ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я что-то не совсем понимаю, в какой мере элементарная хитрость может оказаться хорошо продуманным маневром? И как тут можно отличить одно от другого? — удивился Херонимо.

— Возможно, они хотят снова войти в лес в совершенно другом месте, через другую прогалину, потом обойти нас со спины и неожиданно напасть.

— Да, такое вполне вероятно. Они приняли твоего соотечественника за полковника Глотино, и не в их интересах упускать его. Ты полагаешь, они могут напасть на нас после того, как заметят, что мы покинули свой лагерь, да?

— Может быть, да, но, возможно, что и нет.

— Ты знаешь, я хвастаться не люблю, но тут как раз тот самый случай, когда я должен сказать, что они будут представлять для нас опасность, только если нападут внезапно. Наши пули все же всегда бьют точнее их стрел.

— Если они и в самом деле захотят напасть на нас, то, мне кажется, все-таки не сделают это открыто. Но мы, однако, не должны успокаиваться на этот счет. Знаешь, мне все больше кажется, что эта компания вернулась специально для того, чтобы убедить нас, будто они двинулись к Пальмовому озеру.

— Но разве они способны действовать настолько обдуманно?

— Обдуманно, говоришь? Я бы не назвал умным того, кто держит меня за дурака. Они же знают, что доктор и его слуга прекрасно слышали, о чем они говорили, и, естественно, не один, так другой расскажет нам все.

— То есть, если я тебя правильно понял, ты считаешь, что нам надо двигаться и дальше в том же направлении, которое здесь прерывается, не возвращаясь по их следу назад?

— Нет, мы вернемся, но не так, как они, вероятно, ожидают. Я должен узнать, что они замышляют, и буду ехать по их следу так долго, пока не пойму, где тут собака зарыта. Если хочешь, можешь сопровождать меня.

Он созвал своих людей и объяснил им суть сложившегося положения. После этого они с Херонимо пустили лошадей галопом по следу индейцев. Ни разу не потеряв этого следа, они, в конце концов, оказались возле той самой прогалины в лесу, которой воспользовался противник… Здесь спешились. Огляделись. Никаких примет стоянки не было заметно, но следы лошадиных копыт вели к реке. Отец-Ягуар снова стал всматриваться в них, хотя за утро он делал это уже столько раз, что, кажется, мог бы узнавать следы каждой лошади в отдельности. Но ему не давала покоя эта странность маршрута, и он сосредоточенно искал какую-нибудь зацепку, подтверждающую или опровергающую его предположения. Наконец он сказал Херонимо:

— Если бы они собирались преследовать нас, то здесь непременно повернули бы налево и дальше пробирались бы вдоль границы леса обратно. Но этого они не сделали, а перешли реку. Значит, вывод напрашивается такой — они озабочены прежде всего тем, чтобы одурачить нас. Что очень глупо и самонадеянно с их стороны!

— Да уж, это совсем не комплимент для нас. Парни, видно, плохо понимают, с кем дело имеют. Как можно надеяться нас провести, если мы постоянно видели перед собой их следы?!

— А знаешь, Херонимо, ты ведь, дружище, не совсем прав, следы мы видели не постоянно… Вернее, не должны были бы видеть постоянно. Ведь мы вынуждены были скакать с гораздо меньшей скоростью, чем они, останавливались на ночь, а они выступили еще в темноте. Кроме расстояния, нас разделяет очень большой отрезок времени, а за это время следы должны были бы исчезнуть. Они, однако, не исчезли. Нет, эти заговорщики явно хитрее, чем можно подумать, и, знаешь, никогда не стоит недооценивать противника. Но в конце концов, все это — игры, цель которых опять же задержать нас, а вот серьезный интерес у них один — поскорее добраться до Пальмового озера. Ну, тут мы еще посмотрим, у кого это быстрее получится. Возвращаемся!

Как только они добрались до своих, то объяснили им, что немедленно выступают к Пальмовому озеру с остановкой у источника, называемого заговорщиками «источником Пиявок», что находится в полутора днях пути верхом на северо-запад.

