Его ни в коем случае нельзя недооценивать: этот человек умеет видеть, что называется, на три метра под землей. Он умеет читать все, что написано на любых предметах, деревьях, камнях, даже на облаках. Я надеюсь, вы понимаете, что слово «написано» я употребляю не в буквальном его смысле.

— Значит, те, кого он искал, проскакали перед его взором на облаках, — нарочито напыщенным тоном сказал капитан, искренне веселясь при этом.

Но гамбусино не принял его иронии.

— Вы ничего не поняли! — довольно нервно сказал он. — Вам известно, что движение облаков зависит от направления ветра?

— Представьте себе, известно.

— Ну тогда попробуйте сделать логический вывод из этого факта и моих слов. Сеньор, у меня нет ни времени, ни, откровенно говоря, охоты рассказывать вам о приключениях, в которых Отец-Ягуар доказал, что читать любые следы где угодно он умеет отлично, тем более, что подобные приключения с его участием, я чувствую, нам с вами еще предстоит пережить вместе.

47
{"b":"18386","o":1}