В дороге Отец-Ягуар то и дело посматривал на доктора Моргенштерна: его беспокоила бросающаяся в глаза неловкость тщедушного всадника. Но тот, однако, не показывал виду, что ему трудно, мужественно сносил все тяготы пути. За весь переход, до самой остановки на ночь ученый ни разу не пожаловался на усталость, если он и не обладал мастерством наездника, то, что называется, «держать удар» умел. Но когда пришло время слезать с лошади, он не смог этого сделать самостоятельно, от постоянной скованной позы в седле все мышцы доктора свело, и он напоминал теперь большого оловянного солдатика. Все испытывали к маленькому зоологу чувство жалости, но одновременно многих распирало изнутри и желание расхохотаться, самые рослые молодые парни, изо всех сил сдерживая смех, вынули ученого из седла и поставили на землю. Но стоять он не смог — тут же все такой же, в буквальном смысле слова, несгибаемый, он рухнул навзничь на землю, ударившись затылком. Но не больно, благо, что под ногами у них теперь был песок — они вступили в район пустыни.

Отец-Ягуар был искренне восхищен мужеством своего маленького соотечественника и с искренним участием спросил его:

— Ну почему же вы не сказали мне, что испытываете такие мучения? Мы бы ехали помедленнее.

— Благодарю вас, герр Хаммер, — ответил доктор Моргенштерн, с огромным трудом пытаясь перейти из лежачего положения в сидячее. — Благодаря этой скачке я сделал одно ценное для науки наблюдение: чем быстрее скачут наши лошади, тем меньше трясет всадников в седле. Кроме того, должен вам сообщить, что я взял на себя моральное обязательство не доставлять вам особых хлопот, поэтому жаловаться на что-либо с моей стороны — просто неприлично. И потом, я сгораю от нетерпения поскорее добраться до того места, где вы видели останки доисторической гигантской лягушки. Мои ноги, как вы, должно быть, заметили, сильно затекли, но, я думаю, скоро наступит улучшение, по-латыни «эмендатацио».

Улучшение наступило действительно довольно скоро, и даже без помощи дона Пармесана, на предложение услуг которого доктор Моргенштерн ответил решительным «нет».

Люди поужинали вяленым мясом и легли спать, а вот лошадям пришлось довольствоваться одной лишь водой, да и то в небольшом количестве, поскольку ее запасы были уже на исходе, а вокруг не росло ни травиночки. Спать легли рано, чтобы подняться с рассветом. И снова, едва забрезжило утро, они неслись по однообразному песчаному морю, которому, казалось, не будет ни конца, ни края… Но вот на горизонте выступила темная полоса. Отец-Ягуар, заметив ее, сказал:

— Вот там он и находится, этот источник Пиявок. Должно быть, человек, который обозвал его так, был чем-то сильно раздражен, но нам нечего об этом думать, главное, что там есть вода, а возле нее деревья, кусты, трава.

Отец-Ягуар хорошо знал, что говорил. Оказавшись в те времена в тех местах, напоминавших пустыню, можно было поневоле вспомнить Сахару, но там, где была вода, вы попадали в райский сад, ну, по крайней мере, в джунгли Бразилии. Кстати говоря, оазисы, поросшие буйной тропической растительностью, в Гран-Чако вовсе не редкость.

Именно таким оазисом, по форме напоминающим неправильный, но все-таки круг, и была территория вокруг источника Пиявок. Диаметр круга составлял несколько тысяч шагов, как это принято считать у путешественников. В центре оазиса было небольшое озерко с чистейшей водой, а источник, из которого оно наполнялось, бил из земли на краю леса. Прокладывая себе путь к озерку, вода вырыла в земле неглубокую канавку, в которую сваливались сухие листья, лепестки цветов, всякий другой лесной мусор. Это была прекрасная питательная среда для пиявок, они здесь водились действительно в несметном количестве. А вот в озерке не было ни одной пиявки, но зато много рыбы.

На ветвях деревьев, росших вдоль канавки, обитало такое множество певчих птиц, что их хор едва не заглушал голоса людей из экспедиции Отца-Ягуара, когда они вступили под своды благоухащих цветущих деревьев оазиса.

Все сразу бросились к озерку, стали взахлеб поглощать его необыкновенно вкусную воду, потом напоили лошадей. Точнее сказать, все, кроме одного человека — дона Пармесана, который был поглощен созерцанием суетливой деятельности обитательниц канавы — пиявок.

51
{"b":"18386","o":1}